Поезд-беглец в таёжной глуши

Автор: Maks Окт 2, 2019

Когда в 1974 году делегаты съезда ВЛКСМ торжественно поклялись построить Байкало-Амурскую магистраль, он еще не знали, что будут прокладывать не новую, а тянуть старую дорогу. Ведь БАМ начали строить задолго до их рождения — в 1932 году. Правда, в отличие от энтузиастов и романтиков «эпохи застоя», сталинские строители ехали туда совсем не по своей воле.

Строительство БАМа в 1970-х стартовало резво, и уже в первые месяцы «железка» врезалась в тайгу на сотни километров. Когда железнодорожники пришли рубить непролазную тайгу в Амурской области, местные жители огорошили их известием, что у них уже есть железная дорога. И по ней даже курсирует поезд. Правда, никто из них никогда не был его пассажиром.

Сталинский БАМ

Задача связать европейскую Россию и ее восточные окраины перед властями была поставлена еще в XIX веке.

В сентябре 1889 года отряд полковника генштаба Николая Волошинова изучил предполагаемую трассу, где позднее пройдет БАМ. Итогом похода стало однозначное мнение: «…проведение линии по этому направлению оказывается безусловно невозможным в силу одних технических затруднений, не говоря уже о других соображениях».

Но для СССР не было ничего невозможного. О железной дороге севернее Байкала большевики вспомнили в 1926 году, организовав топографическую экспедицию. Ее выводы мало отличались от выводов Волошинова, но это никого не пугало — в 1932-м работы по строительству были начаты.

Более того, кремлевским мечтателям казалось, что построить четыре тысячи километров железной дороги в непролазной тайге при отсутствии техники и средств возможно за… 3,5 года. Сделать это были должны 25 тысяч добровольцев.

Но уже первые строители быстро осознали, что их провели. Условия работы и жизни были адскими, и они массово побежали со «стройки века».

Поняв, что силами вольнонаемных такую задачу не решить, в октябре 1932 года Совнарком передал стройку ОГПУ. На тот момент эта карательная организация уже имела опыт строительства Беломорканала. Так что и здесь, как думали в Кремле, зеки легко справятся. И поначалу вроде бы стало получаться. Если комсомольцы-добровольцы требовали элементарных условий труда, то зеки никаких прав не имели. Зеки рубили просеки, копали траншеи, отсыпали полотно. Первое лето и осень каторжники спали не в бараке, а на еловых ветках у костра. Продуктовая пайка героизму тоже не способствовала — 400 граммов дрянного хлеба. Из одежды — старое тряпье, а вместо обуви — вырезки из отслуживших покрышек.

Неудивительно, что среди зеков гуляли малярия, пневмония, язва, а лечить их никто не торопился. Смертность росла, но людей не жалели — на стройку гнали новые и новые этапы. Но чудо не произошло. К 1941 году из четырех тысяч запланированных километров пути зеки построили только 190.

Паровоз среди сосен

Строительство БАМаВ 70-х годах XX века времена были уже иные, да и люди из властных коридоров понимали, что силовых рычагов у них нет. Значит, нужно было привлекать людей на стройку другими методами. К счастью, на тот момент сознательность людей еще была на высоком уровне, и когда в 1974 году партия объявила о строительстве БАМа, на призыв откликнулись десятки тысяч. Но главными строителями стали молодые романтики и энтузиасты с комсомольским значком.

Дорогу решили строить одновременно с востока и с запада. Маршрут БАМа был детально выверен еще в 1937-м: Тайшет — Братск — северная оконечность Байкала — Тында — Комсомольск-на-Амуре — Советская Гавань. Отступать от него никто не собирался.

В 1975 году строители БАМа пришли прокладывать дорогу в Амурскую область. Молодые парни разведали, что в деревеньке неподалеку старушка гонит самогон, и иногда бегали к ней за «оковитой». Старушка же, узнав, что здесь будут строить железную дорогу, очень удивилась, а потом и вовсе огорошила заявлением, что «железная дорога у нас уже есть». Поначалу парни решили, что бабуля не в себе — ворчит, не желая, чтобы паровозы беспокоили ее чуткий сон. Однако вскоре другие жители деревни подтвердили и наличие железной дороги, и даже паровоза, который ранним утром бесшумно катил по рельсам.

Услышанному никто не верил. На геологических картах у начальника участка — никаких «железок», даже узкоколейки нет. Но спустя две недели этот поезд неожиданно увидели. Казалось, он плывет между сосен, а из его трубы валит белесый пар.

Когда парни рассказали об этом в лагере, над ними посмеялись, заявив, что те переборщили с бабкиным самогоном. А когда они в следующий раз спросили у торговки, не подсыпает ли она чего в свое пойло, та насторожилась. Парни рассказали про увиденный поезд, и бабуля, пустив слезу, поведала невеселую историю.

В 30-х годах неподалеку от бытового лагеря бамовцев располагался исправительный лагерь ГУЛАГа. Один из конвойных был женихом «самогонщицы», дело шло к свадьбе, но судьба распорядилась иначе.

Так уж случилось, что в одном отряде собрались несколько героев Гражданской войны. Несмотря на солидный возраст, все они были люди решительные и волевые. Один из них на фронте научился управлять бронепоездом. Наблюдая число смертей на стройке, особенно с приближением холодов, бывшие командиры поняли, что и сами вскоре успокоятся под земляным холмиком. И тогда они решили бросить вызов судьбе.

Все болота да чащи

Любой зек знает, что бежать зимой в тайгу — значит подписать себе смертный приговор. Знали это и трое смельчаков, задумавших побег. Поэтому они решили удрать из лагеря на паровозе. По уже построенному участку дороги тот раз в неделю привозил на стройку топливо, материалы, продукты. Опыт вождения у одного из них был, а чтобы реализовать план побега — каждый был готов рискнуть жизнью.

Ночью зеки напали на конвойного и закололи его заточкой. Такой же участи подверглись еще двое часовых. Среди них как раз был жених «самогонщицы». После этого беглецы забрались в паровоз, разогрели топку и дали по газам. В какой-то степени им повезло, к локомотиву было прицеплено три еще неразгруженных вагона. В них было и горючее, и продукты — так что с голоду им умереть было сложно. Беглецы рассчитывали догнать локомотив до основной магистрали, а там пробираться к цивилизации пешком. Но план не сработал.

Остановить мчащийся поезд на пустынной дороге в тайге можно было, или разобрав путь, или разбомбив с самолета. В НКВД выбрали второй вариант. Прямое попадание бомбы в котел убило не только локомотив, но и его обитателей. Позднее останки убрали, а дорогу восстановили.

Когда со смертью Сталина стройка встала, а лагеря ликвидировали, местные жители стали замечать паровоз, бесшумной кативший по реально существовавшим рельсам. В окне локомотива с красной звездой никого не было видно, но поезд уверенно шел вперед. Именно тогда появилась легенда о поезде-призраке с мертвыми зеками в кабине. Вот и видевшие его бамовцы хоть и были нетрезвы, но не настолько — чтобы не верить свои глазам. Они действительно видели поезд, но откуда он мог взяться? В итоге парни отправились в тайгу и нашли настоящую железную дорогу. А самое интересное, что ее рельсы были не ржавыми, как обычно бывает с брошенными ветками, а блестящими, будто по ним ежедневно проносились электрички.

До конца разобраться с таежной загадкой бамовцам не удалось. Фронт работ неумолимо двигался на запад, и вскоре они покинули этот район. А в годы перестройки в местной газете вышла статья, частично объяснявшая наличие поезда-призрака. Якобы после ликвидации лагеря ГУЛАГа его инфраструктура досталась военным. Вот они и использовали железную дорогу, по которой катался локомотив с тремя вагонами. Правда, когда местный краевед решил проверить эту версию, то, отшагав 30 километров по железной дороге, уперся в тупик в виде холма, заросшего лиственницей и сосной.

Алексей МАРТОВ



, ,   Рубрика: Историческое расследование

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:58. Время генерации:0,233 сек. Потребление памяти:8.71 mb