Покорить Ленина и умереть

Автор: Maks Апр 24, 2019

В отличие от гибели группы Дятлова, гибель женской альпинистской группы Эльвиры Шатаевой, казалось бы, не дает почвы для конспирологических версий. Радиосвязь с группой поддерживалась до последнего, так что, не имея возможности помочь, база отслеживала трагедию буквально в режиме реального времени. И все равно вопросы остались…

Эльвира Шатаева была пионером советского женского альпинизма и личностью не менее известной, чем ее муж Владимир Шатаев. Но спорт не перечеркивает соперничество даже между людьми близкими. В 1972 году Эльвира задумала покорить несколько знаковых вершин СССР во главе чисто женской группы.

«Тетки собираются хорошие»

Первым успехом стало восхождение на пик Евгении Корженевской (7105 метров), который известный советский географ назвал в честь своей супруги.

В 1973 году пришел черед горы Ушбы на Северном Кавказе.

Следующим на очереди стоял пик Ленина (высота — 7134 метра, сейчас пик Ибн Сины).

В группу, кроме самой Шатаевой, вошли еще семь спортсменок — Татьяна Бардашова, Нина Васильева, Ирина Любимцева, Людмила Манжарова, Ильсияр Мухамедова, Галина Переходюк, Валентина Фатеева. Самой старшей из них было 36 лет, руководительнице группы — 35. «Думаю, что мы не подведем. Тетки собираются хорошие», — писала Эльвира подруге.

На альпинистскую базу они прибыли в середине июля 1974 года. Две недели ушли на тренировки, акклиматизацию, изучение маршрута. Восхождение планировалось траверсом, то есть спускаться предстояло не по тропе подъема, что осложняло задачу.

Шатаев, посетивший жену перед восхождением, настаивал, чтобы за траверс не цеплялись. Эльвира дала ответ в том духе, что, если кому-то из альпинисток станет плохо, восхождение сразу прервут, но, добравшись до вершины, от траверса уже не откажутся.

Был еще один, вероятно, немаловажный момент. Пообедав в лагере женской группы, Шатаевы почувствовали тошноту, но сами себя успокоили — на высоте такое бывает.

Фон встречи был омрачен вестью о том, что 25 июля погиб американец Гарри Улин, ставший первым альпинистом, заплатившим жизнью за покорение пика Ленина. Группу из четырех американцев накрыла снежная лавина. А уже 2 августа «из-за ухудшившихся метеоусловий» погибла швейцарка Ева Изеншмидт.

Последнее «прости»

Женская альпинистская группа Эльвиры Шатаевой

Женская альпинистская группа Эльвиры Шатаевой перед восхождением на пик Ленина, 1973 год

Группа Шатаевой тоже выдвинулась покорять вершину 2 августа, когда в этом же районе находились еще две группы — Корепанова и Гаврилова.

В 13 часов на базу пришло сообщение: «Осталось около часа до выхода на гребень. Все хорошо, погода хорошая, ветерок несильный. Путь простой. Самочувствие у всех хорошее. Пока все настолько хорошо, что даже разочаровываемся в маршруте».

Утром 3 августа Шатаева сообщила, что ее группа берет день отдыха, чтобы лучше подготовиться к штурму вершины.

На следующий день вершину взяла поднимавшаяся с другой стороны группа Корепанова, после чего приступила к спуску. В 17 часов Шатаева передала на базу: «Ребята «сделали» пик Ленина. Нам завидно. Но завтра нас тоже можно будет поздравить».

5 августа в 17 часов Шатаева отрапортовала о покорении пика Ленина и, выслушав поздравления, сообщила, что из-за ветра и плохой видимости возникли проблемы со спуском. Решили разбить палатки и заночевать на вершине.

На следующий день погода не улучшилась. На базе собралось совещание, внятных рекомендаций так и не выработавшее. Спуск в условиях пурги и при видимости порядка 20 метров был смертельно опасен. Оставаться на вершине означало замерзнуть.

Около 17 часов выяснилось, что одну из женщин рвет уже более суток. Врач по рации дал рекомендации, какие препараты колоть. В этой ситуации альтернативы немедленному спуску уже не оставалось.

О том, что произошло за ночь, Шатаева сообщила в 10 утра 7 августа. Накануне ближе к полуночи умерла Ирина Любимцева. Ночью ураган разорвал палатки, унес вещи, включая рукавицы и примусы. Это была катастрофа.

На помощь погибающим выдвинулись советская, британская, французская и японская группы. В 14 часов новое сообщение по рации: «У нас умерли двое — Васильева и Фатеева… На пятерых три спальных мешка… Мы очень сильно мерзнем, нам очень холодно. У четверых сильно обморожены руки».

Дальше других продвинулись японцы. Но и они вернулись из-за обморожений.

Базе оставалось только давать рекомендации: «Сделайте яму, утеплитесь. Завтра придет помощь. Продержитесь до утра».

Последнее сообщение от группы пришло в 21:12, причем говорила уже не Шатаева, а Галина Переходюк: «Нас осталось двое… Сил больше нет… Через 15-20 минут нас не будет в живых».

Потом плач и последние неразборчивые слова, то ли «простишь», то ли «прости».

«Все врут обо всем?»

Утром 8 августа, когда слегка прояснилось, наверх устремились несколько групп. Первыми к месту трагедии прибыли японцы. Семь тел лежали неподалеку от вершины, растянувшись словно пунктиром на расстоянии 200 метров. Труп Васильевой нашли позже под телом Фатеевой. Палатки были буквально разорваны в клочья.

Потом подошли американская и советская группы. Шатаева товарищи оставили на некоторое время одного рядом с телом супруги.

Альпинисток зарыли на месте гибели, но через год спустили в ходе специально организованной операции и перезахоронили у подножия пика Ленина, в урочище Ачик-таш, на «Поляне эдельвейсов».

Официальное заключение гласило: «Основной причиной гибели группы явились крайне сложные, внезапно возникшие метеоусловия, ураганный ветер со снегом, резкое снижение температуры и атмосферного давления, отсутствие видимости».

А вот руководитель одной из групп Георгий Корепанов внес смуту своими словами: «Все врут обо всем. Там было не так, но я вам не расскажу ничего».

Так что же могло произойти на пике Ленина?

Удивление вызывают три факта. Факт первый: ранее дружелюбный и не отмеченный жертвами среди альпинистов пик Ленина всего за две недели забирает 10 жизней.

Факт второй: разорванные в клочья брезентовые палатки. Факт третий: смерть первых трех девушек, которая, как можно предположить, наступила не от обморожений, а вследствие отравления.

Здесь стоит обратить внимание на общий контекст происходивших событий. Покорение советской женской группой вершины, названной в честь вождя мирового пролетариата, воспринималось не только как чисто спортивное, но и как важное идеологическое мероприятие.

Понятно, что ударить в грязь лицом перед представителями капиталистического лагеря советские женщины не могли. Допустим, что альпинисткам решили «помочь», причем даже без их ведома. В продукты добавили некий допинг, возможности которого не до конца были ясны самим разработчикам.

Этот допинг вызвал симптомы отравления, проявившиеся еще до начала экспедиции, — вспомним эпизод с тошнотой у Шатаева и его супруги. На большой высоте симптомы усилились, закончившись для трех альпинисток летальным исходом. У пятерых остальных неизвестный препарат ударил по психике, вызвав паническую реакцию. Наглядный результат — разорванные, возможно, самими же альпинистками палатки и очевидные признаки паники, охватившей их в последние часы перед гибелью. А паника в тех условиях равна смерти. В конце концов можно было действительно последовать совету с базы, утеплиться всем, что имелось под рукой, и забиться в яму, согревая друг друга. Однако вместе лежали только тела умерших раньше Васильевой и Фатеевой. Любимцева же, которая умерла еще вечером 6-го, напротив, лежала в общей цепочке.

Но никакого расследования проводить не стали — все списали на погоду.

Владислав ФИРСОВ

Голоса из-под снега

Один из американских альпинистов, прибывших к месту трагедии сразу после японцев, рассказывал, что, когда они с товарищем укрылись в своей палатке, у них начались слуховые галлюцинации: «Джек и я слышали снаружи голос, похожий на жалобный голос девушки. Но каждый раз, когда мы выходили из палатки посмотреть, слышали только скрип растяжек под тяжестью снега».



,   Рубрика: Историческое расследование

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:61. Время генерации:0,178 сек. Потребление памяти:8.28 mb