Последняя тайна Ефремова

Автор: Maks Мар 9, 2022

Имя Ивана Ефремова хорошо известно у нас и за рубежом. Замечательный геолог и палеонтолог прославлен не только своими научными изысканиями, но и фантастическими текстами, в том числе утопическим романом «Туманность Андромеды», который переиздается по сей день. Биография Ефремова изучена, однако, как выясняется не до конца, в ней есть и «темные» эпизоды.

Писательская карьера палеонтолога Ивана Ефремова началась во многом случайно: в 1942 году деятельный ученый оказался в эвакуации, в Алма-Ате и Фрунзе (Бишкек), где любые попытки организовать работу по специальности наталкивались на препятствия со стороны местных властей. Чтобы как-то отвлечься от муторного процесса преодоления административной неразберихи и доставить удовольствие своим коллегам по палеонтологическому институту, Ефремов начал сочинять рассказы, в который личный опыт полевого исследователя причудливо сочетался с фантастическими гипотезами и образами. Написаны они были настолько хорошим литературным языком, что были немедленно приняты к публикации: в 1944 году появились в журналах, а затем вышли сборником «Пять румбов».

Из числа русских классиков первым заметил оригинальные произведения Алексей Толстой — говорят, что, будучи смертельно больным, в декабре 1944 года он пригласил Ефремова к себе и без обиняков спросил: «Рассказывайте, как вы стали писателем! Как вы успели выработать такой изящный и холодный стиль?» Благодаря его ходатайству беспартийного ученого быстро приняли в Союз писателей СССР.

Однако всемирная слава пришла к Ефремову после публикации романа «Туманность Андромеды», журнальное издание которого удачно совпало с запуском «Спутника-1» в октябре 1957 года. В романе писатель утверждал, что прорыв цивилизации к другим мирам неразрывно связан с установлением коммунизма на всей планете. Лидерство Советского Союза в космонавтике наглядно подтверждал этот тезис.

Предчувствие опалы

После публикации «Туманности Андромеды» и других романов с глубоким философским содержанием авторитет Ефремова как крупнейшего мыслителя своего времени неизмеримо вырос. Казалось, он может свободно излагать свои идеи, теории и опасения, если они возникают. Тем не менее партийные идеологи зорко следили за его высказываниями. В ноябре 1968 года начал публиковаться журнальный вариант романа «Час Быка», в котором Ефремов поставил под сомнение путь, по которому развивается страна. Хотя писатель оговорился в предисловии, что роман посвящен версии будущего, в котором побеждает олигархическая тирания, многие намеки оказались слишком очевидны. Председатель КГБ Юрий Андропов прямо писал в ЦК КПСС, что Ефремов «под видом критики общественного строя на фантастической планете Торманс по существу клевещет на советскую действительность».

Незадолго до смерти Ефремов чувствовал, что над ним сгущаются тучи. В специальной записной книжке, обращенной к жене Таисии Иосифовне, он предупреждал: «Все письма не экспедиционные, не семейные, фото, записи, адреса — ничего не сохранилось с периода 1923-1953 гг. Я все уничтожил, опасаясь, что в случае моего попадания в сталинскую мясорубку они могут послужить для компрометации моих друзей… Соблюдай самую максимальную осторожность. Одно дело, пока ты со мной — в случае чего тебя не тронут из-за меня, если, конечно, самого не тронули бы. Оставаясь одна, ты подвергаешься опасности любой провокации и при твоей доверчивости и прямоте можешь пострадать… Не говори никому, что после меня остались какие-нибудь литературные рукописи, чтобы не привлекать ничьего внимания. Зато говори, что осталось много архивов, писем, научных фотографий, которые надо разбирать, расклеивать по альбомам, так же, как и научную литературу. Все это поможет оборонять квартиру…»

Предусмотрительность Ефремова сыграла свою роль, но, увы, не защитила его посмертную репутацию.

Внезапный обыск

Иван Ефремов в одной из научных экспедиций4 ноября 1972 года, через месяц после смерти писателя, в его квартире был произведен тщательный обыск. Процедура продолжалась с утра до позднего вечера. Проводили его десять сотрудников Управления КГБ по Москве и Московской области под предлогом обнаружения «идеологически вредной литературы», однако при этом использовались металлоискатель и рентгеновский аппарат.

Перечень изъятого при обыске составил 41 пункт, в том числе старые фотографии, письма к жене, письма читателей, различные квитанции. Рукописей Ефремова среди изъятого не было — зато внимание чекистов привлекли «оранжевый тюбик с черной головкой с иностранными словами», «книга на иностранном языке с суперобложкой, на которой изображена Африка и отпечатано: «Африкан экологие хомон эволюшн» и другие слова» с заложенными в нее сушеными древесными листьями, «различные химические препараты в пузырьках и баночках» и т.п. Также изъяли образцы минералов, разборную трость с «вмонтированным острым металлическим предметом» и «металлическую палицу из цветного металла».

Последние два предмета впоследствии не вернули, сочтя холодным оружием. Чекисты пытались даже вскрыть урну с прахом Ефремова, но ее отстояла жена покойного.

Обыск возмутил людей, близко знавших писателя. Влиятельный фантаст Александр Казанцев отправил письмо в Политбюро ЦК КПСС, в котором призвал пересечь «надругательство над памятью выдающегося деятеля советской науки и культуры». Хотя информацию Казанцева приняли к сведению, а многие изъятые вещи вернули, 22 января 1973 года «по факту смерти Ефремова» было возбуждено уголовное дело «в связи с неясностью причины смерти и для проверки его личности». Следствие вел подполковник Ришат Хабибуллин. Он вызвал вдову на допрос, расспрашивал ее о совместной жизни с писателем; особенно интересовался, какие она помнит следы ранений на теле мужа.

Позднее дело зашло в тупик, однако оно имело последствия для творческого наследия Ефремова. Подготовка издания собрания сочинений была остановлена; всесоюзная подписка на него прекращена. Началось изъятие романа «Час Быка» из библиотек и ссылок на труды Ефремова из научных работ. По Москве поползли мерзкие слухи, будто во время обыска чекисты нашли «радиостанцию, восемь мешков антисоветской литературы и иностранное золото». После этого большинство друзей и учеников писателя перестали навещать вдову, а также интересоваться судьбой его архива.

Шпион или антисоветчик?

До последнего времени «дело Ефремова» оставалось засекреченным. Из-за этого возникло множество версий, объясняющих странности обыска. Например, Аркадий Стругацкий предположил, что компетентные органы приняли всерьез идею о том, что фантасты являются агентами инопланетной цивилизации, поэтому устроили проверку в надежде найти подтверждение этому. Другой фантаст, Дмитрий Биленкин, связывал обыск с давней пропажей самородного золота, которое Ефремов некогда привез из Якутии. Не менее популярной была теория, гласящая, что будущего писателя подменили в одной из палеонтологических экспедиций на «английского шпиона».

Все разъяснилось после того, как исследователи получили доступ к архивным папкам, из которых следует: сотрудники КГБ предполагали, что Ефремов мог поддерживать контакты с «антисоветчиками» или даже с агентами иностранных разведок. Остается неясным, зачем в таком случае понадобилось устанавливать подлинность его личности, но это, вероятно, связано с желанием чекистов как-то оправдать тщательность и продолжительность следствия, которое было завершено только в марте 1974 года.

«Реабилитация» памяти Ивана Ефремова началась в 1982 году, когда снова стали выходить сборники с его произведениями. Роман «Час Быка», запрещенный к переизданиям, вернулся к читателям много позже — в 1988 году. Сегодня он, наравне с «Туманностью Андромеды», считается классикой советской фантастики.

Антон ПЕРВУШИН

  Рубрика: Версия судьбы 99 просмотров

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,195 сек. Потребление памяти:8.99 mb