Потешный царь

Автор: Maks Окт 21, 2021

Иван Грозный умел удивлять. Но даже видавшие виды москвичи пришли в недоумение, когда он посадил на российский престол крещеного татарина Симеона Бекбулатовича.

ПОТОМОК ЧИНГИСХАНА

До крещения Симеона Бекбулатовича звали Саин-Булатом. Был он Чингизидом — прямым потомком Чингисхана и правнуком хана Ахмата, правителя Большой Орды, при котором было свергнуто монголо-татарское иго. Саин-Булату и во сне не могло привидеться, что станет он русским православным государем.

Но получилось именно так. Впрочем, едва ли это принесло Саин-Булату много счастья. Триумф оказался слишком коротким, а расплачиваться за него пришлось весьма дорогой ценой.

А начиналось все так. В 1558 году один из внуков Ахмата, Бек-Булат, был приглашен Иваном Грозным из Ногайской Орды на русскую службу. И с охотой принял приглашение. Времена, когда Чингизиды смотрели на русских князей свысока, прошли. Теперь роли кардинально поменялись.

Бек-Булат прослужил восемь лет, успел поучаствовать в военных походах, а затем «голову положил на государевой службе». Но остался его сын — Саин-Булат, которого на Руси величали царевичем.

В 1567 году Иван Грозный сделал Саин-Булата правителем Касимовского ханства — к тому времени русского захолустья, сохранявшего тем не менее атрибуты независимости. Будучи верным вассалом русского царя, касимовский правитель участвовал в Ливонской войне, хотя и не слишком удачно.

По какой-то причине Саин-Булат пришелся по душе своенравному царю, и Грозный сначала крестил его под именем Симеон, а затем женил на Анастасии Мстиславской, дочери князя Ивана Мстиславского — знатного боярина и главы упраздненной в 1572 году земщины.

Крестившийся Симеон Бекбулатович лишился прав на Касимовское ханство, управлять которым мог только мусульманин. Но взамен он получил звание слуги государева, а этой чести удостаивались только самые близкие к царю придворные. Скажем, слугой государевым будет именоваться Борис Годунов, когда станет фактическим главой правительства при царе Федоре Иоанновиче.

Для недавнего правителя захудалой провинции это уже был невероятный успех, но оказалось, что главное было впереди. Осенью 1575 года Иван Грозный возвел крещеного татарина в сан великого князя всея Руси, уступив ему и Кремль, и дворец, и трон, и царский выезд.

Себе же Иван оставил скромный титул великого князя Московского. Жить переехал из Кремля на Неглинную, где поселился в бывшем опричном дворе, ездил в простом возке, а в царские палаты являлся наравне с другими боярами и садился по боковой стороне длинного стола, возглавлял который новый царь. При обращении к Симеону Иван Грозный занимался откровенным самоуничижением. «Государю великому князю Симиону Бекбулатовичу всеа Руси Иванец Васильев с своими детишками, с Ыванцом, да с Федорцом челом бьют», — такие грамоты писал грозный монарх, временно отказавшийся от титула.

КРАСНОБАЙ НА ТРОНЕ

При этом все прекрасно знали, что в действительности власть из своих рук Иван Грозный не выпускал. Послы европейских стран вспоминали, что никто в Москве не принимал перемену всерьез, а бояре, кланяясь Симеону Бекбулатовичу, одновременно посматривали на Ивана, которого продолжали считать истинным государем. Сам Грозный довольно откровенно говорил, что «дело еще не окончательное, и мы не настолько отказались от царства, чтобы нам нельзя было, когда будет угодно, вновь принять сан», а Симеон Бекбулатович «поставлен лишь по нашему соизволению».

Новый царь произносил громкие речи (благо красноречием был не обделен), грозил иностранным послам тех стран, с которыми Россия находилась в натянутых отношениях, подписывал жалованные грамоты и вообще пытался вести себя как настоящий правитель великой державы. Правда, ростом Симеон Бекбулатович не вышел, рядом с Иваном Грозным смотрелся мелковато, поэтому, произнося речи, вставал на специальную приступочку, позволявшую ему взирать на слушателей сверху вниз.

Кроме того, Симеон проявлял демонстративную приверженность православию, выстаивая долгие молебны и истово крестясь. Но и бояре, и народ вполголоса именовали его «потешным царем», ожидая, когда же Иван Васильевич, наконец, наиграется. А дьяки даже не отвечали на грамоты, составленные Симеоном, по-прежнему адресуя свои послания исключительно Грозному.

Надо признать, что Иван Грозный, хоть формально и отрекся от царской власти, от правительственных обязанностей не устранялся. И давал понять иностранным послам, что весь этот маскарад скоро закончится. И действительно, процарствовав 11 месяцев, в августе 1576 года Симеон Бекбулатович вернул трон законному владельцу.

ОПАСНЫЙ СОПЕРНИК

Симеон БекбулатовичЗная характер Ивана Грозного, все ожидали, что теперь он жестоко расправится со смещенным с трона Симеоном. Но ничего подобного не произошло. Более того, Грозный наделил экс-царя титулом великого князя Тверского, что было довольно почетно, ведь в то время никто, кроме Ивана, не имел великокняжеского титула.

Немаловажно и то, что к титулу прилагались весьма обширные земельные наделы. В 1580 году Симеон был владельцем 13 500 десятин пахотной земли. И хотя великое княжество Тверское включало в себя только разоренные опричниной Тверь, Торжок и Микулинский уезд, татарский царевич имел собственный великокняжеский двор — уменьшенную копию московского государева двора, свои приказы, своих бояр и стольников, дворец в Твери и постоянную резиденцию в богатом селе Кушалино.

До самой смерти своего благодетеля, последовавшей в марте 1584 года, Симеон Бекбулатович жил вполне безбедно и комфортно. Но затем звезда «потешного царя» быстро закатилась. Сын Ивана Грозного — Федор Иоаннович — Симеона сильно не притеснял, но и особой милости не оказывал.

Но в 1598 году царь Федор умер, и у Симеона Бекбулатовича начались крупные неприятности. Земский собор избрал на царство Бориса Годунова. Присягая на верность Борису, подданные клялись: «Царя Симеона Бекбулатовича и его детей и иного никого на Московское царство не хотеть видеть, ни думать, ни мыслить, ни родниться, ни ссылаться с царем Симеоном ни грамотами, ни словом, ни делом, ни хитростью; а кто учнет с кем о том думать и мыслить, что царя Симеона или сына его на Московское государство посадить, того изыскать и привести к государю».

Понятно, что не слишком легитимный Годунов рассматривал Симеона Бекбулатовича как возможного соперника. А с конкурентами царь Борис расправлялся достаточно жестко. К примеру, он организовал репрессии против мощного клана Романовых, многие представители которого оказались в ссылке, а Федор Никитич, отец будущего царя Михаила Романова, был насильно пострижен в монахи.

СЛЕПОЙ ИНОК

В общем, у Симеона Бекбулатовича имелись основания с опаской смотреть в будущее. Для начала Годунов лишил его земель, оставив лишь село Кушалино с окрестностями. Но, видимо, Борис решил этим не ограничиваться. Симеон Бекбулатович неожиданно ослеп. Никоновская летопись уверяет, что это было делом рук Годунова: «Враг вложи Борису в сердце и от него (Симеона) быти ужасу… и повеле его ослепити».

Но и Годунов, и его сын Федор царствовали недолго. Им на смену пришел самозванец Лжедмитрий I. Он постриг Симеона Бекбулатовича в монахи под именем Стефана. Отставной царь оказался в Кирилло-Белозерском монастыре, куда, между прочим, за двадцать лет до этого был сослан его тесть Иван Мстиславский.

Затем при Василии Шуйском Симеона-Стефана отправили жить еще дальше — в Соловецкий монастырь. Там всеми забытый монах пережил Смутное время.

Выпавшие на его долю страдания Симеон Бекбулатович принял смиренно: дни проводил в молитвах, а остатки своего богатства тратил на строительство храмов и вклады в монастыри.

Но инок Стефан постоянно слал в столицу письма с просьбой вернуть его в Кирилло-Белозерский монастырь, что и было сделано в 1612 году. А после воцарения Романовых ему и вовсе дозволили вернуться в Москву.

Симеону Бекбулатовичу довелось пережить всех своих детей и жену Анастасию, которая также приняла постриг и стала старицей Александрой. Она скончалась 7 июня 1607 года, когда ее муж находился на Соловках, и была похоронена в московском Симоновом монастыре. Сам же Симеон Бекбулатович умер 5 января 1616 года. Согласно завещанию его похоронили в Симоновом монастыре рядом с супругой. На надгробии была выбита надпись: «Лета 7124 году генваря в 5 день преставился раб Божий царь Симеон Бекбулатович во иноцех схимник Стефан». В настоящее время на месте монастыря находится дворец культуры, а могила царя утрачена.

По сути, история жизни Симеона Бекбулатовича довольно наглядная иллюстрация старого тезиса: sic transit gloria mundi («так проходит мирская слава»). На один момент он вознесся на вершину, но слава оказалась слишком скоротечной, померкнув еще при жизни. И сегодня Симеон вполне справедливо считается самым малозаметным русским царем.

Дмитрий ОВЧИННИКОВ

, , ,   Рубрика: Легенды прошлых лет 83 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:35. Время генерации:0,193 сек. Потребление памяти:10.57 mb