Приказано играть!

Автор: Maks Янв 21, 2019

Сегодня футбол — это и азартно, и зрелищно, и стильно, и престижно. Но всего сотню лет тому назад в футбол играли по приказу! А длинные штаны игроков превращали в элегантные спортивные трусы легким движением ножниц прямо перед матчем. Кстати, против воли футболистов!

В России конца XIX века никто толком не знал, что такое футбол. По крайней мере, так утверждают современники. Например, солдаты Семеновского полка видели футбольный мяч только «в окнах магазинов», а из офицеров лишь один «несколько раз в жизни пинал мяч». Но именно гвардейцы стали одними из первых футболистов Петербурга.

Поверженные «верзилы»

Футбол стали вводить в армии, чтобы не отставать от заграницы по части спорта. На первый матч гвардейцев прибыл блестящий кавалергард — князь Юсупов, граф Сумароков-Эльстон, который в детстве учился в Англии и играл там в футбол. Семеновцы, преображенцы и кавалергарды были военной элитой: служивые двух первых полков на парад ходили в
красных чулках, что означало прошлые их знаковые битвы «по колено в крови».

Вот начальство и рассудило, что коли в боях первые, значит, и в спорте не оплошают. Но «большой знаток футбола» Юсупов, видно, думал иначе, а потому иронично спросил гвардейцев, знаком ли им хотя бы свисток. Те бойко отвечали, что знают отлично, мол, «по свистку даже смирно становятся». Князь усмехнулся в усы и заверил, что стоять не придется, а наоборот, надо бегать по полю, да побыстрее. Кстати, в Кавалергардский полк обычно брали исключительно высоких парней из воинских династий. Семеновцы были попроще и ростом пониже, но престиж свой ценили высоко. К игре они подошли «с узко-патриотической точки зрения, «набить ряшку» долговязым… и тем поддержать честь своего полка»! Более ловкие и подвижные, они за два часа забили восемь голов «верзилам»-кавалергардам и пошли пить чай с булками …

А дальше — больше. Служивые по выходным рвались в Петербург, а тут приходилось «торчать» в лагерях. Случались и «облавы»! Едет, например, «какой-нибудь жених-поручик. На душе у него приятно и радостно». И вдруг из-за куста выходит командир полка. «Извозчик, стой! Вы куда едете?.. Сегодня в три часа очень интересный матч… Я Вас прошу остаться». Сейчас в это трудно поверить, но именно так описал первый футбольный опыт своего полка гвардеец Юрий Макаров…

Спортивная лихорадка

Футбольная команда Орехово-ЗуеваПростой люд не отставал от элиты. Работяги с фабрик Саввы Морозова тоже упражнялись в «ногомяче» (как они называли футбол) на задворках Орехово-Зуева, меж коровниками и свинарниками. И стоило мячу угодить в сарай, как окраина оглашалась то хрюканьем, а то и мычаньем…

А началась эта «новая мода» с поставок станков и приезда британцев-инженеров компании «Де Джерси» на морозовские фабрики. Англичан поселили за высоким забором в респектабельном «гетто» — охраняемом коттеджном поселке с водопроводом, клумбами и фонтанами. Управляющий ткацкой фабрикой в Орехово-Зуеве британец Гарри Чарнок, в просторечии — Андрей Василин, сам большой футбольный фанат, подал идею фабриканту Морозову объявить через английские газеты, что «на российскую мануфактуру требуются инженеры, механики, служащие, умеющие хорошо играть в футбол». Но британцы то приезжали, то уезжали, и команда вечно разваливалась. Чарнок считал русских рабочих «отличными учениками» с «хорошими физическими данными», но заманить их в команду долгое время не мог. Ведь в Орехове большинство были староверами (сам Морозов крестился двуперстием) и выйти на поле в спортивных трусах, с голыми коленями не могли просто по религиозным соображениям…

И все же именно здесь, на волне борьбы с пьянством и мятежными настроениями ткачей, возник в начале XX века клуб спорта «Орехово». Свою роль сыграла встреча Андрея Васильевича Чарнока с местным губернатором Сазоновым в 1909 году.

Правда, услышав, что футбол — это когда 22 дюжих мужика жаждут «завладеть кожаным мячом» и загнать его меж «столбами, установленными с обоих концов поля», губернатор впал в тоску: неужто «люди в самом деле собираются смотреть на эту глупость»? Но, увидев фото с германским кронпринцем в футбольных трусах на Темпельгофском поле в Берлине, смирился — ладно, играйте, только без кровопролития!

Перед первым матчем смешанных команд русских и англичан рабочим и служащим раздали отрезы ткани, чтобы сшили дома спортивные трусы и явились бы на игру как положено. Но в день состязаний игроки-старообрядцы предстали взору британцев в длинных шароварах! И тогда прямо перед матчем капитан команды пошел на крайние меры — вооружившись ножницами и меркой, запер уже одетых игроков в раздевалке и обрезал штанины до нужной длины. Этот случай описал Чарнок в своей книге о России и русском футболе …

А вскоре по всему московскому уезду началась футбольная лихорадка. «Фарфоровый король» Кузнецов взял на содержание четыре команды; фабрикант Смирнов профинансировал три любительских кружка; в футбол вложились предприниматели Зимин, Муравьев, Лабэ-Грызлов… Но морозовцы превзошли всех. Смешанная команда русских и англичан выходила на матчи под звуки военных оркестров в белоголубых футболках по спецзаказу из Британии. Стадион в господском парке Орехова был лучшим в России, поскольку искусный дренаж позволял газону высыхать уже через полчаса после ливня. А раздевалка и душ в то время имелись только здесь. Но главное — морозовцы не знали поражений! Четыре года подряд (с 1910-го по 1913-й) они побеждали в первенстве Московской футбольной лиги. Правда, некоторых британцев из той команды интересовали не только спортивные успехи…

«Заговор послов»

Однажды на одной из центральных улиц Москвы «случайно» встретились трое страстных любителей футбола. Это были братья Чарнок, Гарри с Джеймсом, и тайный агент, британский дипломат Брюс Локкарт (Локхарт). Чарноки уговорили дипломата войти в состав команды морозовцев, и в сезоне 1912 года Локкарт стал любимым хавбеком московских болельщиков! Чарноки сделались его «верными друзьями», что эксперты считают элементарной вербовкой. А сам Локкарт описал в московском журнале «Русский спорт», как англичане играли в одной команде «с русским пролетариатом… перед толпой в десять-пятнадцать тысяч человек» и «редко проигрывали».

В футбол-то, может, и да, но в шпионских играх англичане потерпели полное фиаско. В деле, известном как «заговор послов», наши «ихних» переиграли. Чекисты пресекли попытки Локкарта подкупить охрану Кремля и арестовать весь ВЦИК с Лениным во главе прямо во время заседания. Оперативники внедрили в полк латышских стрелков, охранявших правительство, своих агентов. Задачей англичан, французов и американцев было принуждение России к продолжению Первой мировой войны в 1918 году, но затея провалилась. Локкарта и других иностранных заговорщиков выслали. Братья Чарнок срочно уехали на родину. Русские спортсмены ушли на фронт, многие погибли на Гражданской войне… В российском футболе возникла пауза.

Но в 1924 году, лишь только отношения меж СССР и Великобританией более-менее наладились, бывший чемпион Москвы по футболу (конечно же, из семейства Чарнок) Эдвард вновь появился в столице как секретарь английской дипмиссии. Чекисты считали его уже профессиональным разведчиком (ведь не часто текстильные инженеры становятся посольскими работниками!) и вели за ним наблюдение… В 1920-е годы Эдвард по выходным играл в футбол, только не в Орехово-Зуеве, а в Москве, близ Крымского моста, и тренировал команду рабочих «Трехгорной мануфактуры» вплоть до нового разрыва дипотношений СССР и Англии в 1927 году. Намного успешнее сложилась карьера основателя команды морозовцев Андрея Васильевича (Гарри) Чарнока. Он до конца Великой Отечественной войны сотрудничал с СССР как текстильный предприниматель. Видя, как в каждом московском дворе мальчишки гоняют мяч, даже не подозревая, что когда-то эта игра считалась чужой и чуждой, он написал книгу о своей любви к России и о русском акценте английского футбола…

Людмила МАКАРОВА



,   Рубрика: Люди и вещи

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,229 сек. Потребление памяти:8.42 mb