«Призывной» бунт

Автор: Maks Дек 10, 2022

Гражданская война в США между северными и южными штатами, безусловно, стала для страны самой настоящей трагедией. Причем в те годы кровавые сражения проходили не только на фронтах, но и в тылу. Одним из таких конфликтов стал бунт в Нью-Йорке в июле 1863 года, причиной которого послужили наборы в армию.

Удивительно, но начало Гражданской войны жители северных штатов встретили с воодушевлением. Тогда во многих городах проходили многотысячные митинги в поддержку Авраама Линкольна и люди охотно записывались добровольцами на фронт. Тогда трудно было представить, как изменятся общественные настроения.

300 серебряных долларов

Известно, что в апреле 1861 года внести свой вклад в грядущую победу пожелали и 8 тысяч граждан Нью-Йорка, крупнейшего города страны. Но после первого военного столкновения с конфедератами на реке Булл-Ран, завершившегося паническим бегством федеральной армии генерала Ирвина Макдауэлла, пыл северян, мягко говоря, угас. И добровольно драться с южанами теперь уже желали немногие.

А между тем регулярные войска несли катастрофические потери, и к весне 1863 года на фронтах ощущался значительный недостаток боеспособных солдат. Это обстоятельство вынудило Конгресс северных штатов 3 марта принять закон о призыве, который уполномочил президента набирать в армию молодых граждан от 18 до 35 лет.

Однако согласно этому указу каждый призывник мог откупиться от службы в армии, заплатив 300 серебряных долларов. И этот факт вызвал массу разногласий. Стоит ли говорить, что среди жителей Нью-Йорка (да и других городов) такими деньгами располагали немногие. Ведь в то время знаменитый ныне мегаполис умещался на острове Манхэттен.

Согласно переписи 1860 года, проживало в городе 813 669 человек, из которых больше половины… родились за границей. Дело в том, что в последние годы полиция европейских городов (в основном ирландских) отсылала в Америку криминальный элемент, попадавший в поле зрение стражей порядка. Здесь же вынужденные эмигранты из Ирландии заселяли далеко не самые респектабельные районы, такие как Пять Точек и Малберри-стрит (в то время трущобы Нью-Йорка). Некоторые из них и тут продолжали вести привычный образ жизни, промышляя криминалом. Но справедливо будет отметить, что многие эмигранты устраивались работать на местные заводы. Однако заработок этих бедолаг оставлял желать лучшего — не больше 10 долларов в месяц. И собрать ирландцу 300 долларов было просто невозможно.

Естественно, когда в начале июля 1863 года начались призывы (и, соответственно, откупы от службы), низшие круги населения Нью-Йорка стали проявлять недовольство. Люди открыто говорили, что не хотят идти на «войну богатых, в которой сражаются бедные», и отдавать там свои жизни. Одним словом, город оказался на пороге грандиозного мятежа.

Город в огне

Первое столкновение восставших и представителей власти произошло в понедельник, 13 июля, в 10 часов утра. Тогда озверевшая толпа разгромила 9-й полицейский участок, располагавшийся на перекрестке 3-й авеню и 47-й улицы, в котором находился призывной пункт. Мотивом для выступления стал слух о том, что некоторые состоятельные молодые люди, чьи имена в субботу были занесены в списки подлежащих призыву, благополучно откупились от службы в армии.

Разъяренная толпа, вооружившись палками, кирпичами и прочими подручными средствами, принялась бить окна и ломать двери полицейского участка, стараясь проникнуть внутрь и уничтожить хранящиеся там документы. Мятежникам удалось это сделать, и вот по каким причинам. Дело в том, что в то время ополчение и войска Нью-Йорка были отправлены на фронт — в Пенсильванию, а потому восставшим противостоял немногочисленный полицейский корпус, который насчитывал около 2300 человек. А вот мятеж стремительно разрастался, и к середине дня стражам порядка противостояло около 50 тысяч озверевших молодчиков. Правда, большинство из них занимались исключительно грабежами, но все же силы были неравны.

Дав отпор нескольким немногочисленным отрядам полицейских, обитатели трущоб поверили в собственную безнаказанность. Двигаясь по 44-й улице, они разгромили, а затем подожгли отель «Бычья голова», где им отказались продавать выпивку. Приехавшие тушить огонь пожарные сами присоединились к бунту, ибо они тоже не были застрахованы от призыва. Вскоре распаленная толпа добралась до Пятой авеню, где разгромила дом мэра города, а также 5-й и 8-й полицейские участки.

Призывной бунт в Нью-Йорке 1863 годМятежники пытались разнести и редакцию газеты «Нью-Йорк трибьюн», но, как ни странно, здесь они получили достойный отпор! Забаррикадировавшиеся внутри здания сотрудники встретили бунтовщиков огнем из двух пулеметов Гатлинга, и те поспешили ретироваться.

В последующие дни мятеж в Нью-Йорке постепенно перерастал в расовый погром, что тоже не случайно. Ирландцы ненавидели чернокожих, так как считали, что те отнимают у них рабочие места. И этому следовало положить конец. Подогретые призывами, что «война идет за черномазых», молодчики напали на негритянские поселения, что располагались на востоке и западе города.

Здесь они разгромили несколько домов, а их владельцы были повешены без суда и следствия. Кроме того, на Пятой авеню толпа напала на приют для цветных детей-сирот. К счастью, к тому времени, когда полупьяные бунтари ворвались внутрь здания, малышей уже успели эвакуировать. Жертвой черни оказалась лишь одна негритянская девочка, которая в ужасе спряталась под кроватью. Молодчики вытащили перепуганную малышку, забили ее насмерть, после чего подожгли несчастный приют.

Конец мятежа

Четыре дня Нью-Йорк сотрясался от страшных погромов. В те дни журналист и вице-губернатор города Генри Джарвис Раймонд дал в «Нью-Йорк таймс» такую «характеристику» восставшим: «Эта чернь не народ и не является его частью. В большинстве своем это самые подлые людишки со всего города. У них нет даже того оправдания, которое обычно бывает у черни, — они не являются рабами собственных страстей и невежества… Если завтра закон отменят, воодушевление толпы останется тем же. Его источники совершенно не имеют отношения к этому закону, как и к любому другому, — это жгучая ненависть к тем, кто находится в лучших обстоятельствах, стремление к грабежам, варварская злоба против людей другой расы, желание поддержать терпящих поражение мятежников Юга… Эту чернь надо, наконец, сокрушить… угостить картечью».

Так и случилось! 15 июля в город, центр которого к тому времени уже покрывали баррикады, срочно были вызваны войска. На протяжении двух дней в центре Нью-Йорка шли ожесточенные уличные бои, причем с применением не только полевой, но и морской артиллерии. Дело в том, что к подавлению «призывного» бунта подключились и военные корабли, чьи пушки методично разносили прибрежные рабочие кварталы, где окопались восставшие. Причем солдаты и матросы не скрывали своего презрения и глубокой ненависти к противникам. Еще бы, ведь для них «парни из трущоб» являлись жалкими трусами, которые, испугавшись военной службы, принялись разносить город и убивать ни в чем не повинных людей. И к вечеру 16 июля мятеж был полностью подавлен.

Согласно официальной статистике, в эти горячие денечки на улицах Нью-Йорка, во время погромов, пожаров и уличных боев погибло всего 120 человек, а серьезные ранения получили около 2 тысяч восставших, солдат и полицейских. Однако неофициальные источники гласят, что погибших было гораздо больше — более 2 тысяч человек.

Известно, что во время мятежа пострадал даже шеф полиции Нью-Йорка Джон Кеннеди. Толпа напала на бедолагу, в результате чего тот получил серьезные ранения, и подчиненным полицейского пришлось немало постараться, дабы отбить у черни своего начальника. Кроме того, материальный ущерб от народных волнений насчитывал 1 миллион долларов, причем одну четверть этой суммы пришлось выплачивать казначейству города.

Стараясь не допустить новых народных выступлений, губернатор штата Гораций Сеймур объявил амнистию уцелевшим мятежникам. А спустя еще некоторое время призыв был приостановлен на территории Нью-Йорка. Однако многие молодые парни, боявшиеся армии как огня, все же бежали из города. 19 августа призыв возобновился, однако на военную службу попало только 45 тысяч новобранцев из штатов Союза, вместо запланированных 75 тысяч. А потому можно сказать, что «призывной» бунт в Нью-Йорке все же достиг определенной цели.

Елена ЛЯКИНА

  Рубрика: Заговоры и мятежи 59 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:48. Время генерации:0,225 сек. Потребление памяти:9.33 mb