«Прокол» двойного агента

Автор: Maks Янв 5, 2021

Тех миллионов долларов, которые заплатили начальнику советского управления внешней контрразведки ЦРУ Олдричу Эймсу, этот агент стоил. По наводке Эймса разоблачили целую команду шпионов, в большинстве своем сотрудников различных спецслужб СССР. Одним из персонажей этой «коллекции Эймса» был полковник ГРУ Генштаба Советской армии Геннадий Сметанин.

На путь предательства товарищ Сметанин встал далеко не сразу. Все встречавшиеся на его жизненном пути начальники отделов кадров и сотрудники особых отделов, знакомясь с биографией Геннадия Александровича, должны были тихо умиляться. Это был эталонный, образцово-показательный советский человек, всего добившийся своим трудом и талантом.

Дорога в гору

Родился Гена Сметанин в 1949 году в райцентре Казанской области городе Чистополе. Был восьмым ребенком в семье рабочих. После школы-восьмилетки пошел в Казанское суворовское училище, а потом поступил в Киевское высшее общевойсковое командное Краснознаменное училище имени М.В. Фрунзе, являвшееся базовым учебным заведением по подготовке офицеров подразделений войсковой разведки.

Выйдя из стен училища, лейтенант Сметанин служил в войсках на командных должностях, зарекомендовав себя с самой лучшей стороны, что позволило ему поступить в элитарную военно-дипломатическую академию, где готовили военных разведчиков, работавших под прикрытием дипломатического статуса военных атташе.

Это уже потом его будут характеризовать как алчного, эгоистичного карьериста, словно не было сита отборов, которые он прошел. Множество раз и самым тщательным образом опытные в этом деле люди досконально изучали личность и все документы Сметанина, но так и не нашли ничего такого, что могло бы воспрепятствовать его службе в разведке.

В академии Сметанин изучал французский и португальский языки. Они принадлежат к различным подгруппам западно-романских языков, а потому Гене приходилось вкалывать вдвое больше, изучая языки, культуры и особенности двух разных стран. Но оно того стоило, и он справился.

Важнейшим этапом жизни военного дипломата была женитьба. Холостяки в СССР относились к категории «невыездных», а какой же это разведчик, коли его нельзя пускать «за кордон»?!

Решая эту задачу, Геннадий выбрал в невесты Свету, едва окончившую десятый класс школы. В 1974 году бравый капитан повез юную супругу в Париж, получив назначение на должность помощника военного атташе советского посольства.

В 1977 году семья вернулась в СССР. Он майор, она вся из себя парижанка. Купили трехкомнатный кооператив в Москве, обставились, взяли шестую модель «жигулей». Все это были тогдашние символы жизненной успешности. После пятилетней «высидки» в европейском отделе центрального аппарата ГРУ произведенного в подполковники Геннадия Сметанина направили помощником военного атташе в Лиссабон, где он возглавил португальскую резидентуру военной разведки.

Партнер по бизнесу

По роду своей службы товарищ подполковник обязан был постоянно общаться с потенциальными противниками. Местом их встреч в неформальной обстановке стали частные теннисные корты, где лиссабонский резидент ГРУ регулярно поигрывал с сотрудниками иностранных посольств и коммерсантами, среди которых были и «коллеги с той стороны». Вполне возможно, что изначально свой «подход» к американцам он предпринял, начиная операцию, в которой собирался, исполняя партию двойного агента, вести свою оперативную разработку «партнеров по бизнесу».

В конце 1983 года подполковник Сметанин вступил в контакт с резидентом ЦРУ Нортоном, сообщив ему в доверительной беседе, что проиграл казенные деньги в казино, и предложил свои услуги, запросив гонорар в миллион долларов. Американцы проверили его на детекторе лжи и поверили в искренность устремлений, но миллиона не дали, ограничившись третью суммы.

Задержание полковника СметанинаНе исключено, что, затевая операцию, о которой не уведомил московский центр, резидент просто не справился. Его переиграли. Когда пошли аресты португальской агентуры, подполковник понял, что отдал Нортону слишком много. Докладывать в Москву стало поздно. За не санкционированные руководством действия, приведшие к провалам, в лучшем случае его ждали «эвакуация в Союз» и крах карьеры, после чего осталось бы одно только разбитое корыто жизни «простого советского человека».

Решив, что, снявши голову, по волосам не плачут, он привлек к своей тайной деятельности Светлану, работавшую секретарем в консульском отделе посольства. Через ее руки проходили «режимные документы», и когда Геннадий объяснил ей, что у них есть шанс не возвращаться «в страну вечнозеленых помидоров», она согласилась стать верной помощницей мужа, хотевшего обеспечить их общее светлое будущее в мире потребительского безумия.

Последнее рандеву

Оставаясь вне подозрений, семейный дуэт американских агентов действовал в лиссабонском посольстве около года, покуда Олдрич Эймс не передал первую порцию сведений об агентуре американской разведки. Среди прочих в том списке назван был и Сметанин, уже успевший получить звание полковника.

Не подозревая о том, что их «сдали», супруги Сметанины в августе 1985 года выехали на родину в отпуск. Из Москвы они отправились в Казань, к родственникам мужа. За ними следила большая группа сотрудников военной контрразведки КГБ, но в Казани «объект» с женой и дочерью-школьницей исчезли из поля зрения службы наружного наблюдения.

За месяц до того из Москвы сбежал еще один «крестник Эймса», и. о. лондонского резидента Гордиевский, и оказавшиеся на грани второго подряд провала чекисты боялись, что почуявший слежку Сметанин доберется до Москвы, явится в посольство и попросит убежища.

Ситуацию спасло то, что кто-то из сыщиков обратил внимание на заказ в кассе железнодорожной станции Юдино под Казанью трех билетов в купейный вагон фирменного поезда «Татарстан»: двух взрослых и детского. Ринулись туда и поблизости от станции, в поселке Козловка, нашли своих «потеряшек», которые широко гуляли у брата «объекта».

Причину их конспиративного ухода из Казани выяснили после ареста, произведенного, едва семья села в поезд. При обыске Светланы Сметаниной в подкладке ее кожаного пояса обнаружили 44 крупных алмаза. Их для продажи в Лиссабоне передал двоюродный брат Геннадия, работавший на якутских приисках. Кузен не подозревал, что его собрались «кинуть» — эти камешки должны были обеспечить будущность Сметаниных «там», куда они так и не доехали.

У Геннадия изъяли инструкции по выходу на связь, полученные им от Нортона на тот случай, если его оставят в Москве, ампулу с ядом, а при обыске московской квартиры в тайнике обнаружили блокнот с записями, которые сочли шпионскими.

Не зная о «списке Эймса», в ходе следствия Сметанин утверждал, что его действия в Лиссабоне были частью оперативной игры. Но Светлана, которой обещали снисхождение, дала показания, сознавшись в совместной с мужем работе на ЦРУ и планировании побега в США.

За измену Родине в форме шпионажа суд приговорил Геннадия Сметанина к расстрелу, а Светлану Сметанину к пяти годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Борис ВОСТЕР

ПРИКАРМЛИВАЛИ НА ВЫРОСТ?

Контактруя с сотрудниками ЦРУ, сметанин раскрыл противнику кадровый состав португальской резидентуры КГБ, агентуру ГРУ, взятых в разработку иностранцев, конспиративные адреса, директивы руководства, сведения о войсках специального назначения. Все это, конечно, было секретно, но небольно-то ценно. Похоже, что в Португалии полковника только прикармливали, собираясь поработать с ним после его возвращения в Москву, где он вполне мог дорасти до генеральской должности в управлении военной разведки.

Загадки истории » Специстория » «Прокол» двойного агента

, ,   Рубрика: Специстория 125 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:27. Время генерации:0,598 сек. Потребление памяти:8.82 mb