Путь во льдах

Автор: Maks Янв 18, 2022

Кратчайший путь из Европы на Дальний Восток лежит не через Суэцкий канал, а через Северный Ледовитый океан. Издавна русские люди пытались освоить Северный морской путь. Главной проблемой были суровый климат и тяжелые льды.

ГОРОД ЗА ПОЛЯРНЫМ КРУГОМ

Русские поморы бороздили воды Баренцева моря уже в XII веке. Бывали они и на Новой Земле. Тогда же стали посещать ее берега и новгородские купцы в поисках пушнины и моржового клыка. Именно эти богатства влекли к себе тех, кто первым прокладывал пути в неизведанных арктических морях.

Ни о каком планомерном поиске этих путей в те времена не могло быть и речи. Все происходило стихийно, шаг за шагом, методом проб и ошибок, поскольку держалось на инициативе предприимчивых людей. Эти люди не стремились возвестить о своих открытиях всему миру, ведь речь шла о прибыли.

Поэтому многие даты и имена мы, скорее всего, не узнаем никогда. Так, например, неизвестно, когда русские мореходы стали совершать плавания по Карскому морю — первому из четырех морей по маршруту Северного морского пути. Первое упоминание о таких плаваниях оставил англичанин Стивен Барроу, который в 1556 году добрался на своем судне до пролива Карские Ворота и встретил там русских моряков, описавших ему дальнейший путь до устья реки Обь. Правда, сам Барроу дальше идти не решился и повернул обратно.

Зато известно, что уже в те времена поморы регулярно совершали походы в Обскую губу и освоились там настолько, что в конце XVI века основали в долине реки Таз торговую факторию. В 1600 году по указу царя Бориса Годунова в тех местах был заложен острог, вокруг которого уже в скором времени вырос целый город — Мангазея. Ежегодно на торги туда приезжало до двух тысяч купцов, выменивавших у местных охотников сотни тысяч шкурок соболей. Но стремление к наживе гнало предприимчивых людей еще дальше на восток. В 1940 году на острове Фаддея у северных берегов Таймыра были найдены остатки зимовья, большое количество пушнины и клад из трех с половиной тысяч монет, свидетельствовавший о том, что русские бывали в этих краях уже в 1618 году.

Осваивая морские пути вдоль северных берегов Сибири, русские землепроходцы нередко становились еще и мореходами. Так, в 1633 году отряд енисейского пятидесятника Ильи Перфильева пришел на реку Лена, спустился к ее дельте, а затем отделившийся от него отряд Ивана Реброва совершил морской поход до реки Индигирки. В этой экспедиции участвовало, помимо служилых людей, еще и более сотни торговцев и промышленников. Как и всегда в подобных случаях, это вело к освоению и заселению вновь открытых земель.

Следующий шаг в продвижении на восток морским путем был сделан помором Михаилом Стадухиным. В 1641 году возглавляемая им экспедиция спустилась к устью Индигирки и по морю достигла Колымы. В ее среднем течении было построено зимовье, в котором остался небольшой отряд казаков под началом Семена Дежнева. Зимовье вскоре превратилось в острог, а Дежнев в 1648 году вышел в море и впервые в истории обогнул восточную оконечность Чукотки. Это было за 80 лет до Витуса Беринга.

Таким образом, весь Северный морской путь — по частям и разными людьми — уже к середине XVII века был в принципе разведан. Однако до «сквозного» плавания — от Баренцева моря до Берингова пролива — было еще далеко.

Свою лепту в освоение Северного морского пути внесли англичане и голландцы. Пушные богатства Сибири интересовали их не меньше, чем русских купцов, но главной целью были все же Острова пряностей в Индонезийском архипелаге.

Дело в том, что морской путь в Индию взяли под жесткий контроль португальцы. Они получали огромные прибыли и не допускали в свои новые владения иностранных конкурентов, которым оставалось только завидовать.

Самыми завистливыми оказались англичане и голландцы. Поэтому, когда в 1525 году русский дипломат Дмитрий Герасимов высказал предположение, что по северным морям, следуя на восток, можно добраться до Китая, это вызвало у англичан, и голландцев большой интерес. Начался сбор сведений, ученые принялись строить гипотезы. Не обошлось и без курьезов. Так, на карте Рейша Гренландия помещалась у берегов северо-восточной Азии, а Меркатор считал, что в Карское море впадают реки, протекающие через Китай.

Первыми в Баренцевом море появились англичане. В 1553 году экспедиция Хью Уиллоби пыталась пройти через Карские Ворота, но тяжелые льды заставили ее повернуть назад. В 1584 году голландец Оливер Брюнель дошел до острова Вайгач, но дальше продвинуться не смог. Неудачными оказались и три экспедиции Виллема Баренца, погибшего в районе Новой Земли.

Конец всем попыткам иностранцев пройти морем вдоль сибирских берегов положил царь Михаил Федорович, запретивший в 1619 году иностранным торговым судам плавание из Архангельска в Мангазею. В конечном итоге это привело город в упадок, но соображения, которыми руководствовался царь, вполне понятны. Русское государство, еще не оправившееся от последствий Смутного времени, не могло должным образом защитить свои далекие северные рубежи. Между тем Англия, обладавшая лучшим торговым и военным флотом в мире, уже в 1612 году планировала установить свой контроль над Русским Севером и Мангазеей. Об этом свидетельствуют найденные гораздо позднее, в 1914 году, архивные документы.

ВСЕМИРНОЕ ПОХОЛОДАНИЕ

Паровой барк «Вега»

Паровой барк «Вега». Первое судно осуществившее полный проход Северного морского пути

Следующий этап в поисках кратчайшего северного пути начался в эпоху Петра I, когда получила второе рождение идея Дмитрия Герасимова о возможности плавания вдоль сибирских берегов в Китай. Но теперь это уже не было делом одних бесстрашных первопроходцев. Появилось понимание того, что для успеха такого рода мероприятия необходимы серьезные исследования.

С этой целью Петр I в 1721 году направил в устье Оби экспедицию, в состав которой вошли географы, астрономы и опытные мореходы. Они должны были выяснить, судоходно ли Карское море и можно ли там устроить порты. В случае положительного ответа на эти вопросы царь рассчитывал послать корабли в Японию. Но ответ был отрицательным, и поэтому Петр переключил свое внимание на Тихий океан, отправив туда экспедицию Витуса Беринга.

Развивая идеи Петра I о необходимости исследования Сибири и Дальнего Востока, Беринг разработал проект экспедиции, который в том числе предполагал описание побережья арктических морей.

По решению Адмиралтейства были сформированы четыре отдельных отряда, с 1734 по 1743 год действовавших на севере России от Архангельска до Колымы. Результат их изысканий был неутешительным: моря восточнее Новой Земли непригодны для регулярного судоходства.

И это неудивительно, потому что поморы совершали свои плавания вдоль сибирских берегов в сравнительно благоприятных климатических условиях, но в XVII веке наступило всемирное похолодание — и Карское море превратилось в настоящий «мешок со льдом». Значительно похолодало и в Арктике в целом.

К проблеме Северного морского пути российское правительство вновь обратилось в 60-е годы XVIII века. Причиной тому стала идея Михаила Ломоносова о том, что в летние месяцы Северный Ледовитый океан на расстоянии 500-700 км от сибирских берегов должен быть свободен ото льда.

В пользу такого предположения свидетельствовали и не заходящее все лето солнце, и теплые воды Гольфстрима, и «сибирская полынья». Так называлось обширное пространство, начинавшееся на расстоянии 200 миль к северу от Новосибирских островов. Там море даже зимой было покрыто движущимися льдами, а иногда и вовсе не замерзало.

Поэтому у Ломоносова возникла мысль о возможности плавания из Баренцева моря мимо Шпицбергена через Северный полюс к Берингову проливу. К слову сказать, вплоть до начала XX века эту мысль разделяли многие видные зарубежные и отечественные ученые.

Тогда же, в 1765-1766 годах, в обстановке строжайшей секретности по этому маршруту были одна за другой отправлены две экспедиции во главе с Василием Чичаговым. И обе они не увенчались успехом: русским морякам так и не удалось пройти дальше Шпицбергена.

Как показали позднейшие исследования, несмотря на незаходящее солнце, лето в районе Северного полюса — это период максимальной облачности, а воды Гольфстрима уходят на глубину и не могут образовать полынью до самого Берингова пролива.

Но главная проблема заключалась в том, что возможности парусных судов в северных морях весьма ограниченны. Поэтому впервые преодолеть весь Северный морской путь удалось лишь в 1878-1879 годах экспедиции Норденшельда на барке «Вега», оснащенном паровым двигателем.

Александр ФРОЛОВ

  Рубрика: Великие первопроходцы 181 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,217 сек. Потребление памяти:8.99 mb