Путешествие туда и обратно

Автор: Maks Апр 25, 2020

В XVII веке границы Московского царства вплотную подошли к Китаю. И китайцы, и русские претендовали на одни и те же территории Южной Сибири и Дальнего Востока. Однако и те, и другие масштабной войны не хотели. Территориальные споры предстояло урегулировать средствами дипломатии…

Русским дипломатом, которого царь Алексей Михайлович отправил в Китай, был совсем даже не русский, а молдавский боярин, который, как тогда считалось, происходил из византийского рода Палеологов. Византия уж два века как сошла с исторической сцены. Теперь на ее бывших землях властвовали османские турки.

Курносый заговорщик

Предкам боярина, которого мы знаем как Николай Гаврилович Спафарий, пришлось бежать от их гнета в более спокойную Молдавию. Осели они в молдавских Милештах и стали именовать себя Милеску. Там и родился будущий дипломат. Хотя в его жилах, возможно, и текла императорская кровь, в Молдове его семья занимала невысокое положение, и строить карьеру ему пришлось, полагаясь только на себя и собственные таланты.

Положение осложнялось тем, что Милеску принадлежали к греческой церкви, то есть были православными. Именно в семейном православии и нужно искать разгадку, почему юношу отправили учиться в Славяно-греко-латинскую академию в Яссы, а потом в Высшую школу в Константинополь. Однако хотя Константинополь и считался центром православия, центром православного мира он давно уже не был. И продолжать обучение молодому человеку пришлось в католической Италии. За эти годы он овладел не только древнегреческим языком и латынью, но и турецким и арабским языками, изучил историю, литературу, философию, богословие, математику и естественные науки — то есть был отлично образован по тогдашним меркам.

С этим багажом знаний и неистребимой ненавистью к туркам он явился к молдавскому двору. И сразу же получил весьма почетную должность спэтара, то есть мечника при господаре. Владыки Молдавии и Валахии тогда очень зависели от турок, и если они оказывали неповиновение — Блистательная Порта тут же смещала их с должности. Молодой спэтар (а ему еще не исполнилось и 30 лет) всячески убеждал правителей сопротивляться турецкой власти и перейти в подданство московскому царю, с Турцией он жаждал только войны. Но ему пришлось исполнять дипломатическую должность капукехейя в Порте, что было совершенно невыносимо. Так что он бросил службу и отправился в германские земли, где пребывал в изгнании бывший молдавский господарь. Вместе с этим неудачником он составил заговор против назначенного османами господарем Ильяша Александру, и заговор, конечно же, провалился, а самому Милеску не то урезали, не то выдрали, не то сожгли нос. Очевидно, повреждение было тяжелым, но не фатальным, поскольку, бежав от расправы к немцам, он нашел доктора, который терпеливо вымывал кровь из отверстой раны и придавал остаткам носа приемлемую форму.

С тех пор Милеску стали прозывать «курносым».

Лишившись носа, Милеску не оставил мысли о сопротивлении туркам. Нужно было только подтолкнуть к этой мысли московского царя. Для этого представился отличный случай: иерусалимский патриарх отправил его в Москву, а там он близко сошелся с боярином Матвеевым, который имел большое влияние на царя, русско-турецкой войны на Балканах, конечно, не получилось — Москве еще только предстояло воевать за Крым. Вместо этого Милеску попал в Посольский приказ переводчиком и понемногу прижился в Московском царстве. Попав на русскую службу, он стал Николаем Гавриловичем Спафарием (вероятно, фамилию Милеску выбирал сам, потому что титул спэтара (слэтару) был достаточно высоким в поздней Византии). А в 1675 году ему доверили возглавить посольство в далекий Китай.

Долгие сборы

Николай СпафарийСпафарий был не первым дипломатом, посланным московским царем в Китай. До него с той же целью ездило в Пекин посольство Байкова, но совершенно неудачно. В 1673 году было решено отправить туда Спафария, дипломатические способности которого были оценены царем по достоинству. Китайского языка Спафарий, разумеется, не знал. Он и русский-то только-только выучил. Но к Посольскому приказу был приписан один этнический китаец, который 20 лет назад сбежал от маньчжурских завоевателей на русские земли.

Его и назначили в переводчики. От Спафария ожидали переговоров по амурскому вопросу. Царь хотел наладить торговые отношения, очень его привлекали китайские товары — шелк и самоцветы, а также лекарственные снадобья, экзотические растения и животные. Еще он надеялся сговориться с тамошним «богдыханом» и вывезти в Москву китайских мастеров, чтобы строить ажурные мосты, как на китайских картинках.

Посольство предполагалось масштабное — в 150 человек, так что на сборы ушло около двух лет. Всем чиновникам в Сибири было велено всячески помогать Спафарию, снабжать его повозками, лошадьми, продовольствием и оружием. Кроме вооруженной охраны и купцов, составлявших большую часть посольства, в него входили и ученые, которые должны были заниматься каждый своей специальностью — ботаникой, астрономией, геологией, картографией, медициной. О самом Китае члены посольства знали очень немногое, в географии путались, в этнических различиях разбирались слабо, а языка, кроме назначенного им китайца, и вовсе не знал никто.

Китайские приключения

В 1675 году посольство вышло из Тобольска и отправилось в путь. Спафарий выбрал не долгую дорогу через Маньчжурию, а более короткую и прямую — на Енисейский острог и Нерчинск, а потом до Албазинского острога с переправой через Амур и сразу же на юг, в Пекин. Но и этот путь занял около года. Весь маршрут посольства, как и велел царь, был строго задокументирован. Спафарий описывал особенности быта народов, с которыми встречался, делал географическую съемку местности и заметки обо всех крупных поселениях, в которых находились циньские гарнизоны. Разумеется, при циньском дворе сразу возникли подозрения, что посольство является просто замаскированной разведывательной экспедицией северных варваров. Основания к такому выводу, увы, имелись.

Переводчик вел двойную игру. Спафарию он докладывал, что маньчжурские завоеватели готовят нападение на посольство, а встретившись с сородичами, начинал хвалить им московского царя и подбивать перейти всем в его подданство. Дошло до того, что посольство поставили перед необходимостью провести дознание, то есть пытать старого перебежчика, а потом казнить. Казнить своего толмача Спафарий отказался, но взял под стражу. Дальнейшие переговоры пришлось вести, используя собственные познания в языке и осевших в Китае иезуитов, сведущих в латыни.

Но доверия к русскому посольству не было. Его долго продержали у Великой китайской стены, на границе. Циньские чиновники требовали передать им грамоту, писанную к их императору, а Спафарий обещал защищать эту грамоту оружием и требовал аудиенции у «богдыхана». В конце концов посольство определили на казенном постоялом дворе, запретив выходить за ворота, и провели строжайший личный досмотр. Только спустя месяц было разрешено передать грамоту московского царя в самом дворце, но не лично императору, а его высшему чиновнику. Там же передали и царские подарки — лошадей, соболей, лисиц. Посольство принял сам император. Но он рассматривал северян только как вассалов, приносящих приятную дань. И однажды, без всяких объяснений, на запертый постоялый двор явились представители императора и велели всем ехать назад.

Поражения и победы

Так что все, чего посольство Спафария добилось — изучило местность и составило подробную карту. Но для века, когда знали только, что Китай с юга граничит с Индией, а на востоке от него лежат острова Япония и Формоза, и это было очень большое достижение. Спафарий первым из географов описал Амур и Байкал, составил карту горных массивов Восточной Сибири, оставил ценные заметки о Маньчжурии и Китае.

Михаил РОМАШКО



, , , ,   Рубрика: Великие первопроходцы

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:47. Время генерации:0,118 сек. Потребление памяти:8.27 mb