Пять недель без царя

Автор: Maks Янв 23, 2022

В эпоху дворцовых переворотов гвардейцы нередко решали, кто окажется на престоле. Но в 1730 году гвардия решала не только судьбу трона, но и судьбу страны.

ПОДДЕЛЬНОЕ ЗАВЕЩАНИЕ

В январе 1730 года Россия стояла на пороге смуты: умирал Петр II, внук Петра Великого и последний представитель мужской линии Романовых. 14-летний император, естественно, умирал бездетным. Встал вопрос: кого посадить на престол?

У юного Петра II был фаворит — князь Иван Долгоруков. Благодаря ему большое влияние приобрел весь клан Долгоруковых, а с сестрой Ивана — Екатериной — молодой царь даже обручился.

Теперь император умирал. Долгоруковым, конечно, не хотелось терять власть. И они составили подложное завещание, по которому Петр II передавал престол своей невесте Екатерине. Завещание было изготовлено в двух экземплярах: одно — без подписи (если император придет в сознание, он его подпишет), а другое — с подписью Петра (ее подделал Иван Долгоруков).

В сущности, это был дворцовый переворот. Правда, он не удался. Даже среди Долгоруковых не наблюдалось единства: фельдмаршал Василий Владимирович счел план безумным и вдрызг разругался со своими родственниками.

Тем временем Петр II умер, не приходя в сознание. А в соседней комнате собрались семеро человек: четверо членов Верховного тайного совета (высшего органа власти) и еще трое вельмож. Из семи человек четверо были Долгоруковыми, а двое — Голицыными. Именно эти две фамилии и вершили судьбы страны.

Долгоруковы попытались подсунуть подложное завещание, но Голицыны их просто высмеяли. Однако вопрос, кто будет царствовать, по-прежнему требовал решения.

Теоретически претендентов было пять: дочь Петра I — Елизавета Петровна, племянник Петра I (сын его дочери Анны) — двухлетний Карл Петер Ульрих, будущий Петр III, а также три дочери царя Ивана Алексеевича, соправителя Петра I — Екатерина, Анна и Прасковья.

Слово взял самый авторитетный из членов Верховного тайного совета («верховников») — 64-летний князь Дмитрий Голицын. Он предложил сделать императрицей среднюю дочь царя Ивана — вдовствующую курляндскую герцогиню Анну Иоанновну. «Она рождена среди нас и от русской матери, в старой хорошей семье, мы знаем доброту ее сердца и прочие ее прекрасные достоинства», — объяснил Голицын свой выбор.

На самом деле у Анны Иоанновны было только одно «прекрасное достоинство»: считалось, что она будет слабой правительницей, при которой «верховники» смогут делать все, что захотят. А уж «доброту ее сердца» князь Дмитрий Голицын сможет оценить сполна, когда окажется в Шлиссельбургской крепости, где и окончит свои дни.

ДВОЙНОЙ ОБМАН

Но это будет позже, а 19 января 1730 года участники совещания пришли в восторг от предложения Голицына. «Виват наша императрица Анна Иоанновна!» — воскликнул фельдмаршал Василий Долгоруков, а вслед за ним и все остальные.

Итак, с кандидатурой определились. Но Дмитрий Голицын еще не закончил свое выступление. Он предложил «себе полегчить» и «воли себе прибавить». Иными словами, ограничить власть новой императрицы. Для этого составлялись «Кондиции» — условия, на которых Анна Иоанновна получала трон. В случае, если Анна нарушала эти условия, она лишалась и трона.

В сущности, Голицын хотел воспользоваться опытом Швеции. Там Ульрика Элеонора, младшая сестра Карла XII, заняла трон в обмен на отказ от абсолютизма. Реальная власть перешла к совету аристократов — риксроду. В России место риксрода должен был занять Верховный тайный совет.

Снова все семеро вельмож проявили единодушие, поддержав Голицына. Выработанные ими «Кондиции» запрещали Анне Иоанновне без согласия Верховного тайного совета объявлять войну и заключать мир, отнимать жизнь и имения у дворян, а также жаловать им вотчины и деревни, вводить новые налоги и расходовать бюджетные средства, давать звания выше полковника. Без одобрения «верховников» императрица не могла даже вступить в брак и назначить наследника.

«Кондиции» подводили черту под историей самодержавия в России. Но и в демократию страна не превращалась. Устанавливалось олигархическое правление, власть передавалась узкой группе лиц, а точнее — представителям семейств Долгоруковых и Голицыных.

По сути, это был даже не дворцовый, а государственный переворот, поскольку он менял форму правления в стране. Но у «верховников» ничего не вышло.

Они решили действовать тайно. В это время в Москву на предполагавшуюся свадьбу Петра II и Екатерины Долгоруковой съехались все высшие чиновники и военные, а также родовое дворянство. «Верховники» объявили собравшимся дворянам, что императрицей будет Анна Иоанновна. Но о «Кондициях» ни слова не сказали.

К Анне в Митаву отправилась делегация. «Верховники» замыслили двойной обман: Анне они представят «Кондиции» как инициативу народа, а народу представят «Кондиции» как инициативу Анны Иоанновны.

КРУЖКИ И ПРОЕКТЫ

Анна Иоанновна рвёт «Кондиции»Но все тайное становится явным. Вот и по Москве поползли слухи о том, что «верховники» задумали что-то нехорошее. Чтобы предупредить Анну Иоанновну, дворяне тоже направили к ней делегации, даже целых три, причем одна из них прибыла в Митаву раньше, чем делегация «верховников».

Анна узнала, что не все в Москве поддерживают «верховников». Но выбора у нее не было — она подписала «Кондиции» и отправилась в Первопрестольную.

«Верховникам» пришло время раскрывать карты. И тут выяснилось, что их вообще никто не поддерживает. Они зачитали собранию дворян «Кондиции», но ни одного слова одобрения не услышали.

Наоборот, князь Алексей Черкасский потребовал, «чтобы ему и прочей братии дано было время порассуждать о том свободно». «Верховники» согласились. Они думали, что дворяне перессорятся между собой, а под шумок удастся-таки пропихнуть «Кондиции».

В Москве начали происходить удивительные вещи. Много приходится слышать, что русский народ всегда был рабским, холопским, покорным. Но дворяне в 1730 году вели себя совершенно по-другому. Они объединялись в кружки и обсуждали сложившуюся ситуацию. Без преувеличения, можно сказать, что в людях неожиданно проснулось гражданское самосознание.

Все кружки выступали против «верховников». Но дворян возмущала не сама идея ограничить самодержавие, а воплощение этой идеи. Их не устраивало, что реформа затевается исключительно в интересах Долгоруковых и Голицыных.

Дворяне составляли собственные проекты государственного устройства. До нас дошло 12 таких проектов, и все они предполагали ограничение самодержавия. Между прочими под этими проектами подписалось более тысячи человек.

Документ, составленный в кружке князя Черкасского Василием Татищевым, предполагал создание своего рода парламента — «вышнего собрания», которое избирало бы губернаторов и президентов коллегий. Это значило, что Россия превращалась из самодержавного государства в конституционную монархию. Трудно даже вообразить, как развивалась бы наша история, если бы дворяне в 1730 году добились выполнения своих пожеланий. Но они не добились.

ПРОСИМ ПРИНЯТЬ САМОДЕРЖАВСТВО

Дворяне не смогли прийти к компромиссу с «верховниками», которые ни с кем не желали делиться властью. А пока две эти силы ругались между собой, Анна Иоанновна действовала.

10 февраля она приехала в подмосковное село Всесвятское, а 15 февраля въехала в Кремль. Через сестер Анна узнала о всеобщем недовольстве «верховниками» и сразу же решила привлечь на свою сторону гвардию. В этом ей сильно помог ее родственник — гвардейский подполковник Семен Салтыков (мать Анны Иоанновны — Прасковья Салтыкова).

Политический кризис разрешился 25 февраля. Дворяне во главе с князем Черкасским поднесли Анне Иоанновне челобитную. В ней говорилось, что «Кондиции» вызывают сомнения. Поэтому надо созвать совет из высших чинов государства, чтобы «форму правления государственного сочинить и вашему величеству ко утверждению представить». То есть предполагалось нечто вроде Учредительного собрания.

Анна Иоанновна наложила резолюцию: «Учинить по сему». И пошла обедать вместе с «верховниками». А дворяне удалились в отдельный зал, чтобы там «сочинять форму правления».

И в этот момент в дело вступила гвардия. Гвардейцы, по словам иностранного дипломата, «начали кричать, что они не хотят, чтобы кто-нибудь предписывал законы их государыне, которая должна быть такою же самодержавною, как и ее предшественники».

Естественно, не обошлось без угроз. Гвардейцы просто-напросто запугали дворянских представителей. И они сочинили новую челобитную, совершенно отличную по содержанию от всех предыдущих. Теперь дворяне «всепокорно» и «всемилостивейше» просили Анну Иоанновну «принять самодержавство». И подписались: «вашего императорского величества всенижайшие рабы».

После этого Анна Иоанновна разорвала «Кондиции». И «самодержавство», разумеется, приняла в полном объеме. Вместо конституционной монархии Россию ожидала «бироновщина».

Александр СКАБИЧЕВСКИЙ

  Рубрика: Власть 70 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,226 сек. Потребление памяти:9.01 mb