Разоблачённый посмертно

Автор: Maks Июн 7, 2021

Один ныне диссидентствующий ветеран КГБ, прежде служивший «по линии контрразведки», утверждает, что вопреки официально заявленной парадигме о всеведении и всесилии отечественных спецслужб в действительности выявить удается не более 10% агентов иностранных разведок. «Иначе, — пояснил он, — никто бы этим не стал заниматься».

Обвинение перебежчика Алексея Кулака в шпионаже строится на информации, переданной в апреле 1985 года шефом советского отдела внешней контрразведки ЦРУ Олдричем Эймсом, который не нашел иного способа срочно достать 50 тысяч долларов, чтобы избежать процедуры банкротства. Все те, кого разоблачил Эймс, действительно оказались американскими «кротами» в структурах советских спецслужб. Но в случае с Алексеем Кулаком не все так просто. Понять, в какие именно игры и на чьей стороне играл этот человек, в полной мере невозможно по сию пору.

Настоящий герой

В биографии Алексея Кулака буквально не за что «зацепиться» контрразведчику. Весь он «как на витрине». Уроженец Москвы, из семьи рабочих. В августе 1941 года призван в ряды РККА и направлен в артиллерийское училище. С мая 1942 года на фронте. Награжден орденом Александра Невского, орденами Красной Звезды и Красного Знамени.

Командовал дивизионом 76-миллиметровых орудий при штурме Зееловских высот и форсировании реки Мюленфлис. Во время боев на берлинских улицах был ранен, но остался в строю. За особые отличия в ходе битвы за Берлин командование представило старшего лейтенанта Кулака к званию Героя Советского Союза.

До 1947 года служил на территории советской оккупационной зоны Германии комендантом небольшого немецкого городка. Демобилизовался в звании капитана и поступил в Московский химико-технологический институт имени Менделеева на факультет, готовивший специалистов по радиоактивным материалам для советской атомной промышленности.

Был оставлен в аспирантуре и в 1957 году защитил кандидатскую диссертацию по теме «Радиоактивный анализ редкоземельных металлов». Его ждала работа в НИИ, занимавшемся исследованиями и проектированием по профильной теме, однако в этот момент ему сделали предложение, от которого в СССР отказываться было не принято.

На тайной службе

Пройдя соответствующее обучение, Алексей Кулак в 1960 году стал сотрудником подразделения 1-го Главного управления КГБ СССР, занимавшегося научно-технической разведкой.

В 1962 году кандидата наук отправили в Нью-Йорк, где под прикрытием статуса сотрудника советского представительства при ООН он успешно занимался шпионажем. За выполнение секретных заданий в 1965 году его наградили первым орденом Красной Звезды.

В 1969 году Кулак вернулся в Москву, и после трехлетней паузы, на жаргоне разведчиков называемой «пересидкой», его снова командировали в Нью-Йорк в качестве атташе по вопросам науки ооновского представительства. Добывание секретов американской науки и техники во время второй командировки в 1976 году принесло «научному атташе» второй орден Красного Знамени.

В 1977 году Алексей Кулак с триумфом вернулся в отечество, был увенчан чином полковника и получил назначение на очень важный пост. Его включили в координационную группу, принимавшую заявки на получение секретной научно-технической информации. Он занимался анализом возможности исполнения заказов, исходя из имеющихся оперативных возможностей, и разработкой операций для получения требуемой информации.

Выйдя в отставку в 1980 году — ему было уже 58 лет, — Кулак вернулся в родной институт МХТИ имени Д.И. Менделеева, заняв должность начальника научно-исследовательского отдела.

Тень подозрения

Алексей Кулак - командир РККА во время Великой отечественнойВпервые тень подозрения пала на Алексея Кулака в феврале 1979 года, когда в журнале «Нью-Йорк» появилось интервью с автором книги «Легенда — тайный мир Ли Харви Освальда», американским политологом, профессором Гарвардского университета Эдвардом Эпштейном, в котором среди прочего утверждалось, что один из сотрудников советского представительства при ООН, в марте 1962 года явившись в нью-йоркский офис ФБР, заявил, что он занимается сбором секретной научно-технической информации, и хотел бы сотрудничать, предоставляя ФБР сведения о работе резидентуры ПГУ КГБ и агентуре, находящейся в ее ведении. По словам Эпштейна, сведения об этом агенте, которому присвоили псевдоним Федора, он получил от Уильяма Салливана, шефа отдела контрразведывательных операций ФБР.

После этого интервью под подозрение попали десять офицеров, которые в 1962 году занимались «научно-техническим направлением» в работе нью-йоркской резидентуры. По мнению проводивших их проверку контрразведчиков, более остальных на роль Федоры подходил именно Алексей Кулак, но самое подробное исследование не смогло выявить в его действиях ничего подозрительного.

То, что Кулак — ветеран войны, Герой Советского Союза, кавалер орденов, было важно, но вторично. Коллеги и знакомые отзывались о нем только положительно — интеллектуал, компанейский, остроумный человек, равнодушный к материальным благам. Он никогда не стремился «запастись» электроникой, бытовой техникой и прочим, что в Союзе достать было невозможно, как это обычно делали советские граждане, у которых подходил срок окончания зарубежной командировки.

Чрезвычайно эффективный разведчик, проведший ряд вербовок агентов, доставлявших ценные сведения о ракетостроении и проблемах ядерной энергетики. Ему не было никакой надобности, рискуя головой, тащиться в офис ФБР, так как он регулярно встречался с его работниками в баре «Брифниз», недалеко от советского представительства ООН, разыгрывая партию «непринужденного приятельства». У Кулака была санкция центра на этот контакт, и он вел свою игру, имея целью вербовку одного из «федералов».

И уж окончательно «ни в какие ворота не лезло» его возвращение в Союз и все последующее поведение.

Сколь ни бились, никаких подозрительных контактов, странностей поведения, чрезмерных расходов выявить не удалось. Установили только склонность «объекта» к некоторому злоупотреблению спиртным, но это и за грех не сочли. Непьющих разведчиков и дипломатов не бывает в принципе.

Никаких конкретных доказательств того, что Кулак — американский агент, не обнаружили до самой смерти Алексея Иссидоровича. В августе 1984 года его похоронили с воинскими почестями на Кунцевском кладбище, где по традиции обретают последнее пристанище заслуженные чекисты.

Даже когда в апреле 1985 года соблазнившийся финансовыми перспективами сотрудничества с советской разведкой старший офицер ЦРУ Олдрич Эймс передал список американской агентуры, в котором Алексей Кулак был назван агентом ФБР, в это до конца не поверили. Вопрос о его виновности оставался открытым до 1989 года, пока тщательно собранные косвенные улики не позволили прийти к выводу, что агент Федора и Герой Советского Союза — это все-таки одно лицо. И тогда, забыв о том, что «мертвые сраму не имут», заочно и посмертно Кулака лишили всех правительственных наград.

Валерий ЯРХО

ЗАСЛУЖЕННЫЕ НАГРАДЫ?

Парадоксально, но ордена за получение секретных данных Кулак получил вполне заслуженно. Теперь установлено, что американцы создавали для него агентурные источники информации, через которые переправляли самые достоверные сведения. Только вот использовать их из-за технического отставания СССР было невозможно. К тому времени, когда их удавалось реализовать на практике, эти технологии уже безнадежно устаревали. Это была форма диверсии, истощавшей ресурсы Советского Союза в бесплодной гонке вооружений.

Загадки истории » Специстория » Разоблачённый посмертно

, , ,   Рубрика: Специстория 112 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:31. Время генерации:0,815 сек. Потребление памяти:10.32 mb