Реквием по императорскому флоту

Автор: Maks Мар 9, 2020

Битва между американским и японским флотами в заливе Лейте считается крупнейшим морским сражением Второй мировой войны. Хотя, если быть точным, речь шла о четырех разигравшихся на огромном пространстве баталиях, подтвердивших, что эпоха линейных кораблей с крупнокалиберной артиллерией ушла в прошлое.

Бои 1941-1943 годов на Тихом океане наглядно продемонстрировали, что флот практически беззащитен перед ударами авиации, если сам не имеет авиационного прикрытия. Однако дальность полетов авиации ограничивалась запасами топлива, которые можно было пополнить только на базе. На первый план вышли «плавучие аэродромы» — авианосцы. Правда, в момент заправки самолетов они оказывались беззащитны перед ударами противника, если, конечно, не прикрывались линкорами, крейсерами и миноносцами.

Лейте — ключ к Филиппинам

Налет на Пёрл-Харбор продемонстрировал, что флот теперь играет обслуживающую роль при авиации, причем такая схема была особенно актуальна для Тихоокеанского театра боевых действий с разбросанными по огромному пространству архипелагами и отдельными островами. Однако окончательно признать приоритет авианосцев по сравнению с линкорами японцы были не готовы, видимо, по причинам психологическим. Ведь именно линкоры в Желтом море и при Цусиме добыли для Японии статус великой морской державы.

Зато американцы возможности авианосцев оценили правильно, И начали резать морские коммуникации, связывающие метрополию с богатыми сырьем Индонезией и Индокитаем. Следуя стратегии «прыжков лягушки», японцев последовательно выбили с Соломоновых, Маршалловых, Каролинских и Марианских островов.

Пришел черед самого большого островного архипелага Филиппины, состоящего из трех основных групп островов. Северная и южная группы названы по имени самых крупных из расположенных в них островов — Лусон и Минданао. В центральной группе Бисайских островов особое значение имеет остров Лейте, являющийся ключом ко всему архипелагу.

Японское командование правильно определило, что именно на нем американцы и осуществят высадку. Но вот составленный ими план упреждающего удара задним числом был жестоко раскритикован за излишнюю сложность.

Критики обычно не учитывают, что главнокомандующий Объединенным флотом адмирал Тоёда Соэму мудрил от безысходности. В предыдущих сражениях было потеряно огромное количество самолетов. Авианосная группа состояла всего из одного тяжелого («Дзюйкаку») и трех легких авианосцев, а также трех линкоров-авианосцев — против 34 авианосцев у американцев. Собственно линкоров было семь штук, включая два самых больших в мире — «Ямато» и «Мусаси».

План Сё-1 должен был стартовать сразу, как только американцы начнут высадку в заливе Лейте. Из Сингапура немедленно выдвигался 2-й флот адмирала Токэо Куриты. В Брунее он заправлялся и следовал дальше. На подходе к Филиппинам от флота Куриты отделялась эскадра адмирала Нисимуры (два линкора, тяжелый крейсер и четыре эсминца), которой предстояло выйти к заливу Лейте, обогнув остров с юга, через пролив Суригао. Здесь к Нисимуре присоединялся 5-й флот адмирала Киехёды Симы из Манилы. Сам Курита в это же время огибал остров по северному проливу Сан-Бернардино.

Далее совместными усилиями планировалось разгромить десантный флот и вместе с сухопутными силами уничтожить весь десант.

Чтобы отвлечь морские силы противника, Соёма решил использовать базировавшийся в Японии, в бухте Хиросима, 3-й флот вице-адмирала Дзисабуро Одзавы, включавший все авианосцы, два линкора, три легких крейсера и восемь эсминцев. Предполагалось, что командующий американским 3-м флотом адмирал Уильям Хелси просто не сможет не клюнуть на такую наживку.

Гибель гиганта

Американская высадка началась 17 октября. План Сё-1 стартовал 18-го. 20 октября Курита прибыл в Бруней, и в этот же день Одзава вышел из Хиросимы, стараясь привлечь к себе внимание американцев. 22 октября флот Куриты разделился на Северную и Южную группы, чтобы обогнуть остров Лейте. Туда же с разных концов Тихого океана выдвигались 10 японских подлодок. Но первыми к месту событий поспели две американские субмарины.

Ранним утром 23 октября подлодка «Дартер» капитана Макклинтока торпедировала четырьмя торпедами флагман Куриты, тяжелый крейсер «Атаго». Самого Куриту успели эвакуировать на линкор «Ямато», но 360 моряков, включая капитана, погибли. Еще две торпеды повредили «Такао», который пришлось отправить в Сингапур под конвоем двух эсминцев. Вторая американская субмарина «Дейс» капитана Клаггета отправила на дно тяжелый крейсер «Майя». Японцы могли утешаться лишь гибелью «Дартера», севшего на рифы и взорванного своим экипажем.

Спустя сутки флот Куриты приблизился к морю Сибуян, из которого следовало войти в пролив Сан-Бернардино. Здесь он рассчитывал получить поддержку базировавшейся на Филиппинах наземной авиации. И действительно, на поджидавший его 3-й флот Хелси обрушились три волны в 50-60 самолетов каждая. 227-килограммовая бомба врезалась в палубу легкого авианосца «Принстон». Сдетонировавший на нем боезапас привел к уничтожению не только этого корабля, но и пришедшего к нему на помощь крейсера «Бирмингем».

На этом, впрочем, японские успехи закончились. Американцы подняли самолеты с четырех авианосцев, которые уничтожили чуть ли не половину машин противника. Основные силы янки сосредоточили против «Мусаси». Один из двух самых крупных линкоров в мире затонул в 18:35, получив 17 бомб и 20 торпед. Его «братец» и флагман эскадры «Ямато» получил два попадания, но экипаж оперативно ликвидировал повреждения.

Бой начал затихать, когда Хелси получил информацию о надвигающемся с севера к Филиппинам флоте Одзавы. Эта «наживка» хотела быть обнаруженной, и Хелси сделал все то, о чем японцы мечтали. Решив, что Курита уже не представляет опасности, он не оставил в Сан-Бернардино даже символического прикрытия и развернулся на север.

Конечно, на одном 3-м флоте свет клином сошелся. У американцев еще имелся 7-й флот Томаса Кинкейда, а также четыре оперативных соединения. Одних самолетов у них было в пять раз больше, чем у японцев. И если бы не это подавляющее численное превосходство, все могло обернуться для американцев гораздо хуже.

Радиограммы покойникам

Утром 25 октября Южная группа Нисимуры подошла к проливу Суригао, где должна была встретиться с кораблями Симы. Однако вместо манильской эскадры в 9:18 появились американские бомбардировщики с авианосца «Франклин». Ущерб от налета, впрочем, был незначительным, но в самом проливе японцев поджидала выделенная из состава 3-го флота эскадра адмирала Олдендорфа из шести линкоров и восьми крейсеров. Для начала американцы без всякого эффекта выпустили 39 торпедных катеров.

Через полтора часа в бой пошли эсминцы, выпустившие 27 торпед. В 2:07 ночи линкор «Фусо» разломился пополам. Время его гибели зафиксировано точно. Споры идут о том, когда именно получил смертельные повреждения флагманский линкор «Ямасиро» — двумя-тремя минутами раньше или позже. Последними прозвучавшими в эфире и обращенными к капитану «Фусо» словами Нисимуры были: «Мы торпедированы. Вы должны идти дальше и атаковать корабли противника». Однако «Фусо» погиб почти сразу а вот «Ямасиро» отправился на дно только в 3:19 получив еще несколько торпед и снарядов с американских крейсеров.

Улизнуть удалось только японским эсминцам. Американские крейсеры открыли по ним огонь, уничтожив в результате собственный эсминец «Грант».

Двигавшийся на соединение с Нисимурой Сима был атакован самолетами все с того же авианосца «Франклин», был потерян один эсминец. Еще два эсминца из-за повреждений вернулись в Манилу.

В 3:18 эскадра прошла среди плавающих останков «Фусо», и Сима отправил Нисимуре радиограмму: «Мы достигли места сражения». Знал бы он, что корабль, на котором находился адресат, как раз перевернулся. Дополнило драматическую картину столкновение двух японских эсминцев. То, что осталось, Сима сумел увести обратно в Манилу.

Отступление по-самурайски

Битва в заливе ЛейтаПока Одендорф дрался с Симой, Курита вторично сунулся теперь уже в пустой пролив Сан-Бернардино, благополучно преодолел его, вышел к острову Самар и, развернувшись на юг, вступил в бой с оперативной группой «77.4». Командовавший этим соединением контр-адмирал Томас Спрэг начал отход, попутно взывая о помощи то к Олдендорфу, то к Хелси. Все были далеко и очень заняты.

Дело в том, что соединение Спрэга состояло в основном из двух десятков эскортных авианосцев, рассчитанных на 20-30 самолетов каждый и предназначенных для прикрытия зоны высадки десанта, а не полноценных морских сражений. Курито же, даже после недавних потерь, все еще располагал четырьмя линкорами, включая «Ямато». И конечно, он постарался использовать свое преимущество в артиллерии, открыв огонь на дальних дистанциях.

На эскортных авианосцах делали, что могли, спешно подвешивая на самолеты все, что имелось под рукой, — торпеды, глубинные бомбы и даже фугасные бомбы, предназначенные для ударов по береговым целям. Самым ярким эпизодом стала самоубийственная атака американских эсминцев, пытавшихся хоть как-то задержать неприятеля. Кинкейд позже называл этот эпизод «одним из самых доблестных и героических актов в войне».

В ожесточенном бою повреждения получили четыре японских тяжелых крейсера. Американцы потеряли четыре эсминца.

Обойдя американскую группировку с севера, японские крейсеры приступили к обстрелу вражеских авианосцев, потопив один из них («Гамбиер бей»). Авиация янки делала, что могла, потопив один вражеский крейсер («Кумано») и еще двум нанеся тяжелые повреждения.

Курита избивал отряд из соединения Спрэга, именовавшийся «Таффи-3».

Между тем в 200 километрах самолеты берегового базирования атаковали более мощный отряд «Таффи-1». Здесь впервые использовались подразделения летчиков-смертников (камикадзе). Шестеро из них в семь часов утра атаковали эскортные авианосцы «Сэнти» и «Суони», на последнем сразу погибло около 100 человек.

Медик лейтенант Уолтер Барвел вспоминал: «Многие члены экипажа, находившиеся на полубаке и на мостиках над ним, были выброшены взрывом за борт. Те, кто находился внизу, оказались в настоящей огненной ловушке — горящее авиационное топливо, вытекавшее из самолетов, находившихся на полетной палубе, образовало настоящую стену пламени. Единственным путем спасения для попавших в западню людей было прыгнуть в море. Но многим и в этом не повезло — они сгорели заживо, прежде чем смогли оказаться за бортом».

В ходе атаки второй волны камикадзе американцы потеряли эскортный авианосец «Сент-Ло». Еще три авианосца получили серьезные повреждения.

В 8:11 Курита отдал приказ: «Прекратить бой, отойти на север вместе со мной, скорость 20 узлов». Теоретически бой складывался в его пользу, но с учетом общей ситуации следовало ожидать, что в ближайшее время к месту событий прибудут новые американские соединения. В общем, по-самурайски, до последнего вздоха, исполнять приказ императора Курите не хотелось. Описав дугу, его эскадра легла на обратный курс к Брунею.

Напрасная жертва

Главные американские силы под командованием Хелси с утра 25 октября у мыса Энганьо избивали Одзаву. Добросовестно выступив в роли «наживки», адмирал, узнав о приближении неприятеля, выпустил на него 77 самолетов. Поскольку садиться на палубу авианосцев большинство пилотов не умело, отбомбившись, они проследовали к филиппинским наземным аэродромам.

Еще три десятка самолетов Одзава оставил при себе, но они мало что могли сделать против двух волн американских самолетов (в 80 и 50 машин соответственно). Результатом атаки стало уничтожение эсминца и повреждение главного японского авианосца «Дзуйкаку».

В 7:24, когда 170 самолетов Хелси поднялись во вторую атаку, от Спрэга поступили призывы о помощи. Атаку в любом случае пришлось довести до конца, был потоплен легкий авианосец «Титосэ».

Однако отступавший Одзава тянул 3-й флот за собой, и Хелси приказал контр-адмиралу Дэвисону продолжать преследование, а сам с частью сил отправился на помощь Спрэгу. В третьей атаке с участием примерно 100 бомбардировщиков и торпедоносцев «Дзуйкаку» был добит и затонул в 13:14.

В 14:26 после десятка близких разрывов на дно отправился изрешеченный в ходе предыдущих атак авианосец «Дзуйхо». Из-за повреждений не дошел до Хиросимы и последний из японских авианосцев «Тиёда». Сам Одзава вернулся домой на крейсере «Оёдо». Его соединение честно выполнило свой долг, хотя к тому времени это уже никому не было нужно.

Так и не сумев устроить погром в заливе Лейте, японский флот потерял все четыре авианосца, три линкора (включая «Мусаси»), восемь крейсеров и двенадцать эсминцев. Американцы лишились одного легкого («Принстон») и двух эскортных авианосцев, трех эсминцев и корабля сопровождения. Соответственно распределились и потери в личном составе: примерно 10 тысяч погибших против 3 тысяч.

Подвоз нефти в метрополию из колоний оказался перерезан, и теперь последней надеждой Японии оставалась сухопутная армия.

Олег ПОКРОВСКИЙ

 



Загадки истории » Главное сражение » Реквием по императорскому флоту

, , , ,   Рубрика: Главное сражение

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:62. Время генерации:4,041 сек. Потребление памяти:10.34 mb