Русский Гварнериус

Автор: Maks Дек 9, 2018

Об итальянских скрипичных дел мастерах XVII века Антонио Страдивари и Андреа Гварнери слышал каждый культурный человек. О них написаны книги, они стали героями художественных фильмов. А о русском мастере Иване Андреевиче Батове, творившем свои шедевры на рубеже XVIII-XIX веков, сейчас никто и не помнит. Хотя именно его скрипки успешно продавали в ту же Италию… как творения Гварнери.

Крепостной графа Николая Шереметева

Граф Николай Петрович Шереметев (1751-1809) был, что называется, просвещенным рабовладельцем. И когда у его крепостного мальчика Вани Батова, родившегося в 1767 году, проявился необычайный талант, граф его способности заметил, оценил по достоинству и отправил учиться в Москву к мастеру музыкальных инструментов Василию Владимирову.

В те времена фабрик, производящих музыкальные инструменты, не было — каждая скрипка, виолончель, фортепиано, гитара были итогом многомесячного труда мастера-одиночки.

Обучаясь у Владимирова, юный Иван Батов скопировал итальянскую скрипку XVII века, да так точно, что специалисты долго не могли поверить, что перед ними подделка.

Эта удача натолкнула Шереметева на мысль начать производить, как сказали бы сейчас, «фирменный фальсификат». Обычные скрипки, созданные Батовым, продавались по цене от 500 до 800 рублей ассигнациями, а за сделанные «под старину» давали до 2000 рублей и сбывали в Италии под видом скрипок Гварнери, или Гварнериуса. По ценам конца XVIII века деньги огромные!

Бизнес графа Шереметева процветал. Крепостной мастер был завален заказами, но за исполнение каждого брался лишь с особого разрешения барина. Николай Петрович велел крепостному изготавливать инструменты только для известных музыкантов. Олигархи екатерининских времен содержали театральные труппы и оркестры из числа крепостных талантов. Так, скрипачу князя Григория Потемкина — Ивану Евстафьевичу Хандошкину — мастер создал скрипку за 1000 рублей. А чуть позже из дворца «ночного императора» — гражданского супруга царицы, Потемкина, — поступил новый заказ, необычайный хотя бы тем, что материал предоставил сам заказчик. И какой! Музыкальный инструмент, созданный по заказу самого Потемкина, породил еще одну легенду мистического Петербурга.

Балалайка из гроба колдуна

Иван Батов

Иван Батов — первый знаменитый российский мастер по изготовлению музыкальных инструментов

Жаль, что этот мистический сюжет из эпохи времен Екатерины Великой не стал известен писателю-мистику Николаю Гоголю. Иван Батов по требованию князя Григория Потемкина и с разрешения своего графа создал балалайку из доски… гроба языческого колдуна, зарытого на территории Петербурга более 100 лет назад. Звенела балалайка так, что слушателей то мороз по коже драл, то наворачивались слезы восторга. По столичным салонам пополз слух, что «Батов сотворил балалайку, на которой играет сам черт». То ли сам он продал душу дьяволу. Услышав чарующие звуки, другой граф — адмирал Алексей Орлов-Чесменский — предложил светлейшему за нее 1000 золотых червонцев. А когда тот отказался, флотоводец поклялся хоть выкрасть волшебный инструмент из гробовой доски, но завладеть им. Исполнил обещанное адмирал или все же сошелся в цене с Григорием Потемкиным — нам точно неизвестно. Но совершенство созданной Батовым балалайки было таково, шептались испуганно слушатели, что, мол, не обошлось в этом деле без нечистой силы. Но, видимо, «неукротимый Алехан», как называли близкие Орлова, все же заполучил вожделенную балалайку, ибо впоследствии на могиле графа, что была на погосте Юрьевского монастыря в Москве, темными ненастными ночами монахи обители часто слышали чудные трели балалайки. Сам Батов после этой мистической истории зарекся мастерить балалайки, гитар сделал всего десяток и то по настойчивым просьбам заказчиков, которым не мог отказать.

Вольную за виолончель

Александр I слыл увлеченным меломаном и сам недурно музицировал на скрипке и виолончели. В 1814 году к возвращению царя в Петербург после побед над Наполеоном в Европе Иван Батов приготовил государю подарок — скрипку, над созданием которой он трудился более 3 месяцев. Подарок Александру вручил, конечно, граф Шереметев, но в Зимнем дворце уже слышали про уникальный дар его крепостного. Растроганный царь повелел щедро наградить мастера, лично наказав графу царскую плату у крепостного не отбирать. Семья Батова и без того хорошо жила в столице, но сам мастер, разумеется, мечтал о вольной. Но старый аристократ ни за что не хотел расставаться с таким холопом, буквально осыпавшим своего хозяина золотом. Прошло время, граф Николай Шереметев скончался, а его наследник Дмитрий был более либерален. Батов получил вольную на себя и членов своей семьи за… виртуозно сделанную виолончель. Ее качества буквально ошарашили музыкальную звезду того времени — Бернхарда Ромберга, гастролировавшего тогда в Петербурге. Европейское светило пожелало лично пожать руку создателю волшебного инструмента — а как ему было сказать, что он восторгается трудом бесправного холопа?

Фортепиано для Николая I

Став вольным человеком и хозяином мастерской по изготовлению музыкальных инструментов, Иван Батов мгновенно назначен «поставщиком Двора Его Императорского Величества». В то время как потомки купца Григория Елисеева кормили и поили царскую семью и придворных яствами и напитками, все также знали, что Николай I любит домашние концерты. Ко дню победы русского флота и армии над Турцией в 1828 году купец Батов преподнес государю искусно созданное фортепиано. По всей видимости, оно сгорело во время знаменитого пожара в Зимнем дворце 12 декабря 1837 года. Солдаты гвардейских полков спасали в первую очередь картины и статуи, а сей музыкальный инструмент все же громоздок и тяжел. В суматохе об уникальном фортепиано просто забыли. А создать новое было уже некому: 70-летний Иван Андреевич был стар и не мог держать в руках инструменты.

Божий дар без наследников

Скончался «русский Гварнериус» в Петербурге в 1841 году. За всю свою жизнь он успел изготовить 41 скрипку, три альта, шесть виолончелей, 10 гитар. Были эксклюзивные творения: единственная балалайка, та самая. Один контрабас и одно фортепиано. К дню его кончины в домашней мастерской хранились одна готовая виолончель, несколько незаконченных скрипок (оставалось натянуть струны) и большой запас расходного материала. Все это быстро скупил за огромные деньги итальянский банкир и спешно увез в родную Италию. Имени банкира никто не мог вспомнить. Видимо, земляк Страдивари и Гварнери спешил ликвидировать саму возможность появления конкурентов из России для «итальянских Батовых». Своим потомкам Иван Андреевич Батов оставил в наследство богатый дом, капитал, а главное — рецептуру изготовления струнных инструментов и драгоценный запас древесины, заготовленный им еще во времена царствования бабушки Николая I. Но вот беда, ценная древесина по наследству передается, а вот дар божий — нет. Хоть все гробовые доски колдунов-чародеев на балалайки изведи. Никто из сыновей-внуков-правнуков Батова продолжить его дело не смог.

Александр СМИРНОВ



, , ,   Рубрика: Легенды прошлых лет

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:61. Время генерации:0,187 сек. Потребление памяти:8.32 mb