Самая советская бабушка

Автор: Maks Фев 17, 2020

В судьбе Татьяны Пельтцер все было шиворот-навыворот: талант без диплома, брак без детей и любовь без брака, слава в конце карьеры и занятия спортом с сигаретой во рту. Эту озорную, острую на язык старушку или обожали, или ненавидели. Никакой посредственности она не терпела ни на сцене, ни в жизни.

24 мая 1904 года в Москве родилась маленькая голосистая девочка, которую назвали Татьяна. «Ну до чего же на отца похожа!» — рассказывала всем счастливая мать Эсфирь Боруховна. И правда, внешностью и повадками Танечка пошла в актера театра и кино, режиссера Иоганна Робертовича Пельтцера, который считал себя обрусевшим немцем и представлялся как Иван Романович.

Папа лучший педагог

Унаследовав от родителя бесконечную любовь к актерству, Таня искренне считала, что театр есть жизнь. В восемь лет она уже выходила на сцену в актерских спектаклях. А в десять играла в спектакле «Анна Каренина» сына главной героини Сережу — да так убедительно, что во время сцены расставания Анны с ребенком некоторые дамы в зрительном зале падали в обморок, а других душили слезы.

С двенадцати лет Татьяна Пельтцер стала профессиональной актрисой: она снималась в эпизодах у разных кинорежиссеров и получала за это свои честно заработанные гонорары. Казалось, что блестящая актерская карьера девушке обеспечена. Но на пути к славе судьба уготовила Пельтцер множество препятствий, в том числе обвинение в профнепригодности и увольнение из театра, конфликты с руководством и коллегами, нехватку ролей из-за отсутствия профильного образования.

После революции Татьяна Пельтцер устроилась в Передвижной театр Политуправления и стала колесить с гастролями по стране. Ей было семнадцать, когда она влюбилась без памяти в коллегу-актера Александра Яковлева, который был старше ее на четыре года. За плечами Яковлева было участие в Гражданской войне — он воевал в Первой конной армии Буденного. Между офицером и актрисой вспыхнул страстный, но короткий роман. В поисках лучших ролей Татьяна меняла один театр за другим: в Нахичивани, Ейске, Москве.

В девятнадцать лет Пельтцер устроилась в театр МГСПС (сейчас Моссовета), в котором прослужила семь лет. Своим единственным педагогом Татьяна всегда считала отца и крайне негативно отзывалась об актерском образовании: мол, все решают не корочки, а талант и трудолюбие. Но однажды отсутствие диплома вышло ей боком: после очередной комиссии в театре она была признана профнепригодной как актриса и уволена. Горько переживая эту неприятность, Татьяна устроилась на карандашную фабрику руководителем драмкружка. Местные работяги пытались ухаживать за симпатичной «училкой», но своего избранника актриса видела исключительно интеллигентным молодым человеком с глубоким внутренним миром.

Встретились два немца

Во время демонстрации 7 ноября 1926 года Татьяна познакомилась с приятным молодым человеком — немецким коммунистом Гансом Тейблером. Иностранец сказал, что учится на философа и приехал в Россию изучать марксизм. А когда между ними завязался роман, Тейблер признался, что на самом деле цель его визита — учеба в Коминтерне, который готовил нелегалов для работы за границей, «Это надо же такому случиться, чтобы в центре Москвы немец влюбился в немку!» — смеялся Ганс. Через год после знакомства, накануне очередной годовщины революции, Тейблер сделал Татьяне предложение руки и сердца и позвал ее с собой в Берлин. Она ответила не сразу. Ей предстояло признаться возлюбленному, что она не сможет родить ему детей. Врачи поставили ей страшный для женщины диагноз — бесплодие. Даже визит к известному профессору Малиновскому, к которому Таня пробилась всеми правдами и неправдами, не смог исправить ситуацию. На удивление актрисы жених отреагировал на ее признание достаточно легко и даже добавил: «Может, так будет и лучше!» Эти слова больно врезались девушке в сердце, но она предпочла проглотить обиду и с улыбкой дала согласие на брак.

Сразу после свадьбы Ганс заявил, что благодаря своим связям добился отличного места для Татьяны. Она будет работать на ответственной должности — машинисткой в советском торгпредстве в Берлине. Увы, жизнь в Германии оказалась несладкой. Татьяна скучала по актерству, по родине, ей не нравилась ее новая работа. Она отлично печатала, но в коллективе царила атмосфера недоверия — ее часто обыскивали на выходе, проверяя, не выносит ли она секретные документы. Отношения с мужем тоже слегка охладели: Ганс искренне не понимал причины постоянных придирок Татьяны. Последней каплей стал спор с одной из коллег-машинисток, которая заявила, что в СССР нет разницы между актрисой и проституткой. «Ну все, я ухожу из торгпредства!» — заявила Татьяна мужу, который покрылся испариной от злости.

А тут еще Пельтцер познакомилась с немецким режиссером-коммунистом Эрвином Пискатором, который позвал актрису в свой театр. Ганс с грустью заявил, что такое поведение Татьяны негативно отразится на его карьере. Развестись, не привлекая внимания, они тоже не могли. Тогда Татьяна предложила идеальную схему. На работе за ней настойчиво ухаживал командированный в Берлин советский инженер. Однажды она приняла его приглашение на свидание и на глазах у всех вышла из посольства под ручку с «любовником». Для пущей достоверности актриса поведала секрет о своем романе главной сплетнице среди машинисток. Дело сделано — сплетня распространилась со скоростью ветра.

Никого не удивил развод Тейблеров, а также то, что бывшая жена уволилась из торгпредства и улетела на родину. Расставшись друзьями, Татьяна и Ганс всю свою жизнь обменивались письмами и встречались в ресторане во время визитов Тейблера в СССР. Вскоре после развода Ганс женился, родил сына. Молодой человек даже какое-то время жил в квартире Пельтцер во время своей учебы в Москве. А вот Татьяна замуж больше не вышла. «Я переболела любовью так, что у меня теперь иммунитет» — шутила она. Однако отказываться от романов актриса и не думала. Мало кто знал, что вплоть до своих преклонных лет жизни любимым хобби «советской бабушки» было бегать на свидания.

В театре, на гастролях, в отпуске Татьяна Ивановна без любовной интрижки не обходилась. В эвакуации в Киргизии во время войны Татьяна завела страстный роман с инструктором военно-авиационной школы, майором Андреем Мельником. Увы, в 1943 году он погиб на фронте. В 1947 году Татьяна работала в московском Театре сатиры, когда у нее завязались отношения с женатым коллегой — актером Иваном Бодровым. Этот тайный роман длился более десяти лет. Подруги Пельтцер говорили, что загадочность и секретность были составляющими всех интрижек актрисы, которые, по ее мнению, придавали романам пикантность.

Скитания по театрам

Татьяна ПельтцерВозвращение из Германию на родину не было радостным: актрису не брали ни в один театр. И Татьяна устроилась на машиностроительный завод машинисткой. Но даже это место удалось найти только по протекции: ее младший брат работал на заводе главным конструктором. Но когда Александра Пельтцера уволили, пришлось уйти и Татьяне. Она уехала в Ярославль, где работала в местном драмтеатре. И только несколько лет спустя вернулась в Москву.

Татьяна Пельтцер провела на сцене четыре десятка лет и уже потеряла надежду и на хорошие роли, и на славу. Она играла бесподобно, каждый раз все талантливее, зрители ее обожали. Но всесоюзного признания не было. Судьба сжалилась над актрисой, когда ей исполнилось пятьдесят. Спектакль «Свадьба с приданым», в котором Пельтцер бесподобно играет Лукерью Похлебкину, был снят на пленку и показан во всех кинотеатрах страны. Тогда актриса Татьяна Пельтцер стала не просто известной, а сверхпопулярной. Свой успех у зрителя она упрочила ролями в фильмах «Максим Перепелица» и «Солдат Иван Бровкин». Предложения от именитых режиссеров сыпались на Пельтцер как из рога изобилия.

Многие роли писались специально под нее. Пельтцер снималась в основном в эпизодах, но именно они нравились и запоминались зрителю больше всего. Она играла мам и бабушек, воплотив в жизнь образ веселой старушки, которая в свои преклонные годы не растеряла детского озорства и жизнелюбия: может и через забор сигануть, и песни на улице горланить, и на кровле станцевать, и на крыше троллейбуса прокатиться. Не бабушка, а мечта! Иметь такую родственницу мечтал каждый советский школьник.

Пельтцер работала на износ, хваталась за каждое предложение. «Откажу — больше не пригласят!», «Не снимусь — помру с голоду!» — отшучивалась она. Сегодня премьера в театре, завтра творческий вечер, послезавтра — вылет на гастроли. В таком темпе и жила, стараясь все успеть. Зрители не знали, что «бабушка» каждый день делает гимнастику и занимается бегом: спорт Пельтцер любила с детства. И здоровый образ жизни как-то вязался в ее глазах с пачкой сигарет в день: дымила «бабушка» как паровоз.

В 1959 году ушел из жизни любимый отец — это стало для актрисы страшным ударом. Он давно развелся с ее матерью, женился на молоденькой любовнице, а когда та выгнала его из дома, нашел приют в квартире дочери. Через три года Татьяна Пельтцер похоронила и мать. Она осталась на этом свете в абсолютном одиночестве — одна в своей роскошной двухкомнатной квартире в центре Москвы. Единственной ее подругой стала домработница Анна.

Настоящих подруг и даже доброжелательных коллег у Татьяны Пельтцер не было из-за ее острого языка и привычки рубить правду-матку в лицо. Она никогда не стеснялась в выражениях. Однажды в ответ на колкое высказывание Пельтцер один из актеров заявил: «А вы, Татьяна Ивановна, помолчали бы! Вас вообще никто не любит… кроме народа!»

В плену безумия

Однажды одна газета опубликовала маленькую заметку, вызвавшую большой общественный резонанс. В ней говорилось, что любимая всеми народная артистка СССР Татьяна Пельтцер помещена в сумасшедший дом. Это было правдой, но не всей. В последние годы жизни актриса стала терять память. На фоне болезни Альцгеймера у нее развилась мания преследования. Она периодически накидывалась на домработницу Анну, обвиняя ее в воровстве, запрещала ходить в туалет или на кухню. Во время очередного приступа Пельтцер госпитализировали в психиатрическую больницу имени Ганнушкина, где известная актриса лежала в обычной палате на пятнадцать человек. Верная своей манере разговаривать, Татьяна Ивановна однажды обозвала одну из больных дурой, после чего на нее накинулись остальные пациентки и зверски избили. Когда о случившемся узнали коллеги Пельтцер, их не пустили в клинику даже на порог. И все же актерам удалось добиться перевода Татьяны Ивановны в хорошую клинику, где с ней обращались должным образом и даже отпускали на спектакли.

Так сложилось, что к своим 78 годам Татьяна Ивановна Пельтцер не имела ни мужа, ни детей, ни друзей, ни дальних родственников. Все эти годы она жила довольно беспечно, для себя. По утрам баловалась овсяной кашей с черной икрой, обедала с серебряных тарелок, курила дорогие сигареты «Мальборо», пила дефицитный зерновой кофе, одежду шила на заказ в лучших столичных ателье, собирала коллекцию антиквариата и книг. Когда болезнь стала мешать работать, от всего этого пришлось отказаться. Не могла Татьяна Ивановна только обходиться без услуг домработницы, ведь ни приготовить обед, ни вымыть полы актриса не умела. И тогда на помощь пришел родной театр, который стал выплачивать домработнице жалованье по уходу за больной актрисой. Удивительно, но, даже будучи абсолютно немощной, страдающей провалами в памяти, Татьяна Пельтцер оставалась гордой и самостоятельной. Она не терпела даже намека на жалость. Поклонники актрисы часто предлагали ей фрукты и овощи на рынке абсолютно бесплатно, но Татьяна Ивановна всегда отказывалась. Более того, терпящая нужду, она оставалась верна своим барским привычкам: никогда не брала сдачу.

Год спустя после курса лечения Татьяна Ивановна вновь угодила в психбольницу. На этот раз без меры активная старушка поскользнулась в коридоре и сломала шейку бедра. Ухаживать за старушкой; как всегда, приходила домработница Анна, которой Пельтцер завещала свою московскую квартиру. Она приносила Татьяне Ивановне так любимую ею геркулесовую кашу и сигареты. Главврач сделал исключение и разрешил актрисе курить в палате, что для нее было большим счастьем. 16 июля 1992 года Татьяна Ивановна Пельтцер ушла из жизни тихо, никого не побеспокоив. Ей было 88 лет. Похоронили. актрису согласно ее просьбе рядом с могилами родителей, на Введенском кладбище Москвы.

Марина СОБОЛЕВА

Поминальная молитва

Специально для потерявшей память Татьяны Пельтцер Марк Захаров поставил спектакль «Поминальная молитва», а Григорий Горин включил в него роль старухи-еврейки Берты. Александр Абдулов, игравший сына Берты, бережно выводил Татьяну Ивановну на сцену и подсказывал редкие реплики. Зрители плакали — все понимали, что видят гениальную актрису в последний раз.

Загадки истории » Кумиры » Самая советская бабушка

, ,   Рубрика: Кумиры

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:45. Время генерации:0,155 сек. Потребление памяти:8.16 mb