«Самоцветы для элиты»

Автор: Maks Сен 2, 2019

В 1972 году в центре Москвы открылся ювелирный магазин «Самоцветы». Рядовые советские граждане входили в него с Арбата. Но был еще и другой вход — с Калошина переулка, через который в магазин попадали те, кого можно было назвать «советской знатью».

Об особом статусе «Самоцветов» свидетельствовало и соседство с одним из самых крупных магазинов «Березка», многие сотрудники которого, кстати, перешли и в штат нового заведения. И то, что в ювелирных украшениях они разбирались слабо, особого значения не имело. Важнее было умение разбираться в закулисье советской торговли.

Магазин на Арбате

Статус у «Самоцветов» был особый. В отличие от других ювелирных магазинов к Министерству торговли он не относился, а подчинялся Главювелирпрому Министерства приборостроения, средств автоматизации и систем управления СССР. В свое время Лаврентий Берия добился передачи в ведение НКВД (МВД) предприятий, занимающихся добычей драгоценных минералов, на том основании, что добывали их преимущественно зеки. А в 1956 году, после различных реорганизаций, на свет появился Минприбор, который подгреб под себя большинство структур, работающих с драгоценными и полудрагоценными камнями. Аргументом в пользу подобного решения было то, что эти минералы часто использовались при производстве высокоточной, в том числе оборонной техники.

Но драгоценные камни, как известно, ассоциируются прежде всего с женскими украшениями, для производства которых и было создано объединение «Главювелирпром». Советскому премьеру Косыгину понравилось, что состоятельные советские граждане будут нести денежку в копилку советской оборонки. Были построены восемь заводов для огранки алмазов, которые оказались убыточными, поскольку при производстве слишком значительная часть сырья становилась алмазной пылью. Зато ассортимент ювелирных украшений расширился, что способствовало своего рода ювелирному буму.

Идея создания «Самоцветов» как элитного магазина принадлежала заместительнице начальника Главювелирпрома Антонине Цмель, которая имела в высших кругах серьезные знакомства. Показывая продукцию объединения своим подружкам, она не без успеха старалась заразить их любовью к бриллиантам.

На великосветских раутах жены и дочери советских руководителей щеголяли новыми кольцами, брошками, ожерельями, покупали и перепродавали их друг другу. Лучшими коллекциями драгоценностей владели дрессировщица Ирина Бугримова, певица Людмила Зыкина, жена министра внутренних дел Щелокова и дочь самого генсека Галина Брежнева.

Именно для таких ВИП-покупательниц и предназначался вход с Калошина переулка.

«Принцессы» любят бриллианты

Драгоценные камни в СССР

Драгоценные камни в СССР были доступны широким слоям населения, на лишь как изделия массового спроса. Эксклюзив доставался советской элите

Обслуживали их на втором этаже в комнате приемов, обустроенной импортной финской мебелью, украшенной ковром ручной работы и дополненной небольшим баром. Иногда очередная посетительница заранее излагала свои пожелания по телефону, а при желании им предлагалось спуститься на склад и ознакомиться со всем ассортиментом.

Чаще других работавшая с ВИП-кпиентками администратор магазина Элеонора Костенецкая вспоминала, что однажды увидела на складе великолепный серебряный браслет, отобранный супругой председателя Моссовета Владимира Промыслова. И лежал этот браслет уже три года. Но пускать отобранный товар в продажу не рисковали, опасаясь, что супруга московского градоначальника о браслете вспомнит и, не получив, сильно обидится.

Помимо жен и дочерей высших чиновников, среди клиентов «Самоцветов» фигурировали многие представители творческой богемы. Костенецкая рассказывала о дружеских отношениях с певцом Юрием Антоновым и актрисой Галиной Волчек, уточняя, впрочем, что их покупки носили разовый характер и суммы были относительно скромные. Волчек, по ее словам, вообще купила всего два серебряных колечка кому-то в подарок по восемь рублей каждое.

Вообще, воспоминания бывшей сотрудницы магазина являются, в сущности, единственным опубликованным источником, позволяющим судить о закулисной жизни «Самоцветов».

Пик популярности магазина в узких элитных кругах пришелся на 1970-е годы, что по очевидным причинам совпало и с пиком кремлевского ювелирного бума.

Не обошлось без криминала

В 1981 году сотрудников магазина начали арестовывать и в итоге задержали все руководство, вплоть до директора. Но, в отличие, например, от дела магазина «Океан» никакими особыми слухами на сей счет земля советская не полнилась.

Для Андропова важным было дискредитировать главу МВД Щелокова через его увлекающуюся бриллиантами жену, но, нанося этот удар, он бил и по ее подруге Галине Брежневой. Поэтому, получая санкцию на дело «Самоцветов», он убеждал генсека, что все затевается для сохранения доброго имени его дочери.

В декабре 1981 года в своей квартире обнаружили убитой известную актрису Зою Федорову, в телефонной книжке которой было 2032 телефонных номера и около 1500 почтовых адресов, большая часть которых принадлежала людям, в той или иной степени связанным с драгоценностями. Бывшая кинозвезда играла роль посредницы в сделках по купле-продаже ювелирных украшений. Во время поездок к переехавшей в США дочери Виктории (тоже актрисе) таможенники, повинуясь каким-то руководящим указаниям, пропускали ее без досмотра. Отсюда родилось предположение, что за рубеж она перевозила предметы старины, а в обратном направлении везла контрабандные драгоценности для кремлевских модниц.

Едва ли не одновременно с делом об убийстве Федоровой громыхнуло дело о похищении драгоценностей у Ирины Бугримовой. Большую часть похищенного нашли, а среди тех, кто отправился за решетку, оказался любовник Галины Брежневой, артист театра «Ромэн» Борис Буряце.

И вообще, возникал вопрос: откуда у «принцессы» деньги на размашистую скупку «бирюлек»? А размах был такой, что никакие родительские субсидии эти расходы не покрывали. Логично предположить, что помимо коллекционирования драгоценностей «принцесса» занималась их перепродажей.

Тихое дело

Варианты здесь были разные. Во-первых, в период брежневского правления цены на драгметаллы поднимались примерно раз в три-четыре года, причем поднимались резко, иногда до 80%. Соответствующее решение принималось на заседании Политбюро, но Галина и ее подружки о нем знали и заранее закупались товаром. «Самоцветы» с их государственными ценами и «своими» продавщицами годились для этого идеально.

Другой вариант. У элитной публики особым спросом пользовались эксклюзивные украшения, зачастую сделанные с учетом пожеланий заказчицы. «Самоцветы» же были связаны напрямую с ювелирными фабриками, где существовали свои схемы махинаций. Можно, например, задаться вопросом, так ли уж убыточны были гранильные фабрики? Теперь уже известно, что часть драгоценных камней, списываемая как алмазная пыль, в реальности похищалась.

Факт, что через «Самоцветы» Галина Брежнева и ее подруги получали возможность заказывать украшения прямо на фабрике. Разумеется, оплачивался там эксклюзив по повышенным расценкам, но и продавался он втридорога.

Конечно, и Галина Брежнева, и Светлана Щелокова до определенной степени покровительствовали элитному магазину. Но когда делом занялись люди Андропова, возможности «принцесс» оказались ограничены.

Костенецкая рассказала, что о планируемых арестах Галина Брежнева сообщила заранее, так что накопленные сбережения администратор «Самоцветов» успела спрятать у Юлии Хрущевой, работавшей тогда завлитом в Театре имени Вахтангова. Так странным образом пересеклись жизненные пути дочек двух первых лиц СССР (один из которых сверг другого).

Юлия Хрущева вещи спрятала, но потом, по просьбе Костенецкой, выдала их следователям. Директор «Самоцветов» получил 12 лет, основные фигурантки — по 8. По словам Костенецкой, большие сроки объяснялись тем, что они не сдали никого из кремлевских «подружек». Но следователи, видимо, и не собирались сажать «принцесс» за решетку. Андропову требовался компромат, и, вероятно, он его получил в нужном количестве. Но широкого резонанса дело не имело. «Самоцветы» просто перестали цвести.

Олег ПОКРОВСКИЙ

Колечко для Высоцкого

Элеоноре Костенецкой запомнился эпизод с Владимиром Высоцким, который незадолго до кончины приехал в магазин со своей последней любовью Оксаной Афанасьевой (сейчас замужем за актером Леонидом Ярмольником) и попросил подобрать свадебные кольца «для друга». На просьбу указать размер колец ответил, что руки у друга и невесты такие же, как у него и Оксаны. Все вроде бы стало ясно.



, , ,   Рубрика: Назад в СССР

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,224 сек. Потребление памяти:9.04 mb