Самые великие куртизанки

Автор: Maks Мар 3, 2019

Гетера, гейша, каина и, наконец, куртизанка — так называли дам, сделавших соблазнение мужчин своего рода искусством. А настоящее искусство стоит недёшево. Неудивительно, что, сблизившись с богатыми и могущественными мужчинами, многие куртизанки не избегали соблазна порулить историей.

Как прожигательницы жизни изменили мир?

Понятие «куртизанка» принято отделять от понятия «проститутка», хотя в плане, так сказать, экономическом в обоих случаях речь идёт о женщинах, зарабатывающих на жизнь сексом. Только в первом случае речь идёт о более высоких заработках при меньшей «производительности» и более красивом антураже, сопровождающем любовные утехи…

Куртизанку не следует путать с содержанкой или фавориткой, каковые вынужденно хранили верность одному мужчине — богачу или монарху. Постоянство в данном случае свидетельствовало об уязвимости. Настоящая же куртизанка могла позволить себе поменять монарха на финансиста, финансиста — на бедного художника, а того — на политика, чтобы вершить историю.


Подруга Олимпийца

Каким образом уроженка Милета Аспасия (около 470-400 годов до н.э.), дочь почтенного землевладельца Аксиоха, оказалась в Афинах, неизвестно. Вероятно, она прибыла в самый богатый город Эллады, уже будучи именитой гетерой.

Вскоре в её сети попал известный политик Перикл (по прозвищу Олимпиец), уставший от своей благочестивой супруги Телезиппы. Влюбившись как мальчишка, он дал Телезиппе развод и даже подыскал ей нового супруга, после чего стал открыто жить с Аспасией, на которой, впрочем, так и не женился. Гетеру это не напрягало, поскольку, в отличие от других афинянок, вместо занятия домашним хозяйством она организовала светский салон, в котором бывали философы Сократ, Анаксагор и Зенон, драматург Еврипид, врач Гиппократ, скульптор Фидий.

Противники Перикла заявляли, что он жертвует интересами родного города ради любовницы. Так, в 440 году до н.э. Афины втянулись в конфликт острова Самос и Милета, приняв сторону родины Аспасии. Однако война завершилась победой, принёсшей Афинам очевидную выгоду. Тогда враги выдвинули против Аспасии, Фидия и Анаксагора обвинения в «нечестии», суть которых неизвестна. Можно лишь предположить, что поводом стало изображение «смертных» (вероятно, Аспасии и Анаксагора) в виде богов — обитателей Олимпа.

Анаксагора изгнали из Афин. Фидия оправдали, но тут же упекли в тюрьму по обвинению в растрате выделенных на строительство храма средств и фактически свели в могилу.

Для Аспасии Перикл буквально вымолил у народного собрания прощение. Пытаясь восстановить своё положение, в 431 году до н.э. Он затеял «маленькую победоносную» Пелопоннесскую войну, которая затянулась на 27 лет и закончилась крахом афинской военно-политической мощи.

Сам Перикл умер вскоре после начала войны, успев выпросить афинское гражданство для единственного сына, которого ему родила Аспасия, — Перикла Младшего (беднягу казнили в 406 году до н.э. За проигранную битву, вместе с пятью другими стратегами).

Аспасия после кончины Перикла стала жить с торговцем скотом Лисиклом, который благодаря её усилиям превратился в нового лидера афинских демократов. Правда, всего на год, поскольку вскоре он то ли умер, то ли погиб в битве.

С тех пор никакой роли в Афинах Аспасия не играла.

«Лучший саван — императорская мантия»

Императрица Феодора (около 500-548) почти четверть века правила Византийской империей вместе с супругом Юстинианом I. А начинала она как куртизанка.

Своего отца, некоего Акакия, работавшего в цирке смотрителем за медведями, она лишилась ещё в детстве. Феодора присоединилась к бродячей труппе и провела бурную молодость, описанную историком Прокопием Кесарийским в таких красках: «Она часто приходила на обед, в складчину сооружённый десятью, а то и более молодцами, отличающимися громадной телесной силой и опытными в распутстве, и в течение ночи отдавалась всем сотрапезникам; затем, когда все они, изнеможенные, оказывались не в состоянии продолжать это занятие, она отправлялась к их слугам, а их бывало порой до тридцати, спаривалась с каждым из них, но и тогда не испытывала пресыщения от этой похоти».

Правда, из её любовников Прокопий называет только одно имя — некоего Гекебола, назначенного наместником города Пентаполиса и взявшего юную циркачку с собой в Африку. Что-то у них не склеилось, и Феодоре пришлось возвращаться в Константинополь. Домой она прибыла с кругленькой суммой, что свидетельствует о её профессиональном росте. В столице куртизанка купила небольшой дом и стала вести добродетельный образ жизни.

Вскоре Феодора поймала в свои сети действительно «крупную рыбу» в лице Юстиниана — племянника и наследника императора Юстина. Он полюбил Феодору столь крепко, что задумал сочетаться с ней законным браком. Но влюблённым пришлось ждать несколько лет, пока не скончалась возражавшая против свадьбы императрица Евфимия.

Зато после восшествия в 527 году Юстиниана на престол Феодора продемонстрировала завидную хватку. Ей удалось примирить готовых перерезать друг друга последователей константинопольского патриарха и римского папы, монофизитов, ариан, разного рода сектантов и т.д. Притушив пламя религиозных расколов почти на столетие.

Когда в 532 году вспыхнуло восстание «Ника» и Юстиниан решил отказаться от престола, именно заявление Феодоры, что «лучший саван — императорская мантия», заставило его сражаться до последнего.

Потом были победы над вандалами и остготами, строительство собора Святой Софии и Кодекс Юстиниана, ставший основой современного европейского права.

По настоянию Феодоры впервые в истории юриспруденции появились законы о наказаниях за сутенерство и растление малолетних. Тысячи бедняков регулярно пользовались плодами её благотворительной деятельности.

В общем, она была настоящей государыней, внушавшей подданным, смотря по необходимости, то страх, то священный трепет.

Счастье каины не в сексе

На арабском востоке каинами называли артисток, которые сами сочиняли стихи и музыку для своих песен.

По социальному статусу они были рабынями и могли принадлежать не только богатому и знатному человеку, но и, допустим, городской общине.

Каина по имени Ариб, родившаяся в конце VIII века, была любовницей восьмерых последовательно сменявших друг друга халифов и вообще прожила жизнь, плохо вписывающуюся в наши представления о мусульманском Востоке.

Её мать была наложницей визиря Джафара ибн Яхьи — «премьер-министра» халифа Гаруна аль-Рашида, известного из сказок «Тысячи и одной ночи».

Отца казнили в 803 году за то, что был слишком умным. Ариб стала собственностью очарованного её грацией и талантом сановника аль-Маракиби.

После очередной пирушки красотка сбежала с его гостем — неким аль-Хасином, — пленившись его голубыми глазами. Потом, правда, разочаровалась и вернулась обратно, причём ни о каком наказании хозяин даже не пикнул, а, напротив, всячески выражал свою радость.

Халиф аль-Амин, прослышавший об Ариб, послал за ней и, оценив её талант, захотел выкупить у хозяина, однако не успел, так как был убит.

Ариб купил следующий халиф — аль-Мамун, он заплатил за неё 50 000 дирхамов. А после его смерти её приобрёл его преемник аль-Мутасим за 100 000 дирхамов, который затем дал ей вольную. Потом были аль-Васик, аль-Мутаваккиль, аль-Мунтасир, аль-Мутазз — персонажи колоритные, умевшие ценить искусство и устранять конкурентов.

Когда Ариб соблазнила последнего из них, ей было за 60. Кстати, именно он ей больше всего и понравился в постели. Впрочем, её требовательность в сексуальном плане характеризует высказывание, что «в сексе важны лишь стойкость эрекции и свежее дыхание, а если мужчина ещё и симпатичный, то это уже приятное дополнение».

Из долгосрочных любовников Ариб выделяют поэта, интеллектуала и высокопоставленного чиновника аль-Мудаббира, с которым она часто обменивалась стихотворными посланиями. Насколько часто она вмешивалась в политику, судить трудно, но, если подобные прихоти забредали ей в голову, очевидно, что своего она добивалась.

«Мадам Термидор»

Тереза ТальенТереза Тальен (1773-1835) была дочерью испанского министра финансов Франсиско Кабаррюса и Марии Галабер, происходившей из семьи французских промышленников.

Тереза Тальен каждый поворот истории встречала в постели очередного возлюбленного, которые становились все могущественнее и богаче!

В 14 лет стала любовницей Александра Лаборда — сына финансового магната, но из-за трений между семьями отец предпочёл выдать её за рыжего и безобразного маркиза де Фонтене. В положенный срок она родила мальчика, который был похож на её любовника.

С началом Великой французской революции муж эмигрировал, а Тереза заочно с ним развелась, что не спасло её от тюремного заключения. Зато назначенный комиссаром в Бордо Жан-Ламбер Тальен спас её от гильотины и вообще не стал заливать город кровью.

Фактический диктатор Франции Робеспьер решил, что дело в плохом женском влиянии, и Терезу арестовали вторично. Из тюрьмы она прислала Тальену записку: «Я умираю оттого, что принадлежу трусу».

После этого Тальен стал «мотором» Термидорианского переворота, стоившего головы самому Робеспьеру.

Освобождённая Тереза вышла за Тальена замуж, родила дочь и стала хозяйкой салона, в котором собирались все не гильотинированные французские знаменитости.

Именно она познакомила Жозефину Богарне с опальным генералом Бонапартом и посодействовала карьере будущего императора через своего любовника (которого делила с Жозефиной), политика Поля Барраса.

А ещё она ввела в моду прозрачные муслиновые платья, надетые на голое тело.

Политическое влияние мужа между тем стремилось к нулю. Ещё до развода с ним (в 1803 году) Тереза стала любовницей банкира Габриэля Уврара, которому родила четверых детей.

Наполеон помнил, что Тереза принесла ему удачу, но как главная куртизанка Франции она его раздражала.

Поняв, что вольные революционные нравы ушли в прошлое, «мадам Термидор» в 1805 году вышла замуж за почтенного графа де Карамана, которому родила двух сыновей и дочку.

Последние 30 лет жизни она слыла благонравной особой.

В шаге от трона

Матильда Кшесинская (1872-1971) вошла в историю искусства как одна из величайших балерин XX века, притом что современники воспринимали её скорее как «охотницу за великими князьями».

Первый из попавших в её сети представителей дома Романовых потенциально мог бы стать и самой крупной её добычей. Речь идёт о Николае Александровиче, будущем Николае II, последнем русском императоре.

Возможно, их знакомство было инициировано Александром III, который хотел, чтобы наследник престола набрался опыта в делах интимных.

Сам цесаревич к тому времени уже положил глаз на принцессу Алису Гессен-Дармштадтскую. Однако флирт с миловидной балериной в 1893 году вышел из платонической фазы, так что одно время Николай Александрович вроде бы подумывал о браке. Но женился он всё-таки на Алисе, принявшей в православии имя Александра Фёдоровна. Зато Кшесинская стала примой-балериной императорских театров.

После расставания с Николаем II его сменил брат царя Георгий (по другой версии, она поддерживала отношения с Николаем и Георгием одновременно), к которому перешёл и титул цесаревича. В 1899 году он умер от туберкулёза, и его сменили великие князья Сергей Михайлович и Андрей Владимирович,

Через возглавлявшего в Первую мировую войну артиллерийское ведомство Сергея Михайловича Кшесинская за немалую мзду содействовала распределению крупных заказов среди «правильных» компаний.

Сергея Михайловича большевики расстреляли в 1918 году в Алапаевске.

Когда его тело извлекли из шахты, в зажатом кулаке нашли медальон с портретом Кшесинской и подписью: «Маля».

С Андреем Владимировичем она вступила в брак в 1921-м, уже находясь в эмиграции.

Вопрос о том, кто из двух великих князей являлся отцом её единственного сына Владимира, так и остаётся открытым.

Брат Андрея Владимировича Кирилл в эмиграции стал местоблюстителем престола, даровав Матильде титул «светлейшая княгиня Романовская-Красинская».

Скончалась она под Парижем.

Её брат, танцор и балетмейстер Иосиф Кшесинский умер в 1942 году в блокадном Ленинграде.

Интересно, как бы развивалась история России, если бы вместо чопорной и не любимой подданными Александры Фёдоровны императрицей России стала весёлая балерина-полячка?

Дмитрий МИТЮРИН

Французская примирительница

Пышнее всего куртизанки цвели на французской почве в XVII-XIX столетиях. Об их жизни мы судим по таким произведениям, как «Манон Леско» аббата Прево, «Дама с камелиями» Дюма-сына, «Блеск и нищета куртизанок» Бальзака, «Нана» Золя.

В них действуют вымышленные персонажи, а вот Виньи и Гюго выводили в своих произведениях красотку Марион Делорм (1611-1650), которая, по слухам, ухитрилась переспать с такими не дружными в политике персонажами, как герцог Бекингем, кардинал Ришельё, организатор заговора против кардинала маркиз де Сен-Map, принцы Конде и Конти, сам благонравный король Людовик XIII.



,   Рубрика: Историческое расследование

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,233 сек. Потребление памяти:8.43 mb