Секретный допинг олимпийцев

Автор: Maks Июн 29, 2019

Грандиозный скандал, связанный с обвинениями WADA в адрес России, привел к тому, что сборная России по легкой атлетике была отстранена от Олимпиады в Рио-де-Жанейро. Хотя все знают, что завоевать золотую медаль без препаратов невозможно ни одной стране, удар пришелся именно по России. В советские годы утечки спортивного компромата не было и в помине.

В 1936 году на Олимпийских играх в Берлине немецкие спортсмены завоевали наибольшее количество золотых медалей. Это позволило Гитлеру заявить о превосходстве арийской расы, хотя своим успехом немцы были обязаны синтетическому тестостерону. Именно после Берлина успехи в спорте стали составляющей престижа той или иной страны. СССР не был исключением.

Тайное послание

В 1984 году XXIII летние Олимпийские игры должен был принимать американский город Лос-Анджелес. Вследствие чего Москва оказалась перед непростым выбором: отправлять или нет советских спортсменов на эту Олимпиаду? На тот период между СССР и США были напряженные отношения. А самое главное — предыдущие Олимпийские игры в Москве американцы и их сателлиты бойкотировали. Щекотливый вопрос могло решить только Политбюро. Сами спортсмены, тренеры и спортивные функционеры отлично понимали, что если олимпийская сборная поедет в Лос-Анджелес, то выступить она должна так, чтобы за страну не было стыдно. Ведь противостояние с американцами на спортивной арене было не менее жестким, чем в политике.

В рамках подготовки к играм в Лос-Анджелесе во Всесоюзном научно-исследовательском институте физической культуры в Москве (ВНИИФК) провели ряд исследований на предмет воздействия стероидов на организм атлетов. Результаты впечатлили спортивных врачей и чиновников. 24ноября 1983 года на заседании Спорткомитета СССР методика «индивидуальных карт специальной фармакологической подготовки» для сборной по легкой атлетике получила одобрение. Документ подписал руководитель Центра медико-биологического обеспечения ВНИИФК Сергей Португалов. Документ получил гриф «секретно».

Уже в декабре 1983 года главный тренер сборной СССР по легкой атлетике Григорий Воробьев получил послание с подробными инструкциями о новой методике фармакологической поддержки спортсменов.

«Согласно ряду данных, — указывалось в письме, — есть доказательства, что главные конкуренты советских спортсменов будут использовать вышеупомянутые инъекции анаболических стероидов для подготовки к предстоящим Олимпийским играм». Далее пояснялось, что стероидные препараты в виде таблеток недостаточно эффективно увеличивают потенциал спортсменов, чтобы обеспечить лидерство сборной в медальном зачете на Играх-1984. Перспективным атлетам предписали прием новых видов стероидов и непременно в виде внутримышечных инъекций, а не таблеток. В их числе — препараты ретаболил, стромба и стромба-джект, производные нандролона, деканоата и станозолола.

Так как легкоатлеты тренировались в разных регионах, их тренеры и врачи тоже получили из ВНИИФК как сами препараты, так и точный расчет дозировок и график их приема. Руководство сборной заверили, что Спорткомитет СССР располагает достаточным количеством подобных препаратов.

Уколы или таблетки

Пока в Кремле думали, отправлять ли наших спортсменов в Америку, в самом Спорткомитете уже составили медальный план на предстоящие соревнования. Прежде всего новый курс препаратов предназначался именно для претендентов на медали. Ранее эти спортсмены уже проходили курсы стероидных препаратов в виде таблеток. Причем большинство из них не знали, что они пьют и зачем им давал эти таблетки врач сборной. В конце февраля — начале марта 1984 года большой группе спортсменов предложили провести трехнедельный курс инъекций, от трех до пяти ампул по 50 миллиграммов каждая. Такой срок выбрали, чтобы за пять месяцев до Игр тренеры убедились — препараты дают результат, а сам атлет находится в максимальной форме.

Олимпиада 1984. Лос-АнджелесНа тот момент фармакологические разработки развивались семимильными шагами, и врачи сами не знали, какие последствия может нести тот или иной препарат. В межсезонье атлетам рекомендовали принимать небольшие дозы и отслеживать спазмы в горле или изменения в голосе как признак передозировки. При этом врачи убеждали спортсменов, что без полноценных тренировок и самоотдачи препараты не смогут гарантировать им высокое место. При этом находились и такие, кто отказывался от стероидов в пользу легальных средств восстановления. По утверждению врача сборной по лёгкой атлетике Григория Воробьева, отдельные спортсмены показывали рост результатов и в личных разговорах отрицали прием стероидных препаратов. И все же лучше из лучших принимали пусть и небольшие дозы допинга. Без этого в спорте даже той поры было невозможно выиграть олимпийское золото. Сам Воробьев хоть и понимал, что препараты могут пагубно отразиться на здоровье спортсменов, но отговаривать их от приема не имел права. Просто потому, что на его место нашелся бы более сговорчивый врач и ничего бы не поменялось.

Выбирая из двух зол меньшее, Воробьев высказывался против стероидных инъекций в пользу таблеток. Но, получив вышеуказанное письмо от заведующего сектором ВНИИФК Сергея Португалова и заведующего отделом Рошена Сейфуллы, ослушаться не мог.

Политика победила

Международный олимпийский комитет (МОК) запретил применение стероидных средств спортсменами еще в середине 70-х годов прошлого века. А уже на Олимпийских играх 1976 года атлетов впервые стали проверять на наличие допинга в крови. Хотя технологии выявления запрещенных средств в организме спортсмена были развиты слабо, в Москве понимали, что лучше не попадать в скандал со стероидами. Для этого к процессу подготовки советских олимпийцев привлекли антидопинговую лабораторию, которой предписывалась помощь в прохождении олимпийского допингового контроля. В свою очередь, сотрудники лаборатории стали проводить эксперименты на предмет того, как долго стероиды задерживаются в организме спортсмена.

В том же письме Спорткомитета от 24 ноября 1983 года указывалось: «Существует только одна причина, чтобы отказаться от инъекции анаболических стероидов, — отсутствие точных данных о том, сколько времени потребуется, чтобы вывести остатки препаратов из организма. У нас будут официальные рекомендации и заключение не позднее чем 15 декабря 1983 года». Подразумевалось, что до этой даты представители советского олимпийского комитета договорятся со своими коллегами из антидопингового ведомства МОК, чтобы в случае выявления следов стероидов в крови спортсмена этот факт не предавался огласке.

Однако спустя пять месяцев после старта допинговой программы все усилия пошли прахом. 5 мая 1984 года состоялось заседание Политбюро ЦК КПСС «О вопросах Олимпийских игр в Лос-Анджелесе (США)». Его итог был неутешителен: «Считать нецелесообразным участие советских спортсменов в Олимпийских играх в Лос-Анджелесе ввиду грубого нарушения американской стороной Олимпийской хартии, отсутствия должных мер обеспечения безопасности для делегации СССР и развернутой в США антисоветской кампании…» Официальной причиной демарша Москвы стал отказ США удовлетворить требование о предоставлении гарантий безопасности спортсменам из СССР и других стран Варшавского договора. Как утверждали сами спортсмены, это решение не только перечеркнуло их карьеру, но и позволило американцам установить рекорд по количеству завоеванных золотых медалей (83). Рекорд не побит и по сей день.

Лев КАПЛИН



, , ,   Рубрика: Назад в СССР

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,238 сек. Потребление памяти:8.44 mb