Слуга всех господ

Автор: Maks Апр 20, 2021

Густав Мориц Армфельт прожил необычную даже для авантюриста жизнь. Стартовав с позиций аристократа из высшего общества и добившись успеха при шведском королевском дворе, он, кажется, сделал все, чтобы лишиться своего положения.

Выходец из древнего и богатого шведского баронского рода родился в одном из фамильных поместий в местечке Юва на территории герцогства Финляндского. Крестили его на следующий день после появления на свет — 1 апреля 1757 года. И вся его последующая жизнь была словно наполнена первоапрельскими политическими розыгрышами.

На взлете

Окончив кадетскую школу в Карлскруне, Мориц в 20-летнем возрасте получил звание лейтенанта. А потом началась большая карьера.

К королю Швеции Густаву III он подкатил в неофициальной, так сказать, обстановке, когда тот отдыхал и скучал на курорте в бельгийском городе Спа. Обаяшка барон развеял курортную скуку и на Родину вернулся уже в качестве одного из приближенных монарха.

Король даже устроил брак своего любимца с красавицей Хедвигой Ульрикой де ла Гарди. Через нее Армфельт породнился с двумя знаменитыми семействами — Де ла Гарди и Стенбоков.

1788 год открыл в биографии нашего героя главу бранных подвигов. Плечом к плечу с королем он участвовал в неудачном вторжении на русские территории, которое было прервано мятежом дворян-оппозиционеров в Аньяле. Столкнувшись с неповиновением армии, король отбыл в Стокгольм, а верных сподвижников разослал по провинциям, собирать сторонников. Армфельт отвечал за провинцию Даларна, где сформировал отряд из крестьян, во главе которого прибыл в столицу как раз к открытию очередной сессии риксдага.

Внушительная демонстрация силы заставила депутатов принять «Акт единения и безопасности», фактически превративший Швецию в полуабсолютистскую монархию.

В 1789 году война против России возобновилась, и Армфельт выиграл два боя — при Партакоски и Керникоски.

3 июня 1790 года он был ранен в сражении при Савитайпале, и на пару недель вышел из строя.

Отдых, впрочем, оказался недолгим. Король назначил его руководителем шведской делегации на мирных переговорах. Подписанный им Верельский договор сохранил статус-кво в отношениях Швеции и России, принеся Армфельту сразу два ордена — шведский и финский.

С клеймом заговорщика

Внешнеполитические заботы не отвлекали Армфельта от дел внутренних. Во время посещений риксдага он вел себя весьма уверенно и в ряде случаев даже более нагловато, чем Густав III, что дало основание депутатам называть его «вице-королем» Швеции. Но упиваться своим положением ему довелось недолго.

В 1792 году монарх погиб в результате покушения и позиции Армфельта сразу пошатнулись. Он, впрочем, получил приятную должность посланника в итальянских королевствах и мог бы не жаловаться на судьбу, но предпочел заняться интригами.

В отправленных им Екатерине II письмах правившая в Стокгольме до совершеннолетия нового короля партия Густава Ройтерхольма характеризовалась как толпа совершенно безумных «якобинцев», что, конечно, не могло вызвать у весьма осведомленной русской царицы ничего кроме усмешки. Однако Армфельт продолжал делать глупости, призвав русскую государыню использовать для наведения в Швеции порядка военную силу. Коварными планами он также делился в посланиях к своей любовнице Магдалене Руденшельд, фрейлине сестры Густава III.

Армфельт сумел заставить даму действовать сообща, сделав ее одной из центральных фигур заговора, который с треском провалился. Магдалена Руденшельд была арестована одной из первых и приговорена к смертной казни, однако это наказание заменили на позорный столб и пожизненное заключение.

За самим Армфельтом в Неаполь отправили спецгруппу агентов, поручив арестовать заговорщика.

Однако за разрешением пришлось обращаться к неаполитанским властям, а у некоторых представителей этих властей были жены, симпатизировавшие красавцу-скандинаву…

В сентябре 1794 года Армфельт с семейством покинул Италию и спустя два месяца оказался в России. На Родине ему был вынесен заочный смертный приговор как изменнику, и Екатерина II не собиралась портить из-за него отношения со Стокгольмом. С другой стороны, при каком-нибудь повороте в двухсторонних отношениях он мог и пригодиться.

Высокопоставленного эмигранта спрятали в провинциальной Калуге, выдав ему паспорт на имя аптекаря Брандта. Бесспорно, это был самый мрачный период в его жизни и можно представить, как он обрадовался, когда достигнувший совершеннолетия король Густав IV даровал ему прощение.

Густав Мориц АрмфельтАрмфельт получил должность шведского посла в Вене и снова начал блистать в свете. Даже успел закрутить два романа — с Доротеей Курляндской и ее дочерью Вильгельминой. Последняя даже родила ему сына.

Время, однако, было беспокойное: в 1805 году Швеция вступила в очередную антинаполеоновскую коалицию. Снова взяв в руку шпагу, Армфельт отстаивал Померанию — последний клочок шведских владений в Германии. Однако с появлением нового французского командующего маршала Бернадота дальнейшая борьба стала бесперспективной.

Произошедший в марте 1809 года в Стокгольме военный переворот, казалось, открыл неутомимому барону новые горизонты. Он даже оказался в кресле военного министра. И опять-таки это было лишь мимолетной улыбкой фортуны.

Подписанный 17 сентября 1809 года Фридрихсгамский мир лишил Швецию Финляндии, которая вошла в состав Российской империи. Вскоре в Стокгольме появился новый наследник шведского престола, француз Жан-Батист Бернадот, ставший, после принятия лютеранства, Карлом Юханом.

Именно он и определял теперь политику Швеции, перетасовывая высших государственных чиновников. Не то чтобы он ненавидел Армфельта, но их заочное знакомство, по боевым действиям в Померании вряд ли могло способствовать зарождению большой дружбы. И, чтобы не ждать, когда его попросят, Армфельт сам подал в отставку.

«Русский патриот»

Почему, потерпев неудачи на Родине, Армфельт снова выбрал Россию?

Печальный опыт эмиграции не располагал к ностальгическим воспоминаниям, но здесь у него остались кое-какие связи, а также самое крупное и доходное из владений Армфельтов — усадьба Йоенсуу в Финляндии.

Приняв российское подданство и присягнув новому государю, отставной дипломат имел честь лично предстать перед Александром I. Далее произошло то же, что случилось в свое время с Густавом III. Монарх попал под обаяние своего нового знакомца. Тут и вакантное место при дворе подвернулось. Делами Великого княжества Финляндского занимался Михаил Сперанский, успевший нажить себе немало врагов. Весной 1812 года «светило российской бюрократии» убрали с глаз долой, обвинив в шпионаже в пользу Франции. В борьбе со Сперанским объединились такие влиятельные фигуры, как Аракчеев, Балашев, Ростопчин. Взяли в эту компанию и Армфельта.

Возможно, именно в благодарность за поддержку другие сановники отдали ему финляндские дела на откуп. Никто даже не возразил, когда Армфельт представил государю план включения в состав Великого княжества Финляндского Выборгской губернии и других финских территорий, присоединенных к России еще после Северной войны 1700-1721 годов и «Войны воспоминаний» 1741-1743 годов.

Не протолкни Армфельт своей проект, в 1917 году получившая независимость Финляндия осталась бы не только без Зеленогорска и Выборга, но даже без Хамины, Лаппеенранты и Олавинлинны. Тогда и Зимнюю войну 1939-1940 годов Сталину затевать было бы незачем.

Да и само отношение Армфельта к России, несмотря на все полученные блага, было, мягко говоря, враждебным. Так, описывая родственникам успехи наполеоновской армии, он выражал уверенность, что «этих варваров наконец-то проучат», красочно высказывался по поводу российской лени и глупости. Но осенью 1812 года, когда военное счастье переменилось, находившийся при Главной русской армии Армфельт уже выражал восторг по поводу «великого счастья принадлежать к этой доблестной нации» (имея в виду не какую-нибудь другую нацию, а русскую) и с гневом обрушивался на финских дворян, которые не желают послужить своей новой Родине.

Что это было? Лицемерие, беспринципность или искренняя переоценка ценностей? Пожалуй, все-таки второе…

Скончался Армфельт 19 августа 1814 года в Царском Селе, сумев успешно реализовать принцип многих авантюристов XVIII столетия: «Бери от жизни все, пока можешь».

Олег ПОКРОВСКИЙ

, ,   Рубрика: Приключения и авантюры 103 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:31. Время генерации:0,219 сек. Потребление памяти:7.4 mb