Советские принцессы

Автор: Maks Янв 21, 2020

Дочки высокопоставленных советских партийцев, как и положено представительницам элиты, жили обособленно от простого народа. Правда, в отличие от западных «светских львиц», об их похождениях никогда не рассказывалось в прессе (по крайней мере в советской).

И еще после кончины или низвержения родителя с Олимпа большинство из них крайне болезненно вписывались в новую реальность.

Понятие «кремлевская принцесса» распространяется не только на дочерей первых лиц советского государства, но и на дочерей их ближайших соратников, что в общем вполне оправданно и логично. Советский Союз все-таки был не монархией, а государством с более сложной иерархической системой. Хотя дочерей советских вождей нередко называли кремлевскими или советскими принцессами. И это соответствовало действительности.

Первая среди первых

Самой известной из «кремлевских принцесс была дочь Сталина Светлана (1926-2011). Девочке было только шесть лет, когда после ссоры с супругом покончила с собой ее мать, Надежда Аллилуева. Светлана оказалась на попечении своей няни Александры Бычковой, прозванной за мягкий и ласковый характер Мякой. Когда выяснилось, что покойный муж Мяки служил писарем в царской охранке, ее пытались арестовать, но Светлана вцепилась в нянин подол и подняла такой рев, что Сталин приказал чекистам удалиться.

Сам вождь не пускал воспитание детей на самотек, а с дочерью общался намного чаще, чем с двумя сыновьями. Светлану это скорее утомляло. Как-то, получив ее снимок из пионерского лагеря, где она была в юбке чуть выше колен, он начертал на фото резолюцию «Проститутка».

Светлана на «отлично» училась в 25-й образцовой московской школе. На истфаке московского университета занималась Германией, потом поступила в аспирантуру Академии общественных наук при ЦК КПСС, защитив кандидатскую диссертацию.

Вся эта правильная карьера «принцессы» шла параллельно с бурной личной жизнью. Первой безответной подростковой любовью Светланы был сын шефа спецслужб Серго Берия. Чувство оказалось безответным, поскольку Серго любил племянницу Горького Марию Пешкову.

В 16 лет Светлана познакомилась с киносценаристом Алексеем Каплером. Сталину потенциальный зять, уже перешагнувший 40-летний рубеж, с еврейскими корнями и репутацией ловеласа, категорически не понравился. Каплера арестовали и за «антисоветскую агитацию» отправили в Воркуту.

Через два года ситуация частично повторилась. Светлана вышла замуж за одноклассника брата Григория Морозова (тоже с еврейскими корнями). Вскоре свекор «принцессы» угодил в лагеря по обвинению в «клеветнических измышлениях против главы Советского государства». Брак был расторгнут а родившегося у супругов сына Иосифа усыновил следующий, подобранный уже самим отцом, муж «принцессы» Юрий Жданов (сын члена Политбюро и бывшего руководителя Ленинграда). У молодоженов родилась дочь Екатерина. Но брак снова не заладился, тем более что и положение Светланы вскоре изменилось.

После смерти отца ей передали сберкнижку с накоплениями на 900 рублей. Потом были XX съезд и «развенчание культа личности». На этом фоне Светлана в 1957 году вышла замуж в третий раз за Ивана Сванидзе. Сын репрессированного в 1938 году крупного партийного деятеля провел молодость в казахстанской ссылке, а в годы оттепели вернулся в Москву, где ему выделили квартиру. В общем, сын казненного женился на дочери погубившего его отца тирана. Через два года брак распался.

Потом, когда Светлана работала в Институте мировой литературы, были романы с писателем Андреем Синявским и поэтом Давидом Самойловым.

Считая, что все попытки «устроить личную жизнь» заканчиваются неудачей, потому что мужчины «мстят» ей за отца, в 1962 году она крестилась. И почти сразу бросилась в омут новой страсти. Ее избранником стал наследник знатного рода индийский коммунист Браджеш Сингх, лечившийся в СССР. Однако официально зарегистрировать отношения им так и не разрешили.

В 1966 году Сингх скончался от рака. Светлана выехала в Индию, чтобы по индийским обычаям развеять его прах над горами. Но возвращаться не захотела, а, явившись в посольство в США в Дели, попросила политического убежища.

Опубликовав мемуары, она только на первых изданиях заработала порядка 2,5 миллиона долларов, что вполне хватало для безбедной жизни на Западе. Часто цитировалась ее фраза: «Спасибо ЦРУ — они меня вывезли, не бросили и напечатали мои «Двадцать писем к другу»».

Последний ее брак с американским архитектором Уильямом Питерсом продержался меньше двух лет, и после развода Светлана стала именоваться Ланой Питерс.

В 1984 году дочь Сталина вернулась в Советский Союз, где ей так обрадовались, что не докучали претензиями и выделили квартиру в Тбилиси. Однако уже в 1986-м она снова запросилась в США и была без проблем выпущена.

Скончалась в доме престарелых города Ричланд (Висконсин, США) от рака прямой кишки. Останки были кремированы. Дата и место захоронения праха неизвестны.

Наркомовские сироты

Николай Ежов с женой и приёмной дочерью Натальей

Шеф НКВД Николай Ежов с женой и приёмной дочерью Натальей Хаютиной

В сталинской эпохе с перепахавшими ряды номенклатуры репрессиями можно найти самые драматичные примеры женских биографий. Вот две судьбы, как бы олицетворяющие два полюса, на которых могли оказаться дочери высокопоставленных родителей.

Наталья Хаютина (1932-2016) была приемной дочерью шефа НКВД Николая Ежова. Ее приемная мать, Евгения Хаютина, работала в издательстве и крутила романы с такими известными литераторами, как Исаак Бабель, Михаил Шолохов.

Пятимесячную девочку взяли в 1933 году из детского дома. О ее настоящих родителях ничего не известно. До семи лет она жила на госдаче в поселке Мещерино и позже с теплотой вспоминала приемных родителей, подаривших ей по-настоящему счастливое детство.

Все изменилось в 1939 году, после того как Ежова арестовали. Приемная мать, по официальной версии, застрелилась. Девочку снова отдали в детдом, записав как Хаютину.

Не имея возможности поступить в вуз, Наталья после окончания ремесленного училища четыре года работала уборщицей, участвовала в художественной самодеятельности. В 1958 году, после музыкального училища, по собственному желанию получила распределение в Магаданскую область.

Всю жизнь проработала на Дальнем Востоке руководителем художественной самодеятельности в колымских поселках. Получила звание ветерана труда. В 1998 году обращалась в суд с просьбой о реабилитации приемного отца и получила отказ «за отсутствием оснований». Альтернативой биографии Хаютиной может служить биография Татьяны Фрунзе (родилась в 1920 году), которую можно назвать дважды дочерью наркомов. Хотя судьба ее тоже не баловала.

Родной отец, Михаил Фрунзе, умер в 1925 году после неудачной хирургической операции, о которой шептались как о замаскированном убийстве. Мать покончила с собой, не сумев пережить смерти любимого супруга.

Девочку, а также ее младшего брата Тимура удочерил новый глава военного ведомства Клим Ворошилов. Тимур стал летчиком, погиб в 1942 году и был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Татьяна училась в Военной академии химзащиты. После войны окончила Московский химико-технологический институт. Стала известным ученым-химиком. Ее муж генерал-полковник Анатолий Грачев во время войны служил в танковых войсках, затем перешел в военную разведку и дослужился до должности первого заместителя начальника ГРУ.

«А женись, как Аджубей»

Дочь «ниспровергателя сталинского культа личности» Рада Хрущева (1929-2016) подобно Светлане Аллилуевой тоже была гуманитарием. В детстве училась в номенклатурной школе на Арбате, но золотую медаль получила уже в Киеве, когда ее отец был первым секретарем ЦК украинской компартии. Дальше был журфак Московского университета, где в 1949 году она нашла спутника жизни.

«Не имей сто рублей, а женись как Аджубей» — эта пословица разошлась по Советскому Союзу. Из рядового спичрайтера журналист Алексей Аджубей к 35 годам поднялся до главного редактора второй про значимости газеты страны «Известия».

Рада Никитична тоже была вполне профессиональной журналисткой и даже после отставки отца продолжала работать на руководящих должностях в самом известном научно-популярном журнале страны «Наука и жизнь».

В скандальных похождениях чета Аджубеев замечена не была, притом что вела вполне богемную жизнь. Правда, без особых привилегий.

Головная боль генсека

В отличие от Рады Никитичны, дочь Леонида Брежнева Галина (1929-1998) к какой-либо иной жизни, кроме богемной, была категорически неспособна.

В 1946 году, когда Брежнев возглавил Запорожский обком партии, Галина решила ехать в Москву, учиться на актрису. Отец сказал категорически «нет» и в качестве компромисса отправил ее на филологический факультет Орехово-Зуевского пединститута. Правда, вскоре Брежнева направили руководить компартией Молдавии, и Галина тут же перевелась на аналогичный факультет Кишиневского госуниверситета.

Диплом она так и не получила, выйдя замуж за акробата-силача Евгения Милаева. После смерти первой жены он остался с двумя детьми на руках, что не остановило влюбленную девушку. В браке у четы Милаевых родилась дочь Виктория.

В течение 10 лет Галина была примерной супругой, готовя, обшивая, обстирывая семью и даже опекая мужа в цирке, где работала костюмером. Брежнев между тем поднимался наверх, подтягивая и любимого зятя, ставшего в 1960 году худруком Белорусского цирка.

Брак рухнул в 1961 году из-за того, что Милаев закрутил роман с молоденькой акробаткой. 33-летняя Галина в свою очередь сошлась с 18-летним Игорем Кио.

Не поставив в известность отца, она официально развелась с Милаевым, оформила новый брак и уехала в Сочи. Бросившиеся в погоню чекисты доставили Галину в Москву, а у Кио отняли паспорт и через некоторое время вернули обратно, уже без отметки о браке (отличный фокус!). А Галина, словно в отместку отцу, стала крутить роман за романом.

Брежнев между тем стал генсеком и, обретя поистине безграничные возможности, не знал, что ему делать с блудной дочерью. Будучи пристроенной на престижные и хорошо оплачиваемые должности (сначала в агентстве печати «Новости», потом в архивном управлении МИД), она не могла жить на одну зарплату. Но, во-первых, родители помогали деньгами, а во-вторых, имя отца открывало перед ней любые двери.

Доходы «принцессы» были таковы, что она стала обладательницей уникальной коллекции ювелирных украшений. А рядом с большими деньгами и в богемной среде частенько крутились представители криминального мира.

Впрочем, нового супруга Галина нашла там, где никто не ждал. В январе 1971 года на вечеринке в Доме архитекторов за ней начал ухаживать 34-летний майор внутренней службы Юрий Чурбанов.

Через неделю Галина представила его отцу, чем Брежнева очень обрадовала. Он выглядел положительным парнем. Правда, в народе пошла гулять новая поговорка: «Не имей сто баранов, а женись, как Чурбанов». За десять лет зять генсека взлетел из майоров до генерал-полковника, стал первым заместителем министра внутренних дел и был удостоен Государственной премии за обеспечение порядка во время московской Олимпиады.

Но муж много времени проводил на службе, а Галина наверстывала то, что упустила в молодости. Среди ее любовников был знаменитый танцовщик Марис Лиепа. Но самой скандальной стала ее связь с артистом театра «Ромэн» Борисом Буряцэ, который благодаря ее высокой протекции получил заметную роль в поставленной в Большом театре опере «Царская невеста».

На этом его певческая карьера и закончилась. Буряцэ обвинили в том, что он как «наводчик» участвовал в краже драгоценностей цирковой артистки Ирины Бугримовой. О том, что Галина положила глаз на многие из похищенных драгоценностей, было известно, но так глубоко копать не стали.

Собственно, даже причастность Буряцэ к краже не доказали, но, благодаря Чурбанову, его упекли на пять лет по обвинению в спекуляции.

После кончины Брежнева под следствием оказался уже сам Чурбанов. В 1987 году его арестовали по подозрению в коррупции, приговорив к 12 годам заключения с конфискацией имущества.

Галина в 1991 году с ним развелась и часть конфискованного (включая машину и дачу) смогла вернуть через суд как отцовские подарки.

Но жизнь ее катилась под откос. Склонность к выпивке приняла форму хронического алкоголизма. Скончалась Галина в психиатрической лечебнице №2 в селе Добрыниха Московской области от инсульта.

Олег ПОКРОВСКИЙ

И без жён не пропали

Все бывшие мужья Светланы Аллилуевой и Галины Брежневой сделали неплохую карьеру. Григорий Морозов работал в МИДе, преподавал в МГИМО. Юрий Жданов стал крупным ученым-химиком. Иван Сванидзе приобрел известность как африканист. Евгений Милаев, уже не будучи зятем Брежнева, стал директором и худруком Московского цирка на Ленинских горах. Игорь Кио высоких постов не занимал, но был самым известным фокусником Советского Союза.

, , ,   Рубрика: Дворцовые тайны

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:60. Время генерации:0,142 сек. Потребление памяти:8.35 mb