Спецназ Мировой революции

Автор: Maks Фев 17, 2019

Рабоче-крестьянскую Красную армию (РККА) сегодня воспринимают как преемницу дореволюционной царской армии. Если вынести за скобки Гражданскую войну, этот тезис можно признать правильным. Однако следует учесть, что изначально Красная армия создавалась для победы мировой революции, а вовсе не для защиты Отечества.

Сегодня мало кто знает, что изначально большевики собирались создать армию, основанную на добровольческих принципах. И лишь столкнувшись с жёсткими реалиями немецкого наступления, перешли к традиционной мобилизационной системе комплектования. Ключевой датой обычно считается 22 февраля 1918 года, когда красные отряды пытались сдержать германское наступление у Нарвы и Пскова и был опубликован декрет Совнаркома «Социалистическое отечество в опасности!».

Добровольцы из народа

Этот декрет правильнее назвать пропагандистским воззванием, поскольку о создании регулярной армии в нём ничего не говорилось. Слово «мобилизация» звучало, но речь шла о мобилизации «рабочих и крестьян» — для рытья окопов. Также мобилизовать на рытьё окопов, причём «под надзором красногвардейцев», предписывалось «всех работоспособных членов буржуазного класса, мужчин и женщин».

На самом деле отталкиваться следует от декрета Совнаркома, датированного 15 января 1918 года, который так и назывался «О Рабоче-Крестьянской Красной Армии». И речь в нём шла именно о добровольчестве, что, разумеется, предусматривало выплату жалованья. Записывали в РККА только представителей «трудящихся классов» из тех, «кто готов отдать свои силы, свою жизнь для защиты завоёванной Октябрьской революции, и власти Советов и социализма».

Формально старая русская армия продолжала существовать, причём её численность превышала 6 миллионов. Другое дело, что от войны все устали, ждали скорого мира с немцами, мечтали о демобилизации, а многие начали возвращаться домой самовольно. И бороться с ними силовыми методами было нельзя: ведь расстрелы дезертиров верными Временному правительству частями большевистская пропаганда ещё недавно позиционировала как «чудовищные преступления».

Понимая, что разложенная ими же старая армия постепенно разбежится, большевики ускоренно создавали новые вооружённые силы, обещая, что «Социалистическая армия снизу доверху будет построена на выборных началах, на началах товарищеского взаимоуважения и дисциплины».

Иногда в такую армию записывались целыми подразделениями, а бывшие гвардейские Волынский, Литовский и Кексгольмский полки влились чуть ли не в полном составе. На фронте картина была более пёстрой: например, из Петроградского полка в красноармейцы записалось всего восемь человек, а вот в Тукумском полку — около пяти сотен.

Особые расчёты были на добровольческие отряды Красной гвардии, укомплектованные преимущественно рабочими.

Но пролетарии взяли оружие, отойдя от станка, а их идейная убеждённость всё-таки не могла компенсировать отсутствие армейского опыта. Поэтому вся надежда была на фронтовиков, готовых и дальше продолжать военную карьеру, но сражаясь уже не за Россию, а за торжество революции. Сначала в общероссийском, а потом и во всемирном масштабе.

Расчёт на мировую революцию был вовсе не иллюзорным. Первая мировая война действительно усугубила бедствия трудящихся классов во всех странах-участницах. И в Германии, и в Австрии рядовой рабочий страдал от нехватки продуктов питания даже больше, чем его российский собрат-пролетарий. Революцию сдерживали разве что привычка повиноваться кайзеру да пресловутый немецкий «орднунг» (порядок).

Во Франции уже летом 1917 года солдаты целыми частями снимались с фронта, но демократическое правительство на полную катушку запустило машину репрессий. Дезертиров расстреливали десятками, и порядок был восстановлен. Корнилов, которого за его попытки восстановить на фронте порядок, называли «преступником» и «кровопийцей», по сравнению с Клемансо был самим воплощением либерализма.

Почти Советская Европа

Учитывая все это, большевики умышленно затягивали мирные переговоры с Центральными державами, рассчитывая на «революционный пожар» в стане противника, и они вовсе не пребывали в мире иллюзий. Когда после поражения в Первой мировой войне рухнули Германская и Австро-Венгерская империи, на их руинах одна за другой возникали советские республики — Венгерская, Словацкая, Баварская, Бременская. Советскую власть провозглашали даже в Люксембурге, ирландском городе Лимерике. Но все это происходило в 1919-м, а в феврале 1918-го у себя немцы революционного пожара не допустили и, развернув наступление, принудили большевиков к подписанию «похабного» Брестского мира. Шестимиллионная старая армия растворилась в российских пространствах, хотя пожить в мире и достатке у её личного состава так и не получилось.

В советском руководстве решили сделать ставку на концепцию «вооружённого народа», что было отражено в декрете ВЦИК от 22 апреля 1918 года «Об обязательном обучении военному искусству». Оторванных от умирающего производства трудящихся отправляли на курсы Всеобуча, где натаскивали в обращении с оружием.

Предполагалось, что при вражеском нашествии все прошедшие такое обучение встанут на защиту своей страны, а вот дальнейшее продвижение мировой революции по-прежнему возлагалось на регулярные подразделения, формирование которых продолжалось весной 1918 года.

Границу с оккупированными немцами территориями в этот период охраняли разношерстные отряды, «завесы», включавшие бывшие подразделения старой армии, формирования красногвардейцев и отряды фронтовиков, сплотившиеся вокруг конкретных полевых командиров, часто именовавшихся «батьками». Последние контингенты были самыми ненадёжными.

В глубоком тылу также создавались разноформатные подразделения РККА, в целом успешно гасившие очаги контрреволюции. На юге Добровольческая армия держалась только благодаря помощи атамана Петра Краснова, нашедшего в лице немцев «крышу» для своего Всевеликого войска Донского. Оставив Оренбург, ушёл в степи атаман Дутов. Откатился в Китай атаман Семёнов.

И наши иностранные «товарищи»…

Создание РККАОгромную роль в этот период играли подразделения интернационалистов, сформированные из немецких и венгерских военнопленных, многие из которых, имея возможность вернуться на родину, отнюдь не спешили. В одних случаях — боясь снова отправиться на фронт, а в других — искренне проникнувшись идеями борьбы за справедливое общество.

Прониклись такими идеями и китайцы, которых в больших количествах завозили в Россию в Первую мировую войну, чтобы компенсировать нехватку трудовых ресурсов. Тёплых чувств к старой России они не испытывали, и к тому же бесправным гастарбайтерам нравилось, что большевики не демонстрируют по отношению к ним «расового превосходства», а напротив, обращаются как к равным. Советская власть была для них властью хоть и непонятной, но вполне справедливой.

Другая гвардия и опора большевистского режима — латышские стрелки, подразделения которых почти в полном составе перекочевали в РККА из старой армии. На оккупированную историческими врагами родину возвращаться они не спешили, по старой России не ностальгировали и готовы были служить большевикам так же добросовестно, как и выполнять любую мирную работу. Это не значит, что латышские стрелки являлись просто наёмниками; кто-то из них проникся идеями революции, хотя другие, вернувшись домой, стали вполне благополучными буржуазными обывателями.

Разными вихрями в Россию занесло и представителей многих других стран, которые, пытаясь найти хоть какую-то опору, вступая в РККА, сбивались в национальные подразделения — польские, финские, сербские, чехословацкие. Была даже итальянская рота. В общей сложности через горнило Гражданской войны прошло около 500 тысяч интернационалистов — эта цифра даже превышает общую численность РККА на август 1918 года.

Многие из тех, кто вернётся на родину, тоже будет устраивать там революции, а интернационалист Бела Кун даже возглавит самое крупное большевистское государство в Европе — Венгерскую советскую республику. К моменту её провозглашения (март 1919 года) Германская и Австро-Венгерская империи уже канут в Лету и в Москве возникнет амбициозный проект: быстро подчинив Украину и выставив заслоны против Колчака и Деникина, прорваться на помощь венгерским товарищам.

Из Венгрии рукой подать до взбаламученной революционной смутой Германии с ещё одним большевистским анклавом в виде Баварской советской республики. Остальное, как говорится, дело техники. Но — не получилось.

Никакой «партизанщины»

Ещё в мае 1918 года, после мятежа Чехословацкого корпуса, тлевшая в России Гражданская война вышла на новый уровень. Усилилась Добровольческая армия, а главное, на востоке силы контрреволюции установили контроль над территориями, превышающими по размерам территорию Европейской России.

В июне большевики впервые прибегли к принудительной мобилизации (пока только пролетариев и «представителей беднейшего крестьянства»), а в августе белые взяли Казань. Спасать ситуацию направился лично глава Красной армии Троцкий. И он действовал, стремясь добиться перелома в минимальные сроки. На командные должности назначали бывших офицеров, объявляя их семьи заложниками и приставляя к «военспецам» комиссаров. В частях восстанавливалась дисциплина, причём даже в более жёстких, чем в старой армии, формах: дошло до введения заградотрядов и расстрела каждого десятого в частях, не выполнивших боевую задачу. Освобождение Казани, казалось, подтвердило правоту Троцкого.

Уже в общероссийском масштабе РККА перестраивали по принципам обычной регулярной армии, и этот процесс затянулся до начала 1920 года.

Излишне самостоятельных и популярных у бойцов командиров обвиняли в «партизанщине» и «бонапартизме». Победителя Корнилова Автономова просто сместили с должности. Его преемника, командующего 11-й армией Сорокина, расстреляли, а в его могилу, как с досадой за талантливого противника писал Деникин, «вбили осиновый кол и написали бранное слово». Смерть от своих же приняли лихие кавалеристы Миронов и Думенко. При подозрительных обстоятельствах «героически пали» в бою Киквидзе, Железняков, Щорс.

Крушение иллюзий

В марте 1919 года на VIII съезде РКП(б) так называемая «военная оппозиция» развернула дискуссию о принципах дальнейшего строительства Красной армии. Заслуженные большевики, хорошо проявившие себя на полях сражений, доказывали — Красная армия должна быть демократической и народной, а вера в революционную идею компенсирует нехватку профессионализма и слабость дисциплины. Троцкий поставил «военную оппозицию» на место, а Ленин прибегнул к словесной эквилибристике — конечно, по организации РККА похожа на царскую армию, но она остаётся народной, поскольку отстаивает интересы народа.

Конечно, ни Троцкий, ни Ленин от идеи мировой революции не отказывались, но когда через два месяца наметили прорыв в Красную Венгрию, операцию сорвал даже не столько мятеж дивизии бывшего «самостийного» атамана Григорьева, сколько общее разочарование украинских крестьян в советской власти. А потом с юга поднажали деникинцы, и помощь мировому пролетариату ушла на последний план.

К началу 1920 года Колчака разгромили, а остатки бывшей Добровольческой армии заперли в Крыму. И в этот момент последний раз вновь забрезжил призрак мировой революции. Неудачно начавшаяся война с Польшей, казалось, обернулась грандиозным успехом. Лозунг «На Варшаву!» уже начали корректировать в лозунг «На Берлин!». Сметем белопанскую Польшу и прорвёмся в ещё тлеющую огнём пролетарской революции Германию. И — снова не получилось.

Вместо того чтобы сделать акцент на классовом характере противостояния, и Пилсудский, и Ленин с Троцким предпочли выпустить из бутылки джиннов национализма. Только польский джинн оказался посильнее советского. И это естественно, поскольку РККА создавалась не для восстановления империи, пусть и под другими знамёнами, а для торжества мирового пролетариата. Бывшим царским офицерам национальные лозунги очень понравились, а вот воспитанным на Интернационале красноармейцам пришлось перестраиваться.
Так, вместе с прежними принципами, на которых строилась РККА, оказался похоронен проект мировой революции. Ради гарантированного выигрыша в масштабах одной страны пожертвовали глобальной идеей. Синицу в руках предпочли журавлю в небе. К добру или к худу — сказать сложно.

Дмитрий МИТЮРИН



, ,   Рубрика: Историческое расследование

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:60. Время генерации:0,198 сек. Потребление памяти:8.31 mb