Старцы из катакомб

Автор: Maks Сен 16, 2019

После Октябрьской революции 1917 года Русская православная церковь испытала на себе всю злобу новой власти. Храмы закрывались и уничтожались, священников казнили, прихожан публично унижали. В этих условиях верующие образовали нелегальные общины, которые в целом получили название «катакомбная церковь».

В феврале 1945 года Патриархом Московским и всея Руси был избран митрополит Ленинградский Алексий. Новый глава церкви развернул бурную деятельность. Так, в 1946 году патриарх побывал в Болгарии, где познакомился с бывшим белогвардейским офицером, а потом клириком Болгарской православной церкви Всеволодом Шпиллером. Последний желал вернуться в Россию, и в 1947 году его восстановили в советском гражданстве. В 1950 году Шпиллер вернулся в СССР и был назначен настоятелем храма Святителя Николая в Замоскворечье.

«Последний из могикан»

Интеллигентная манера проповедей, широкий кругозор и эрудированность сделали Шпиллера особым священником. В числе его паствы оказалось много представителей интеллигенции, в том числе и настроенной оппозиционно. Вскоре Шпиллер попал на заметку КГБ, где его деятельность охарактеризовали как антисоветскую. Но на дворе был уже не 1937-й, и действовать террором власти не могли. Тогда в КГБ решили реализовать операцию, в которой Шпиллер использовался «втемную».

В 1970 году к 68-летнему священнику обратилась пожилая женщина, представившаяся Агриппиной Истнюк. Она рассказала, что о нем много слышал 76-летний «катакомбный священник» Павел Троицкий. Надо отметить, что отдельные священники и прихожане РПЦ так и не признавали, считая ее альянс с большевиками «сделкой с дьяволом». Среди них были и «катакомбные» священники, большинство из которых погибло в тюремных застенках. Уцелевшие пользовались огромным авторитетом, ибо не побоялись нести свет веры в кровавые годы репрессий. Именно таким и обрисовала Шпиллеру своего доверителя Павла Троицкого Агриппина Истнюк. Женщина пояснила, что ранее он был монахом Данилова монастыря. Его посадили за веру, а освободился он только после амнистии 1954 года. Поселившись под тверской деревней Кувшиново, он тайно совершает богослужения. Услышав проповеди Шпиллера, он увидел в нем духовного брата. Дескать, Троицкий хотел бы переписываться с отцом Всеволодом для обмена мыслями. Но при этом связь должна быть сугубо конфиденциальной — исключительно через старицу Агриппину

Мягкая сила

Шпиллер отнесся к ее словам с интересом — он заведомо уважал катакомбных священников. Ибо сам провел самые опасные годы в Болгарии. Отец Всеволод не мог знать, что настоящий Павел Троицкий скончался в лагере ГУЛАГа в 1944 году. Попал он туда в 1939 году, будучи преданным митрополитом Мануилом Лемешевским, имеющим в ОГПУ агентурные клички Воробьев и Листов. Хотя именно Лемешевский и рукоположил Троицкого.

О себе Агриппина рассказала следующее: ей 69 лет, в юности она обучалась в школе при Марфо-Мариинской обители, была послушницей в подпольном скиту, за что отбыла ссылку в Средней Азии. Но вопреки такой набожности женщина не ушла в монастырь, а вышла замуж. Причем брак был не венчанный, а зарегистрирован в загсе. Такой поворот немного обескуражил отца Всеволода. Но Истнюк объяснила, что как с мужем она с этим человеком не жила — брак был фиктивным, ради жалости к нему. Позднее муж умер, оставив ей домик, в котором она и жила. Ответ удовлетворил Шпиллера. Не сразу, но он поверил пришедшей к нему прихожанке.

Отец Павел ТроицкийНа самом деле Агриппина была агентом КГБ, через которого религиозный отдел всесильного ведомства собрался манипулировать отцом Всеволодом. Так как он признал авторитет не существовавшего катакомбника отца Павла, то именно через его письма и нужно было воздействовать на Шпиллера. В феврале 1972 года Троицкий написал ему о диссиденте — священнике Дудко: «Совсем сошел с ума. Много глупостей он творит, и никто не может ему помочь. Сам себе голова, он уверен в своей правоте». Вскоре, не без влияния писем, Шпиллер подверг критике своего прихожанина — писателя Александра Солженицына. Формально причиной стал развод Солженицына с первой женой, но отец Всеволод был куда шире в своей критике, отметив у Солженицына «маниакальную уверенность в своей правоте». Так, он заявил: «В духе злобы, в злом духе не от Бога, правда не утверждается, а искривляется и гибнет. Отравленная этим духом, становится полуправдой, а потом и кривдой. И тогда служит уже не добру, а злу». Хотя Солженицына до этого критиковали и другие священники (отец Александр Мень), но делали они это в кругу своих. Здесь же слова Шпиллера в 1974 году растиражировали в кругах интеллигенции и на Западе.

Конец легенды

Не сразу, но Троицкий стал авторитетом для Шпиллера. Он оценивал его проповеди, будто слышал их лично, и давал наставления. Кроме того, в посланиях катакомбный старец описывал отцу Всеволоду детали переговоров руководства РПЦ с зарубежными гостями, которые мог слышать только тот, кто в них участвовал. Или «по долгу службы» слушал и записывал на пленку. Но опытного священника почему-то такая осведомленность отшельника не насторожила. Он по-прежнему доверял ему и даже ставил в пример другим как пример стойкости духа и преданности церкви.

Прислушался Шпиллер к старцу и тогда, когда речь зашла о его здоровье. В 1980 году врачи настоятельно рекомендовали священнику операцию на глаза. Но Троицкий отсоветовал ее делать, и отец Всеволод ослеп. Сын Шпиллера так вспоминал ту трагедию: «Он смиренно принял свою почти слепоту, не сомневаясь, не колеблясь, безоговорочно и до конца веря отцу Павлу. Веря в то, что наперекор всяческому человеческому разумению, всяким логическим доводам, это воля Божья».

Вероятно, КГБ хотел знать, чем дышат не только высшие чины РПЦ, но и авторитетные священники из числа «второго эшелона», имевшие независимую точку зрения. Ибо, как показывала практика, именно из таких авторитетов и вырастали позднее митрополиты и патриархи. Кроме того, такие методы позволяли разделять единство церкви, усиливая противоречия между ее одиозными деятелями. Поэтому операция «Агриппина» не была свернута даже после смерти Всеволода Шпиллера в 1984 году. Его преемник на посту главы храма — священник Владимир Воробьев — воспринял «наставничество» Троицкого как большую честь. Правда, новый настоятель не был столь авторитетен среди верующих и, значит, менее интересен КГБ. Тем не менее, за эти годы число последователей Троицкого среди столичных священников неуклонно росло.

Развязка наступила только в 1997 году, когда ФСБ открыла архивы, и выяснилось, что настоящий отец Павел Троицкий, как и подобает мученику, погиб в ГУЛАГе. Хотя РПЦ уже хотели канонизировать и Троицкого, и старицу Агриппину. Правда жестоко ударила по сторонникам выдуманного старца. И те предприняли попытку найти этому объяснение. Дескать, лагерное начальство пожалело больного старика. И, «списав» его как умершего, отпустило восвояси под чужой фамилией.

Увы, таких случаев в ГУЛАГе никогда не было. После этого комиссия по канонизации РПЦ отклонила кандидатуру Троицкого и заодно отказалась канонизировать и настоящего священника.

Прохор ЕЖОВ

 

«Сексоты в рясе»

После развала СССР многих иерархов православной церкви уличали в сотрудничестве с КГБ. Однако в подавляющем большинстве это не более чем слухи. Хотя есть и такие, чье сотрудничество подтверждено документально. Например, в декабре 2018 года национальный архив Латвии обнародовал информацию о работе на КГБ нынешнего митрополита Рижского и всея Латвии Александра (Кудряшова). Его якобы завербовали еще в 1982 году. Однако Русская православная церковь эту информацию никак не комментирует.



, ,   Рубрика: Религии мира

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,208 сек. Потребление памяти:8.73 mb