Степные кочевники — прислуга за всё

Автор: Maks Авг 22, 2022

Загадочный «сын степей» — неопределенного облика, происхождения и вероисповедания — вот уже триста лет верой и правдой служит историкам, идеологам и даже политикам. С его безмолвной помощью мастера словесной эквилибристики творят отнюдь не безобидные дела.

Города, которых не было

В самом деле, традиционная история Древнего мира и Средних веков сплошь состоит из событий, доказательно объяснить которые не в состоянии — к примеру, вот бесконечная череда взлетов и падений разных государств. И это закономерно: информация о событиях той поры скудна настолько, что попросту не поддается результативному анализу — нечего анализировать. В подобной ситуации ученые, например физики, спокойно констатируют факт нехватки исходных данных и ждут их накопления. А историки порой начинают попросту выдумывать «вспомогательные механизмы» для насильственного сшивания зияющих прорех в своих умозрительных гипотезах.

Одним из таких механизмов и стали некие «пришельцы с Востока», кочующие из региона в регион, из века в век, из одного научного труда в другой, сметая на своем пути государства, цивилизации, а заодно и здравый смысл.

Особенно забавно, что археологических данных, которые можно было бы бесспорно связать именно с «монголоидными пришельцами из азиатских степей», попросту не существует! Так, уже лет двести скептики ехидно вопрошают традиционалистов: ну и где же пресловутые «монголо-имперские» города — Сарай, Ханбалык, Каракорум, наконец? Чур, новоделы для туристов, типа монгольского «Каракорума», не предлагать!

Их нет и быть не могло, как не может быть в принципе кочевого народа, способного, как туча саранчи, по своему хотенью совершать направо и налево тысячемильные завоевательные походы.

Всё куплю! — сказало злато

Беда истории в том, что она с момента зарождения оказалась в руках фактически секты книжников-начетчиков, бесконечно далеких от жизни с ее прозаическими реалиями вроде экономики и технологии. А ведь в основе любой цивилизации лежат именно экономика и технологии! Говоря предельно упрощенно — деньги и техника. Они-то и рубят под корень измышления про диких, но всемогущих кочевников.

Кочевник — это не национальность, это профессия: пастух, промышляющий отгонным скотоводством. Он постоянно перемещается с места на место не в силу природной жажды к странствиям, а потому, что иначе его скот падет от бескормицы. Он и рад бы не ездить по степи круглый год, следуя за сезонно перемещающимся травяным покровом, но его понуждает к этому необходимость. И что же он может получить со своего ой какого не легкого труда «в чистом виде»?

А знаете, только… молоко. И все. Но имея даже озеро молока, долго не заживешься…

Вроде бы рядом бегает мясо, но овцу не освежевать без ножа, а дикорастущих ножей, как и прочих металлоизделий, не бывает. Но металлургия, даже средневековая, требует согласованных усилий множества людей при полной самоотдаче, т.е. профессиональной специализации. Всякому ясно, что в этом деле не обойтись без рудокопов; но мало кто знает, что требуется еще и масса древесины, причем не всякой. Кустарная выделка металла невозможна без древесного угля из березы, бука или граба, а для его получения в свою очередь необходимо огромное количество дров. И ковка металла — это уйма древесного угля, то есть снова дрова, дрова и дрова. И где ж их взять в степи и когда кочевнику этим заниматься?!

Еще о мясе. К мясу нужна поваренная соль. Где и когда наш пастух будет ее добывать? Каменную соль не предлагать — в пищу не годится. И вообще о питании: одним мясом и молоком с овечьим сыром не прожить, не живет человек без хлеба, будь он хоть трижды тридцать раз монгол, а хлеб выращивает крестьянин.

Скотоводу нужно очень много выделанной кожи, причем разных сортов, и кожевенных изделий. И шкур вроде бы вокруг несчитано, но… Но содранную с животины шкуру нужно замочить в дубильном растворе на пару недель, а потом долго и старательно разминать, а раствор еще нужно приготовить с квасцами, золой и известью, а золу и известь… В общем, кочевник и ремесло кожевенника так же несовместимы, как и ремесло металлурга, кузнеца, гончара…

Образы «кочевник» и «юрта» в нашем сознании неотделимы друг от друга. Но юрта — это рулоны войлока, то есть валяной овечьей шерсти. И шерсти вроде бы у того пастуха полно, но… Шерсть нужно с овцы остричь, расчесать, вымыть, высушить, а затем, наконец, свалять в кошмы, шапки, валенки и прочие войлочные изделия, а это требует соблюдения технологии и снова времени и сил.

По всем пунктам «котлового и вещевого довольствия» кочевник намертво связан с городом и деревней, будучи прочно встроен в систему товарно-денежных отношений. А теперь представим себе на минуту некий «кочевой народ». Сто тысяч пастухов. И кому они будут продавать свое самоходное мясо, шкуры и шерсть? И где возьмут деньги, чтобы купить тысячу необходимых вещей? И у кого купят? Вам смешно? Нам — тоже.

Все возьму! — сказал булат

Степные кочевникиНо, может быть, собравшись ватагой, гордые степняки действительно могут вот так, «без спросу», прийти и взять в городе что душа пожелает? И вообще поработить оседлых? Налетят с гиканьем, прозвенят стрелами пернатыми, блеснут саблями харалужными (булатными), свистнут арканами сыромятными — и нету Хорезма, Пекина, Рязани, и воссел на кошме неумытый хан, грозит камчой: давай деньги! Деньги давай!

Увы, покрытый благородной патиной образ непобедимого степного конника — такая же нелепая выдумка, как пастух-металлург. Во-первых, войско немыслимо без организации, а для этого будущим «покорителям всего и вся» надо хотя бы собраться вместе. Это физически невозможно, поскольку сведенные вместе стада хотя бы двух-трех семей немедленно уничтожат всю траву в округе, и тут — либо разбегаться, либо умирать. Во-вторых, войско немыслимо без снабжения, ибо воин ничего не производит, зато ест исправно и требует огромных по средневековым меркам затрат на вооружение: только меч и шлем стоили тогда от 800 (!) овец.

Средневековый воин, тем более конный, мог быть только профессионалом, который учится драться всю жизнь, причем с отрочества. Не в обиду дружинникам сказано, это были паразиты с детства, а экономика тогда могла выдержать не более одного паразита на сотню работников — и это при условии, что работники согласны его кормить. То есть содержать дружину могло себе позволить только организованное государство, неважно, как оно называлось — княжество или республика, с его системой налогов. Кто бы показал нам сегодня хоть одно государство кочевников? А ведь кочевые племена Северной Африки, Аравии и Афганистана живут себе поживают, как и пятьсот лет назад, торгуют овцами и верблюдами. И что характерно, даже не думают кого-то завоевывать, им и так неплохо.

Проблема истории кроется в историках

Коротко: никаких кочевых народов никогда не существовало, как нет их и сейчас, а были — и есть, никуда они не делись — племенные группы, из поколения в поколение промышляющие отгонным скотоводством. И во все времена они были всего лишь профессиональным цехом, органично встроенным в систему производства и товарообмена наравне с оседлыми земледельцами и городскими ремесленниками. Их продукция — шерсть, мясо и шкуры, а также «живой транспорт», лошади и верблюды — достаточно конкурентноспособна, чтобы обеспечить им средства к существованию.

Ни с того, ни сего вдруг сбиться в стаю и провозгласить некий «великий поход»  оседлым кочевникам никогда и в голову не пришло бы. А если бы вдруг и напала на них такая блажь — затея неизбежно закончилась бы для них гибельно. Ватагу не в меру расшалившихся пастухов профессиональные дружинники перебьют просто палками, не пачкая мечей. Противостоять мало-мальски организованной структуре, опирающейся на оседлые общины, никаким самодеятельным завоевателям-энтузиастам не под силу ни количественно, ни качественно.

Но для историков образ непостижимых и загадочных сынов степей вот уже три столетия служит «абсолютным оружием», этакой палочкой-выручалочкой. Рим у них рухнул? Варвары с Востока погубили! Восточная Европа весь XIII век кровью умывалась? Натурально, татаро-монголы с Востока нагрянули! И не надо смотреть в корень, не надо подвергать сомнению основу основ традиционной истории — глубоко ошибочную, как теперь становится все яснее, хронологию. Не надо поверять «гармонию алгеброй», точнее, свои умозрительные построения реальной жизнью — экономикой, технологией, военной тактикой.

Все бы ничего, если бы вопросы истории оставались предметом кабинетных размышлений. Но исторические мифы умеют оборачиваться реками крови. Давно ли прибалтийский немецкий теоретик и идеолог нацизма Альфред Розенберг (1893-1946) объяснял «цивилизованному миру», что «дикий» Восток со времен Рима угрожает гибелью культурной Европе, а Гитлер постарался эту «проблему» решить?

Мир гораздо сложнее, чем кажется.

Мир гораздо страшнее, чем кажется.

Сергей ДУНАЕВ

  Рубрика: Историческое расследование 120 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:49. Время генерации:0,223 сек. Потребление памяти:9.35 mb