Тайна Генри Эвери

Автор: Maks Янв 29, 2022

Истории о пиратских сокровищах возникли не на пустом месте. Иногда их действительно находят — как правило, случайно. Так, около полувека назад в штате Нью-Джерси ковш экскаватора извлек из земли большой кожаный мешок, набитый старинными золотыми монетами. По мнению экспертов, это был пиратский клад, но кто конкретно его закопал, установить не удалось. А вот случайная находка в другом штате позволила выйти на след сокровищ, принадлежавших знаменитому пиратскому капитану.

Находка в штате Род-Айленд

Кладоискатель-любитель Джеймс Бейли проводил свободное от работы время, прочесывая окрестности Нью-порта с металлоискателем в руках. Обычно ему попадались вещи, интересовавшие только профессиональных историков: медные пряжки, пушечные ядра и оловянные ложки тех времен, когда Ньюпорт был одним из крупнейших городов в североамериканских колониях, принадлежавших Англии. Иногда встречались и старинные монеты, одна из которых, найденная в 2014 году, указала Джеймсу Бейли вполне определенное направление для его дальнейших поисков.

Это была небольшая серебряная монетка с арабской вязью. Опытный нумизмат, к которому Бейли обратился, установил, что монетка была отчеканена в Йемене в 1693 году. Отсутствие потертостей, характерных для длительного использования, наводило на мысль, что она попала в землю вскоре после того, как ее изготовили. Но каким образом она могла оказаться в Ньюпорте в конце XVII века, когда колониям запрещалось торговать с любой другой страной, кроме Англии? Ее не могли привезти туда английские купцы, поэтому «подозрение» пало на контрабандистов и пиратов.

Контрабандисты вряд ли стали бы расплачиваться йеменскими монетами, не имевшими хождения в английских колониях, а вот что касается пиратов — они вполне могли закопать здесь награбленную добычу.

Бейли обратился к истории морского разбоя и выяснил, что в 1695 году английский пират Генри Звери ограбил два больших индийских корабля, возвращавшихся из Йемена, после чего бесследно исчез вместе с захваченными сокровищами.

Кладоискатель предположил, что монетка с арабской вязью могла принадлежать пассажиру одного из тех кораблей. Конечно, единственный экземпляр мало что значил, но когда в течение нескольких лет в Род-Айленде и соседних с ним штатах было найдено еще полтора десятка точно таких же монет, Бейли занялся поисками возможных сведений о Генри Звери в местных архивах.

По следам капитана Тью

Звезда Эвери сверкнула только однажды, но надолго оставила свой след.

До этого он успел послужить матросом Британского королевского флота и поработать на губернатора Бермудских островов, занимаясь перевозкой чернокожих рабов из Африки. В 1693 году он поступил на английский капер «Карл II», капитан которого собирался разжиться золотом с испанских галеонов, затонувших вблизи Карибских островов. Однако снаряжение экспедиции затягивалось, и в течение нескольких месяцев команда не получала жалованья. Моряки взбунтовались, высадили капитана на берег и выбрали вместо него Генри Эвери, утверждавшего, что он знает, где их ждет богатая добыча.

Его вдохновляла история капитана Томаса Тью, также работавшего на губернатора Бермуд и в качестве капера совершившего годом ранее рейд в район Красного моря. Там ему удалось захватить индийское купеческое судно, на котором одного лишь золота и серебра было на 100 тысяч фунтов стерлингов.

Эта огромная по тем временам сумма после дележа сделала каждого члена команды вполне обеспеченным человеком, не говоря уже о самом Тью, получившем 8000 фунтов.

Перед дальним походом «Карл II» переименовали в «Фэнси», и он был лишен высоких надстроек, что сделало его более быстроходным. Затем, обогнув Африку, в августе 1695 года он остановился в узком проливе, соединяющем Красное море с Аденским заливом. С этой позиции пираты могли контролировать все корабли, идущие из Индии в Египет и обратно. Оставалось только дождаться богатого «купца».

Долгожданная добыча

Как оказалось, мысль устроить засаду в таком удобном месте пришла в голову не только Эвери. Через некоторое время к нему присоединились еще пять пиратских капитанов, в том числе Томас Тью на своем судне «Амити».

Судя по всему, засада не была для «купцов» секретом, потому что в конце августа под покровом ночи мимо нее незамеченным прошел караван из двух десятков кораблей, направлявшихся в Индию. Пираты узнали об этом только утром и сразу же пустились в погоню.

Эвери на своем быстроходном «Фэнси» вскоре вырвался далеко вперед. Тью на «Амити» хотя и уступал ему в скорости, но сумел первым отыскать отставшее от каравана судно богатого индийского купца под названием «Фатх Махмамади». Но на этом удача отвернулась от него: индийцы дали залп из всех орудий, и Тью был насмерть сражен вражеским ядром.

Эвери не знал о гибели «коллеги» и продолжал погоню. На десятый день на горизонте показались несколько кораблей, и самым крупным из них оказался все тот же «Фатх Махмамади». На этот раз пираты действовали более успешно, и после непродолжительной схватки индийский корабль сдался. Пиратам достались ценности на 60 тысяч фунтов стерлингов.

Генри Эвери и внучка падишаха АурангзебаЧерез три дня вдали появилось огромное судно, и Эвери, воодушевленный недавней легкой победой, приказал готовиться к бою. Знал бы он, на кого поднимает руку! То был «Ганг-и-Савай», флагманский корабль самого Аурангзеба, падишаха Империи Великих Моголов, власть которого простиралась почти на всю территорию Индии, Пакистан и часть Афганистана. На этом судне, имевшем 80 пушек и более 400 солдат, возвращались из паломничества в Мекку представители индийской знати, среди которых находилась внучка падишаха. По сути у «Фэнси», гораздо более скромного по размерам, с куда как меньшим количеством пушек и сотней пиратов, не было никаких шансов. Но в тот день Фортуна благоволила Эвери.

В самом начале боя на индийском флагмане взорвалась одна из пушек, вызвав сумятицу среди орудийной прислуги, а вслед за тем первый же залп с «Фэнси» снес у него грот-мачту. На палубу посыпались снасти и обломки такелажа, среди индийцев началась паника, и в этот момент пираты пошли на абордаж.

Сопротивления не было почти никакого, и позднее индийцы обвиняли в своем поражении капитана, который, вместо того чтобы руководить боем, трусливо спрятался в трюме.

Пираты праздновали победу и подсчитывали доставшиеся им богатства.

Помимо благовоний, слоновой кости и других товаров они нашли золота, серебра и драгоценных камней на 600 тысяч фунтов стерлингов, что равноценно современным 60 миллионам долларов. Но на этом пираты не остановились. Они подогнали «Ганг-и-Савай» к берегу и в течение недели пытали пассажиров, добиваясь от них признания о спрятанных на корабле драгоценностях, и надругались над женщинами.

Гнев падишаха и указ короля

По меркам того времени ограбление «Фатх Махмамади» касалось только его владельца и не могло иметь далеко идущих последствий: в конце концов, торговля всегда была делом рискованным. Но когда в Дели стало известно о том, что произошло с «Ганг-и-Савай», падишах пришел в ярость. Нападение на паломников он объявил святотатством, обвинил в этом англичан и приказал закрыть все английские торговые фактории.

В конце XVII века Англия находилась еще в самом начале пути к своему будущему могуществу. Прекращение выгодной торговли с Востоком было не в ее интересах, и поэтому, чтобы задобрить падишаха, Ост-Индская компания выплатила ему огромную компенсацию.

Что касается Эвери, то уже через несколько месяцев на него началась настоящая охота с привлечением британского военного флота и руководства колоний, а в августе 1696 года король объявил зарвавшегося пирата вне закона и назначил щедрую награду за его голову.

Изыскания Бейли

Когда Эвери понял, в какую историю ввязался, было уже поздно. В том, что его будут искать, он не сомневался и, чтобы запутать следы, направился на Реюньон — остров, расположенный в двух тысячах километров от восточного побережья Африки и принадлежавший французам. Представившись местному губернатору работорговцем по имени Бенджамин Бриджмен, он закупил партию чернокожих невольников, а затем взял курс на Багамские острова, стараясь опередить приказы из Лондона. Там же он планировал сменить «Фэнси» на другой корабль. Не все пираты были с ним согласны, и на полпути к Карибскому морю 17 человек остались на необитаемом острове Вознесения, изобиловавшем морскими черепахами.

На Багамах пираты вновь разделились: одна часть вернулась в Англию, другая направилась в североамериканские колонии, а Эвери с двумя десятками спутников отплыл на паруснике под названием «Си Флауэр», который в июне 1696 года прибыл в Ирландию. Находился ли на его борту Эвери, неизвестно. По некоторым данным, он вернулся в Англию, где был ограблен и умер в нищете, хотя весьма сомнительно, чтобы отчаянный пират мог так легко расстаться со всем своим богатством.

Возможно, всей правды в этой темной истории мы не узнаем никогда, но частично пролить на нее свет позволили архивные изыскания Джеймса Бейли.

Согласно документам, после Бермудских островов Эвери на «Си Флауэр» побывал в Ньюпорте. Продолжая играть роль работорговца, он привез туда полсотни невольников. Часть из них были проданы сразу же, а остальных пешком отправили в Бостон, тогда как корабль срочно покинул гавань.

Для чего обладателю индийских сокровищ понадобился этот спектакль с торговлей рабами, не вполне понятно. Возможно, чтобы скрыть свои истинные намерения — например, по устройству клада. Как знать? Во всяком случае Джеймс Бейли в этом убежден и продолжает свои поиски. Ну не ветром же занесло в те места йеменские серебряные монетки!

Александр ФРОЛОВ

  Рубрика: Приключения, преступления и авантюры 186 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,220 сек. Потребление памяти:9 mb