Тайны русских масонов

Автор: Maks Окт 29, 2019

Английские каменщики

Вряд ли найдется еще одна тема, кроме масонов, по которой написано такое количество чепухи. Причем эту чепуху плодили и ненавистники вольных каменщиков, и сами «братья».

Масоны любили рассказывать байки о происхождении своего общества. Некоторые вели генеалогию от тамплиеров, некоторые — от строителей храма Соломона, а кое-кто — и вовсе от Адама.

На самом деле масонство зародилось в Англии на рубеже XVII-XVIII веков. В этой стране издавна существовали артели каменщиков. Это были квалифицированные ремесленники, занимавшиеся строительством соборов и монастырей.

С началом церковной реформации артели пришли в упадок. И стали принимать в свои ряды дворян и лиц свободных профессий — архитекторов, адвокатов, врачей. Постепенно они вытеснили настоящих каменщиков, а артели превратились в своего рода клубы, члены которых вместе обедали, вели беседы и поддерживали друг друга в разных жизненных обстоятельствах.

В 1717 года в Лондоне была создана Великая ложа Англии. Постепенно масонство распространилось по всей Европе. Выработалась сложная система ритуалов и символов.

Цель масонства — нравственное совершенствование. По крайней мере, официальная цель. О неофициальных можно фантазировать до бесконечности. И виноваты в этом сами масоны, окружившие себя завесой тайны.

Ясно одно: в разных местах масоны вели себя по-разному. В протестантских странах они пользовались поддержкой власти и являлись консервативной силой, опорой существующего порядка.

В католических странах ситуация была иная. Поскольку церковь осуждала масонов, они подвергались притеснениям. И в таких странах, как: Франция, Италия, Испания, на первые роли выходили политические радикалы и революционеры. В частности, почти все известные деятели Великой Французской революции были масонами, членами лож Великого Востока Франции.

«Говорили много, а знали мало»

Петр I, как известно, прорубил «окно в Европу». Через это окно масоны и проникли в Россию.

Есть мнение, что и сам Петр I был масоном, принявшим посвящение в Англии. А в России царь основал ложу, во главе которой стоял его любимец Франц Лефорт. Однако, скорее всего, это лишь фантазии.

Первое достоверное упоминание о масонстве в России относится к 1731 году. Тогда гроссмейстер Великой ложи Англии назначил капитана Джона Филипса провинциальным мастером по России.

А в начале 1740-х годов английский генерал на русской службе Джеймс Кейт открыл в нашей стране несколько лож. Поначалу в них состояли исключительно иностранцы, но потом начали появляться и русские «братья».

В правление Елизаветы Петровны было проведено два расследования деятельности масонских лож. Первое вообще ничего не дало, а второе пришло к выводу, что действия масонов «непонятны и безрассудны суть».

Между прочим, где-то в конце царствования Елизаветы в масоны был принят Александр Суворов. Чем вольные каменщики прельстили великого полководца — не совсем ясно. Казалось бы, масонская мистика и Суворов — вещи несовместимые.

Расцвет русского масонства начался при Екатерине II. Со второй половины 1760-х до начала 1790-х годов в России работало не менее 96 масонских лож.

Сенатор и директор императорских театров Иван Елагин получил в Лондоне звание великого провинциального мастера. Под его руководством в России действовали 23 ложи английской системы.

Кроме того, много лож работало по шведским и немецким системам. На какое-то время Елагину удалось всех их объединить.

Елагинские ложи не оставили заметного следа в истории. Они представляли собой нечто вроде дворянских клубов. «Собирались, принимали, ужинали и веселились; принимали всякого без разбору, говорили много, а знали мало», — вспоминал Николай Новиков.

Ставка на Павла Петровича

Новиков состоял в московской масонской организации — ордене розенкрейцеров, который основал учитель немецкого языка Иоганн-Георг Шварц.

Вообще-то розенкрейцеры — это оккультисты, занятые поисками «тайного знания». Но в России они сделали упор на просветительство. Розенкрейцеры — прежде всего Новиков — издавали книги и журналы, открывали учебные заведения, создали «Дружеское ученое общество». В орден входили выдающиеся люди, такие как архитектор Василий Баженов и историк Николай Карамзин.

Деятельность московских розенкрейцеров была довольно полезной. Но они ввязались в политическую интригу — попытались завлечь в свои сети наследника престола Павла Петровича.

Это была роковая ошибка. Екатерина II углядела в заигрываниях с наследником заговор. В 1792 году Новиков был арестован и приговорен к 15 годам заключения в Шлиссельбургской крепости. А заодно императрица запретила все масонские ложи.

Вообще говоря, масоны не без оснований делали ставку на Павла Петровича. Он испытывал страсть к рыцарским орденам. А ведь вольные каменщики говорили, что ведут происхождение от тамплиеров.

Судя по всему, Павел стал масоном в 18 лет, во время первой поездки за границу. Вступив на престол, он сразу же освободил Новикова и вернул из ссылки других «братьев», которые пострадали от гнева Екатерины II.

В окружении Павла I были видные масоны — князь Александр Куракин, ставший в ноябре 1796 года вице-канцлером, князь Николай Репнин, возведенный императором в генерал-фельдмаршалы, Иван Лопухин, получивший пост статс-секретаря.

Впрочем, масоны так и не дождались от Павла I снятия запрета на деятельность лож. А через некоторое время император стал великим магистром католического Мальтийского ордена и вроде бы совсем позабыл про масонство. Впрочем, вольных каменщиков в его царствование никто не преследовал.

Под присмотром полиции

«Все при мне будет как при бабушке», — сказал Александр I, взойдя на престол. И действительно, как и при Екатерине II, при нем начался расцвет русского масонства.

Неизвестно, был ли Александр I масоном. Есть сведения, что его посвятили в Петербурге. Что он был председателем военно-походной ложи в 1814 году. Что состоял в одной из лож Великого Востока Польши.

Так или иначе, рядом с императором масонов хватало. В первые годы его правления политику определял Негласный комитет. Три и четырех его членов — Адам Чарторыйский, Николай Новосильцев и Виктор Кочубей — были вольными каменщиками.

В 1810 году в масонскую ложу вступил государственный секретарь Михаил Сперанский, в те годы — ближайший сподвижник Александра I. Сперанский носился с несколько безумной идеей преобразовать русское духовенство путем вовлечения его в масонство. Разумеется, ничего из этого не вышло.

В ложе «Соединенные друзья» состоял брат императора — великий князь Константин Павлович. В эту ложу также входили министр полиции Александр Балашов и будущий шеф жандармов Александр Бенкендорф.

О масонах начали много говорить. Александр I велел провести ревизию масонских лож. И поручил это дело министру полиции Балашову, который сам был масоном.

В итоге ложи стали работать легально, но под присмотром полиции. Собственно говоря, опасаться было нечего. Тогдашние масоны — сплошь и рядом — люди благонамеренные и даже консервативные.

В 1812 году «братья» заняли вполне патриотическую позицию. И как могло быть иначе, если среди них числился фельдмаршал Михаил Кутузов, принятый в военно-походную ложу в 1813 году, незадолго до смерти?

Бенкендорф — друг Чаадаева

Кутузов — далеко не единственный знаменитый человек, ставший вольным каменщиком в Александровскую эпоху. В «Соединенных друзьях» — вместе с Балашовым и Бенкендорфом — состояли Александр Грибоедов и Петр Чаадаев.

Правда, и Грибоедов и Чаадаев разочаровались в масонстве. Они считали, что все силы масонов уходят на обряды и ритуалы, а стоило бы заниматься чем-нибудь более полезным.

«4 мая я был принят в масоны», — записал Александр Пушкин в дневнике. Это было в 1821 году. Ложа, в которую приняли поэта, находилась в Кишиневе и называлась «Овидий».

Мы не знаем, какой масонской работой занимался Пушкин и занимался ли вообще. Известно, что на масонских документах поэт писал стихи. Так что вряд ли он серьезно относился к членству в ложе. Хотя Петр Вяземский положил в гроб Пушкина перчатку — свидетельство того, что масоны считали Александра Сергеевича своим.

После Наполеоновских войн в русском масонстве появляется радикальное крыло. В ложах состояло более 50 декабристов, в том числе такие видные, как Павел Пестель, Сергей Муравьев-Апостол, Сергей Трубецкой. Да и тайные общества декабристы организовывали по образцу масонских лож.

Можно ли называть восстание декабристов масонским заговором? Вряд ли. К 1825 году почти все декабристы, разочаровавшись, отошли от масонства. В сущности, и революционерами они стали именно тогда, когда порвали масонские связи.

Но Александр I, как и его бабушка, в какой-то момент поверил, что вольные каменщики — опасные заговорщики. Тем более император знал, что среди «братьев» было очень много военных. И в 1822 году он — по примеру Екатерины II — запретил масонские ложи.

Масоны оказались законопослушными людьми. Они распустились. Кто-то, конечно, продолжал тайную масонскую работу, но настолько тайную, что о ней и сказать нечего. В общем, 1822 год — это конец истории русского масонства XIX века.

Склоки среди «братьев»

Масонство в РоссииМасонство в России возродилось только в начале XX столетия. Но это уже было совсем другое масонство — политическое.

Некоторые русские люди вступали в масонские ложи во Франции. Например, знаменитый ученый и изобретатель Павел Яблочков. Но выдающуюся роль в истории русского масонства сыграл другой ученый — социолог Максим Ковалевский.

Изгнанный из Московского университета, Ковалевский уехал за границу. И основал в Париже Высшую школу социальных наук; для русских студентов. Школа готовила будущих «борцов за свободу». Одно время лекции там читал даже Владимир Ленин.

В 1905 году Россию лихорадило. А эмигранты-масоны, жившие в Париже, создали заграничные русские ложи — «Космос» и «Гора Синая».

Вскоре Ковалевский получил от Великого Востока Франции разрешение открыть ложи в России. В Москве была создана ложа «Возрождение» во главе с психиатром Николаем Баженовым, в Петербурге — «Полярная звезда».

Изначально в обеих ложах состояло всего 9 человек. Потом численность возросла до 45. А в 1908 году в Петербурге прошел Конвент всех русских масонов французского образца. Был избран руководящий орган — Верховный совет.

Если в начале XIX века в масонское братство вступали в поисках смысла жизни, то в начале следующего столетия — исключительно ради политики. В ложи записывались главным образом либералы. Их в масонстве привлекали, во-первых, дисциплина, которой либеральная общественность никогда не отличалась, а во-вторых, идея солидарности, которая позволяла преодолевать партийные разногласия ради достижения

Хотя масоны и проповедуют братство, среди «братьев» начались склоки. А в 1910 году произошел своего рода масонский «государственный переворот». Более молодые и более радикальные вольные каменщики, которых возглавлял депутат Гocyдарственной думы от кадетов Николай Некрасов, решили распустить — «усыпить» по масонской терминологии — ложи.

На самом деле ложи продолжали работать и активно принимать членов. Но мнимое «усыпление» позволило избавиться от ненужных людей.

«За численностью не гнались»

Летом 1912 года создается новая организация — Великий Восток народов России (ВВНР), объединившая несколько лож. Это была совершенно самостоятельная, независимая от французских масонов структура. Обрядность сводилась к минимуму, так что некоторые историки полагают, что ВВНР вообще не относится к регулярному, то есть настоящему масонству.

ВВНР был строго законспирированной организацией. Никаких протоколов не велось, «братья» знали только членов своей ложи, и лишь венерабль (председатель) ложи общался с генеральным секретарем ВВНР.

Политической целью ВВНР стало установление в России демократической федеративной республики. Понятно, что добиться этой цели можно было только революционным путем. Поэтому в организацию начали принимать представителей революционных партии — эсеров и меньшевиков. Приняли даже большевика Ивана Скворцова-Степанова.

Во главе организации стояли генеральный секретарь и Верховный совет. Со временем были созданы провинциальные ложи, а также ложи, организованные по профессиональному признаку.

Крупнейшей была Думская ложа, в которую входили масоны — депутаты Думы. Среди них — руководители трех фракций: Иван Ефремов — прогрессисты, Александр Керенский — трудовики, Николай Чхеидзе — меньшевики.

Кроме того, существовала Военная ложа во главе с полковником Генштаба Сергеем Мстиславским и Литературная ложа, объединявшая главным образом журналистов.

По словам Некрасова, масоны «за численностью организации не гнались, но подбирали людей морально и политически чистоплотных, а кроме и больше того, пользующихся политическим влиянием и властью». А главное — масоны «давали обязательства ставить директивы масонства выше партийных».

Накануне Февральской революции образовалось, по сути, два оппозиционных центра — Прогрессивный блок в Думе и ВВНР.

Во главе правительства

Прогрессивный блок объединял умеренных оппозиционеров, делавших ставку на легальную парламентскую борьбу. А в ВВНР верховодили разных мастей радикалы — левые кадеты, прогрессисты, меньшевики, мечтавшие о свержении Николая II и искавшие связей с революционным подпольем. С лета 1916 года генеральным секретарем ВВНР стал молодой энергичный депутат Александр Керенский.

Масоны участвовали во всех заговорах против императора, строили планы дворцового переворота.

Наиболее активным заговорщиком был Александр Гучков. Нина Берберова, в эмиграции написавшая книгу «Люди и ложи», считала Гучкова масоном. Более того, по ее информации, он посвятил в масоны генералов Михаила Алексеева и Николая Рузского. Эти люди сыграли решающую роль в истории с отречением Николая II.

Выходит, отречение — дело рук масонов? Может быть. Но есть одна маленькая проблема. Кроме Берберовой, никто не подтверждает того, что Гучков был масоном. Наоборот, все «братья» это отрицали.

В любом случае, во время Февральской революции вольные каменщики быстрее других сориентировались и заняли ключевые посты и во Временном правительстве (по меньшей мере четыре масона входили в его первый состав), и в Совете рабочих депутатов, во главе которого встал масон Чхеидзе.

А в июле 1917 года генеральный секретарь ВВНР Керенский возглавил правительство. Число министров-масонов резко возросло. Но к этому времени вольные каменщики уже не имели прежнего влияния. Раньше «братьев» объединяла общая цель — борьба с самодержавием. Теперь на первый план вышли партийные разногласия.

А затем власть захватили большевики. Большинство масонов оказались в эмиграции. В 1970 году в Париже были закрыты последние русские ложи. В связи со смертью практически всех их членов.

Борис САРПИНСКИЙ



,   Рубрика: Историческое расследование

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:58. Время генерации:0,239 сек. Потребление памяти:8.72 mb