Толстые: на все руки мастера

Автор: Maks Апр 28, 2021

Благодаря трем разнокалиберным, но, бесспорно, талантливым писателям Толстые воспринимаются прежде всего как литературная династия. Хотя вплоть до начала XX века редкая сфера общественной и государственной жизни обходилась без какого-нибудь своего Толстого.

Мифический Индрис

Хоть Толстые и считаются аристократами, их аристократизм был весьма относительным. В 1686 году, когда в Разрядном приказе составлялась «Бархатная книга» с перечислением самых знатных дворянских фамилий России, стольник Петр Андреевич Толстой (1645-1729) представил справку о том, что его род идет от Индриса — «цесарского государства мужа честного рода».

Получалось, что этот Индрис с сыновьями Литвонисом и Зигмонтеном и дружиной в три тысячи человек в 1352 году прибыли на жительство в Чернигов. Индрис принял крещение под именем Леонтия, а его сыновья стали Константином и Федором. Внук Литвониса-Константина Андрей Харитонович при князе Василии II Темном поступил на московскую службу, став родоначальником нескольких дворянских родов — Толстых, Дурново, Васильчиковых, Тухачевских. Вообще-то факт прибытия в «чумном» 1352 году Индриса с трехтысячной дружиной не отражен ни в одной летописи, равно как и появление на московской службе пресловутого Андрея Харитоновича. Также неясно, почему представителям «честного рода» пришлось принимать крещение, словно каким-нибудь литовским язычникам.

Васильчиковы появляются в исторических хрониках в 1573 году в связи с носившей эту фамилию пятой супругой Ивана Грозного, прочие же потомки мифического Индриса прослеживаются только с начала XVII века.

Короче говоря, получив такую справку, сотрудники Разрядного приказа должны были кинуть ее в мусорное ведро и дать Петру Толстому пинка под зад, но ничего подобного они не сделали. Почему же?

Первый граф

Само составление «Бархатной книги» было связано с отменой местничества — порочной практики, когда назначения на службу производились по знатности рода. Худородным Толстым при таком подходе ничего выше званий стольников-окольничих не светило.

Теперь же все внесенные в «Бархатную книгу» династии как бы оказывались на одинаковых стартовых позициях, а имевшаяся в распоряжении царя кадровая база существенно расширялась.

Кроме того, составители «Бархатной книги» не требовали никаких документальных подтверждений к справке Толстого, потому что понимали: за ним стоит могучий клан Милославских (мать Петра Андреевича была дальней родственницей царицы Марии Милославской).

Власть в то время принадлежала царевне Софье — Милославской по матери. И вообще Милославские тогда были сильнее, чем клан Нарышкиных, к которому принадлежал царствовавший лишь номинально Петр I.

Однако в 1689 году Петр I устранил Софью от власти, а значит, Нарышкины восторжествовали над Милославскими. Казалось бы, Толстых при таком раскладе должны были просто затоптать, но Петр Андреевич как-то удачно вписался в новую реальность — наверное, потому что являлся прирожденным дипломатом.

Проявив храбрость в Азовском походе, он затем добровольцем вызвался ехать в Европу для изучения морского дела. Царь такое рвение оценил и назначил Толстого в 1701 году послом в Стамбул.

Петр Андреевич оказался буквально на дипломатической передовой, а во время очередной войны с Турцией и последующих дипломатических осложнений дважды подвергался заключению в стамбульском Семибашенном замке.

В 1714 году, когда спорные вопросы с османами были урегулированы, Толстой вернулся на родину, а вскоре получил новое ответственное задание. Речь шла о том, чтобы вернуть в Россию бежавшего за границу царевича Алексея.

Силовые методы исключались, а убедить царевича вернуться к грозному батюшке было, мягко и говоря, непросто. Но у Толстого получилось.

Вместо обещанного прощения Алексея приговорили к смерти, причем следствием руководил тот же Толстой, которого назначили главой занимавшейся политическим сыском Тайной канцелярии. Понятно, что на его репутации вся эта история отразилась не лучшим образом, зато хорошо отразилась на карьере. В 1724 году он стал графом.

Однако в начавшейся после кончины Петра I борьбе придворных партий Толстой сделал неверную ставку. Екатерина I перед смертью назначила наследником престола сына царевича Алексея — Петра. Сделано это было с подачи Меншикова, который рассчитывал выдать свою дочь за нового императора. Но Толстому при подобном раскладе ничего хорошего не светило, и он пытался провести на престол одну из дочерей Петра I и Екатерины I — Елизавету или Анну.

Меншиков эту попытку пресек (о чем позже пожалел). Петра Андреевича, лишив графского титула, отправили на Соловки, где он и скончался в феврале 1729 года. Умерли и два его сына, один — на Соловках, второй — в своем поместье.

И только в 1760 году, уже при Елизавете Петровне, графский титул был возвращен внукам Петра Андреевича. От них и пошли три ветви графов Толстых, условно именуемые старшей, средней и младшей. Не вдаваясь в нюансы генеалогических связей, расскажем в хронологическом порядке о самых известных представителях разветвленного графского рода.

Человек с идеальной карьерой

Представитель младшей ветви — Петр Александрович Толстой (до 1770-1844) — единственный носитель фамилии, чей портрет украшает Военную галерею Зимнего дворца. Там же, впрочем, находится и портрет его родственника — героя битвы при Кульме Александра Ивановича Остермана-Толстого. Но он все-таки не только Толстой, но еще и Остерман, потомок другого сподвижника Петра Великого.

Петр Александрович Толстой тоже был связан с эпохой царя-преобразователя, можно сказать, двойными родственными узами, так как по материнской линии приходился правнуком герою Северной войны фельдмаршалу Михаилу Голицыну. Отец его никакими служебными достижениями не отметился, зато в кузенах числился Николай Иванович Салтыков, выслуживший себе жезл фельдмаршала как воспитатель цесаревича Александра Павловича.

Отрока Петра Толстого записали в престижнейший лейб-гвардии Преображенский полк. Переведясь из гвардии в армию, он без проблем дослужился до полковника. И в сражениях со шведами и поляками проявил себя вполне бравым воякой. В 1794 году при штурме варшавского предместья Праги Толстой, командуя двумя эскадронами, ворвался на польскую батарею, захватив со своими подчиненными восемь орудий и получив ранение картечью в руку. Суворов представил его к ордену Святого Георгия 3-й степени.

При Павле I (вероятно, по протекции Салтыкова) служба пошла еще лучше. Во время Швейцарского похода Суворова Толстой отвечал за координацию действий с австрийцами, и хотя координация была, мягко говоря, не очень, погрелся в лучах суворовской славы.

В 1802-1805 годах Петр Александрович губернаторствовал в Санкт-Петербурге, достойно проведя торжества в честь 100-летия имперской столицы. После заключения Тильзитского мира Толстой отправился послом во Францию. Но Наполеона он не любил и вскоре был отозван.

В 1812 году Толстой отвечал за формирование ополчения, с которым и действовал на второстепенных участках во время Заграничных походов. Впечатляющих побед не одержал, но звания генерала от инфантерии удостоился.

До своей кончины Толстой занимал разные почетные должности, не сопряженные, впрочем, с серьезной ответственностью. Основал Московское общество сельского хозяйство и Общество любителей садоводства, поскольку в этих делах действительно знал толк, а в своей усадьбе Узкое устроил оранжереи.

Иногда Петра Александровича привлекали и к делам политического характера. Например, он состоял членом Верховного уголовного суда над декабристами. Среди подсудимых, кстати, был и его очень дальний родственник (не графской ветви) — прапорщик Московского пехотного полка Владимир Толстой, получивший два года каторги, но позже сделавший хорошую карьеру в Кавказском наместничестве.

В браке с фрейлиной Марией Голицыной у Петра Александровича родилось девять детей. Четырех дочерей он вполне удачно выдал замуж за влиятельных придворных. Все пятеро сыновей дослужились до генеральских званий.

В общем, жизнь Петр Александрович прожил длинную, насыщенную, удачную и в целом беспроблемную.

Скандальный американец

Младшими современниками удачливого вельможи были двое Толстых из старшей ветви.

Граф Федор Иванович Толстой (1782-1846) слыл светским львом и одновременно скандалистом. Профессиональный карточный шулер и дуэлянт, он в юности, так сказать, в воспитательных целях был отправлен в первое русское кругосветное плавание. Начальника экспедиции Ивана Крузенштерна Толстой изводил с помощью дрессированной обезьяны. В конце концов Крузенштерн высадил его на Камчатке.

Добравшись до Петербурга, Толстой рассказывал невероятные байки о своих странствиях по Аляске и Алеутским островам, получив у современников прозвища Алеутец и Американец.

Участвуя в войнах со шведами и Наполеоном, Федор Иванович проявил себя храбрецом, заработал орден Святого Георгия 4-й степени и чин полковника, но, выйдя в отставку, снова ударился во все тяжкие.

Считается, что на дуэлях он убил 12 человек, и — по символичному совпадению — все 12 его детей, рожденных цыганской танцовщицей Авдотьей Тугаевой (сначала была любовницей, потом стала женой), умерли в детском или младенческом возрасте.

На самом деле дочь Сарра, демонстрировавшая удивительные поэтические способности, умерла в 17 лет. А еще одна дочь — Прасковья — дожила до зрелого возраста, и, выйдя замуж за московского губернатора Василия Перфильева, родила сына Дмитрия.

Можно сказать, что Федор Толстой-Американец прожил насыщенную жизнь, но счастливой ее вряд ли назовешь.

Художник и министр

А вот его ровесник Федор Петрович Толстой (1783-1873) неприятностей не искал, а с юности решил посвятить себя искусству. Состоя на военной службе, он вольнослушателем посещал Академию художеств, где освоил медальерное дело. Выпущенные им медали в память об Отечественной войне и Заграничных походах впоследствии неоднократно воспроизводились, в том числе в форме книжных заставок и скульптурных барельефов.

В юности Федор Петровйч увлекался либеральными идеями, состоял в декабристском «Союзе благоденствия», но вовремя устранился от заговорщицкой деятельности, полностью сосредоточился на искусстве и в 1828 году стал вице-президентом Академии художеств. Проявил он себя и как скульптор, участвуя в оформлении храма Христа Спасителя и Петергофского парка. И даже балет сочинил — «Эолова арфа».

На государственном поприще самых больших высот достиг представитель средней ветви графского рода — Дмитрий Андреевич Толстой (1823-1889) — выпускник Царскосельского лицея. В 1865 году он стал обер-прокурором Святейшего синода, а на следующий год по совместительству еще и министром народного просвещения.

В обществе он имел репутацию реакционера, наверное, из-за того, что боролся со студенческими волнениями и провел реформу гимназий, поставив в центр учебного процесса древние языки — греческий и латынь.

В апреле 1880 года Александр II отправил Толстого в отставку. Зато при Александре III состоялось «второе пришествие» Дмитрия Андреевича, уже в качестве министра внутренних дел и шефа жандармов. С революционерами боролся вполне успешно, иначе не продержался бы во главе МВД до самой своей кончины.

Три писателя

Внучка Льва Толстого Софья с мужем Сергеем ЕсенинымТема трех знаменитых литераторов Толстых поистине безразмерна, поэтому ограничимся отдельными штрихами.

Представитель старшей графской ветви Алексей Константинович Толстой (1817-1875) успешно выступал и как писатель, и как поэт, и как драматург. К литературным бестселлерам относятся его роман «Князь Серебряный» и повесть «Упырь». Классикой театра стала трилогия «Смерть Иоанна Грозного», «Царь Федор Иоаннович», «Царь Борис», причем в последней пьесе он рискнул посоперничать с самим Пушкиным — автором «Бориса Годунова».

Многие стихи Алексея Константиновича написаны по древнерусским сюжетам, но сатирическая поэма «История государства Российского от Гостомысла до Тимашева» представляет собой выпад против существующей власти. А еще вместе с братьями Жемчужниковыми Толстой стал создателем Козьмы Пруткова — вымышленного персонажа, от имени которого писались стихи, пародии и афоризмы.

От высшего света Толстой держался подальше, отчасти из-за скандального брака с разведенной женой гвардейского офицера Софьей Андреевной Бахметевой.

В 1873 году, за два года до смерти, Алексей Константинович был избран членом-корреспондентом Академии наук, причем в один день со своим родственником — Львом Николаевичем Толстым (1828-1910).

Личная жизнь автора «Войны и мира» удостоилась множества исследований, но стоит обратить внимание на факты, касающиеся его потомства. Старшая дочь Льва Николаевича — Татьяна (1864-1950) — в годы Гражданской войны являлась хранителем музея-усадьбы Ясная Поляна, а в 1925 году эмигрировала. Эмигрировал и сын «зеркала русской революции» Илья (1866-1933), причем он уехал в США за год до революции — в 1916 году. Эмигрантами стали и Лев Львович (1869-1945), и Михаил Львович (1879-1944), и Александра Львовна (1884-1979). Зато одна из внучек писателя — Софья Андреевна (1900-1957) была последней супругой Сергея Есенина, как бы закрепив родственную связь русской дореволюционной и советской литературы.

Литературное наследие третьего Толсгого-писателя — Алексея Николаевича (1883-1945) — весьма неоднозначно. Здесь и неровная трилогия «Хождение по мукам», и воспевающий Сталина «Хлеб», и блистательный «Золотой ключик». Но если уж говорить о генеалогии, то к числу бесспорных удач этого писателя относится роман «Петр Первый», в котором автор отдал должное и своему предку — первому графу Толстому. Для полноты картины можно вспомнить современную писательницу Татьяну Никитичну Толстую (внучку Алексея Николаевича), и вице-спикера Государственной думы Петра Олеговича Толстого (потомок Льва Николаевича). В общем, Толстые по-прежнему в центре внимания.

Дмитрий МИТЮРИН

Загадки истории » Династии » Толстые: на все руки мастера

, , , ,   Рубрика: Династии 114 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:33. Время генерации:0,204 сек. Потребление памяти:9.07 mb