Трагедия «русского Чаплина»

Автор: Maks Июл 19, 2021

Актера с глазами ребенка и манерами подростка влюбленная в него звезда Голливуда Дина Дурбин называла «Русским Чаплиным». А для соотечественников Петр Алейников был этаким «рубахой-парнем», несуразным, но близким сердцу. Подвыпив, он мог публично поносить Хрущева, причем прямо в отделении милиции, куда нередко захаживал поболтать по душам. Милиционеры провожали его под локоток до дома и отдавали жене со словами «Берегите мужа!».

Как писал актер Евгений Весник, Алейников «был человеком, которого в зоопарке лизнул… волк! И если за доброту его поцеловал волк, то люди официальные за то, что он был равнодушен к «великой партии», проводили этого гениального артиста на небеса без наград, без званий (слава богу, он сам был наградой людям!) и еле-еле, под нажимом друзей, особенно Бориса Андреева, дали согласие похоронить его на Новодевичьем кладбище. И… забыли. Бог с ними, он не им принадлежит».

Плутоватый поваренок

Петр Алейников родился в 1914 году за несколько дней до Первой мировой войны, в деревеньке Кривель Могилевской губернии. Семья была большой, но, когда мальчику исполнилось шесть лет, он уже был круглым сиротой. Отец утонул во время сплава по реке, мать скончалась от сердечного приступа. Трое осиротевших детей оказались в детском доме. Из-за частых побегов Алейникова отправили в школу-интернат для трудных подростков. Был там киномеханик, что крутил ребятам кино. Часами слушая его рассказы о том, как создаются фильмы, Петя решает «выучиться на артиста» и бежит из интерната. С поезда на Москву сорванца сняли и определили в Барсуковскую детскую трудовую колонию. Переиграв все комедийные роли в драмкружке, он опять подается в бега. В результате оказывается в главной белорусской колонии имени Десятилетия Октябрьской революции.

Как вспоминал друг Алейникова, актер Крючков, там его увидел в самодеятельности приехавший инспектировать исправительные учреждения Киров и, потрепав по плечу, «посоветовал поступать на актера». С творческой характеристикой от начальства колонии 16-летний Петр едет в Ленинград и поступает в театральный институт на курс Сергея Герасимова. На одном с ним курсе училась Тамара Макарова, в которую Алейников без памяти влюбился.

Крючков рассказывал: «Петя мне однажды признался, что действительно неровно дышал к Тамаре. Но при этом всегда понимал, что такая женщина не для него — не по Сеньке шапка. И потому даже виду никогда не подавал о своих чувствах. Тамара Федоровна узнала о них лишь после смерти Алейникова. А Сергей Аполлинариевич, по-моему, так никогда и не узнал». Более того, от Герасимова 20-летний Петр, уже сыгравший в киноэпизодах, не принесших ему славы, получает роль в фильме «Семеро смелых» (1936 год). Его плутоватый поваренок Молибог, попавший в арктическую экспедицию зайцем, принес актеру всенародную славу.

«Здравствуй, милая моя…»

Пётр АлейниковПосыпались приглашения: «За Советскую Родину», «Комсомольск», «Трактористы», «Шуми, городок», «Пятый океан», «Большая жизнь». «Вот возьми известную сцену из наших «Трактористов», — писал Крючков, — «Здравствуй, милая моя, я тебя дождался…» Ну, ведь замечательная же сцена! Я сейчас ее как увижу, так у меня ноги сами в пляс пускаются. Кстати, когда на экраны вышел фильм «Трактористы», нас потом долго называли по именам наших героев: Андреева — Назаром, меня — Климом, Алейникова — Савкой.

Для артиста нет выше награды, чем когда его роль люди отождествляют с ним самим. А Петю называли и Молибогой, и Савкой, и Ваней Курским после «Большой жизни». В этом смысле недооцененный он актер. Но во многом и сам тому виной. Не сумел противостоять «зеленому змию»…»

«Иной раз думаю, неужто я один такой непутевый да неуемный, а погляжу на улицу или в зал — ведь всем дышать нечем, всем, но они, дураки, терпят, а я пью и не терплю, — говорил друзьям Алейников. — У меня бабушка казачка была, вот я и буду пить, а не терпеть».

До войны Алейников женился на монтажнице «Ленфильма» Валечке Лебедевой. Она Петра боготворила — собирала статьи с его фото, часами рассматривала его крупные планы (ведь в этом и состояла ее работа в студийных аппаратных — выбирать лучшие ракурсы, резать и склеивать кинопленку). Ухаживал Петр за ней по-деревенски — чинно-благородно: провожал через Кировский мост до дома, а потом шел к себе в общежитие. Дарил при встрече цветы, угощал мороженым… После свадьбы брал с собой на съемки. Когда появились дети, потребовал, чтобы жена бросила работу. Правда, на гастролях пускался во все тяжкие — пил, буянил, с поклонницами вел себя бесцеремонно, бывало, до рукоприкладства доходило. Но ему прощалось…

Однажды на съемках фильма «Случай в вулкане» Евгения Шнейдера (скажем так, не самого сильного постановщика) Алейников снял штаны, показал голый зад и крикнул: «Вот кто ты, а не режиссер!» Шнейдер тут же вызвал киноначальников, те потребовали извинений. Актер подчинился, но, зайдя в гримерку к Лидии Смирновой, сказал по-свойски: «Знаешь, как мне хотелось вновь снять штаны и объявить перед всеми: «Шнейдер лучше режиссер, чем это!» Да, боюсь, не поймут. Как ты думаешь?»

Как-то Петр Мартынович подшофе зашел в посольство Франции на Большой Якиманке. Милиционер лишь козырнул, пропустив знаменитость, и Алейников улегся на диванчик в холле. Французы ходили мимо спящего актера на цыпочках, а наутро предложили душ и чашечку кофе, но все же «сигнализировали» куда надо. Петр Мартынович написал объяснительную записку своему руководству, мол, живу в коммуналке, учить роли негде, вот разве только у иностранцев приткнуться…

Его вызвали к министру культуры Екатерине Фурцевой. «Видать, Борька, — сказал Алейников лучшему другу актеру Андрееву, — теперь меня уж точно погонят взашей из кино и театра» (Театр-студия киноактера).

«Зеленый змий»

Если бы не оттепель, то, наверное, так бы и вышло, но тут все обернулось даже и во благо. Фурцева слегка пожурила Петра Мартыновича и предложила ему: он завяжет с выпивкой, она даст ему квартиру в высотке на площади Восстания. Алейников принялся бить поклоны, приговаривая: «Заступница ты наша, Екатерина Великая, уж не знаю, как тебя и благодарить! Любимица наша, благодетельница! Матушка-барыня, век тебя не забуду! Уж если тебе детишек покачать или дровишек поколоть, то я с превеликим удовольствием!» «Уберите этого кривляку!» — сказала Фурцева, но квартиру, однако же, дала.

Его пристрастие к алкоголю развивалось тем быстрее, чем популярнее он становился. Слава о том, что Алейников может не прийти на съемки, следовала за ним по пятам. Режиссеры его на роли больше не приглашали, жена даже не пыталась его вернуть в семью, говоря, что ей и детям легче совсем его не видеть… Как-то Алейников в зоопарке вошел в клетку к волку Норику. Старый знакомец-сторож испугался: «Я думал, волк его изорвет в клочья. Но вижу — Норик вылизывает ему слезы. Трезвея на глазах, Мартынович говорит серому: «Норик! Ты самый лучший из людей!» Но лучшим из людей все же оказался Борис Андреев. После смерти своего друга (от рака) народный артист СССР грохнул кулаком по столу и прогремел басом, мол, хоронить Алейникова будем на Новодевичьем кладбище — и точка! Андреев предложил отдать другу место, уготованное в будущем для него самого. А на похоронах сказал: «В СССР, кроме нас с Алейниковым, популярнее был разве что Чарли Чаплин…»

Людмила МАКАРОВА

ТАЙНАЯ ЛЮБОВЬ АМЕРИКАНКИ

Дина Дурбин «присылала папе журналы со своими фото на обложках», рассказала уже в нашем веке дочь Петра Алейникова. Лишь позже она (ныне гражданка США) узнала, что кинозвезда признавалась ее отцу в любви, мечтала о встрече, но ее письма изымались в 1930-е годы сотрудниками НКВД.

Загадки истории » Кумиры » Трагедия «русского Чаплина»

, ,   Рубрика: Кумиры 187 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Best-Hoster.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:34. Время генерации:0,204 сек. Потребление памяти:9 mb