Три «славы» Надежды Журкиной

Автор: Maks Сен 27, 2019

Думала ли она, ветеран Великой Отечественной войны, одна из четырех женщин, ставших полным кавалером ордена Славы, что ей под конец жизни снова придется оказаться на передовой нового противостояния с самым настоящим нацизмом? И это в мирное время, в маленькой стране, декларирующей у себя общеевропейские ценности, свободу слова и демократию…

Надежда Журкина родилась 28 августа 1920 года в городе Туринске Тюменской области. Потом она перебралась в Москву, где окончила школу и поступила учиться в Московский юридический институт. В 1930-е годы был популярен призыв: «Комсомолец — на самолет!», и молодые люди, восхищенные подвигами советских летчиков, мечтали стать покорителями неба.Такая мечта была и у Надежды. Она даже повесила в своей комнате фото знаменитой советской летчицы Марины Расковой.

На фронт!

Надежда записалась в один из московских аэроклубов и стала осваивать летное дело. И кем бы она стала — юристом или летчиком, было неизвестно, поскольку оба дела увлекали ее. Но тут началась война.

Рвавшимся на войну студентам и студенткам поначалу говорили, чтобы они окончили вуз. И Надежда с однокурсниками продолжали посещать занятия до декабря 1941 года. Но когда в конце года начался набор девушек-связисток, Журкина в числе первых записалась добровольцем.

Ее направили в 62-й ОПС, где девушка окончила курсы радиотелеграфистов.

В июне 1942 года Надежда получила назначение на Воронежский фронт радистом наземной радиостанции штаба 284-й бомбардировочной авиадивизии. Это был период тяжелых оборонительных боев на Воронежском направлении. Журкина неоднократно обращалась к командованию с просьбой допустить ее до летной работы, мотивируя это опытом, полученным в аэроклубе. Но ей каждый раз отказывали.

В феврале 1943 года Надежду перевели в 32-й отдельный разведывательный авиационный полк, и снова на должность радиста наземной радиостанции штаба полка. В этой должности она участвовала в Воронежско-Касторненской наступательной операции. Отличилась, но вместо награды снова попросила перевести ее на самолет.

В июне 1943 года за боевые успехи ее полк получил наименование 99-го гвардейского. А у Надежды появился еще один повод для радости — она стала стрелком-радистом самолета Пе-2Р.

В свой первый полет гвардии младший сержант Журкина отправилась к станции Жиздра, что в Калужской области. По прибытии в заданный район штурман по самолетному переговорному устройству стал сообщать Надежде разведданные о противнике, а стрелок-радист передавала их в штаб по рации, одновременно наблюдая за обстановкой в небе. Заметив два вражеских истребителя, она доложила о них командиру и стала отгонять «мессеры» огнем своего пулемета. Ей это удалось. Затем на пол пути к аэродрому она отбила атаку двух других вражеских самолетов.

Вечером командир полка объявил благодарность гвардии младшему сержанту Журкиной. А после пятого вылета, в период Курской битвы, она получила свою первую боевую награду — медаль «За отвагу».

«Славные» дела

Надежда ЖуркинаКак известно, полный кавалер орденов Славы по статусу приравнен к званию Героя Советского Союза. За что же Надежда Журкина была удостоена столь высоких наград?

К апрелю 1944 года на ее счету было уже 30 результативных разведвылетов. В Псковской области их экипаж обнаружил крупную группировку врага, передал информацию о ней, что позволило ее уничтожить. Гвардии младший сержант Журкина была награждена орденом Славы III степени.

Затем последовало еще 15 успешных вылетов, в ходе которых Надежда вновь отличилась. Экипаж Журкиной обнаружил 1532 автомашины и 521 повозку, 12 танков и 8 артиллерийских батарей, 137 железнодорожных эшелонов, 15 военных кораблей и 42 баржи.

В ноябре 1944 года Надежду наградили орденом Славы II степени. Тогда же она вступила в партию.

Отважная летчица участвовала в боях до самого конца войны, выполняла полеты в сложных метеоусловиях, сумела сбить один из истребителей врага, а еще один повредить. Всего на счету уже гвардии старшины Журкиной Надежды Александровны за войну было 67 боевых вылетов и 30 воздушных боев, каждый из которых мог стать последним. Орден Славы I степени за все ее боевые дела нашел нашу героиню уже после войны, 23 февраля 1948 года.

Кроме трех орденов Славы, в апреле 1945 года она была награждена орденом Красной Звезды.

В августе 1945 года Надежда демобилизовалась. Завершив учебу в московском институте, она вернулась в Латвию, поближе к своим боевым друзьям. Здесь устроилась на работу юрисконсультом, а в августе 1948 года вышла замуж за офицера Алексея Николаевича Киёка.

В 1950 году с мужем отправилась к новому месту его службы — на Дальний Восток. В 1952 году ей довелось пережить там страшное цунами на Курильских островах. Гигантская волна тогда унесла в океан много гражданских и военных…

После этого Надежда Александровна решила вернуться в Латвию. В 1955 году она переехала в Ригу, где и прожила 28 лет.

Все это время Журкина (Киёк) проработала в одной организации — швейной фабрике «Ригас Дребниекс», затем переименованной в «Садарбиба». Менялись должности — бракер готовой продукции, инженер-конфекционер, инженер ОТК, начальник отдела кадров, но не изменялся характер нашей героини, проявлявшей честность, настойчивость и принципиальность. Нравилось это далеко не всем…

За добросовестный труд в 1971 году Надежду Александровну наградили орденом «Знак Почета». Выйдя в 1975 году на пенсию, она стала членом президиума Советского комитета ветеранов войны, вела активную общественную и патриотическую работу среди молодежи. Казалось, ничто не предвещало беды…

«Обидно и горько…»

С развалом СССР обстановка в республиках Прибалтики резко изменилась. Сама Надежда Александровна так рассказывала об этом: «К власти пришли радикалы, которые якобы боролись за демократию, а по существу — националисты. Они сказали — все русские, которые живут в Прибалтике, это оккупанты. Хотя мы освобождали Прибалтику. Там погибли тысячи моих товарищей. А теперь мы стали не нужны там. Мы стали врагами».

Об этом теперь как-то немодно вспоминать в новообразованных странах, ориентирующихся на Запад. Не помнят многие в Латвии, что за ее свободу от фашизма заплачено жизнью 150 тысяч советских солдат и офицеров.

А еще от полутора до трех тысяч представителей советско-партийного и комсомольского актива, военнослужащих и сотрудников МГБ/МВД и членов их семей погибло от рук националистов. Но именно последних вместе с латышскими легионерами СС возвели в республике в ранг героев.

Некоторые национал-патриоты Латвии не придумали ничего лучше, как сводить счеты с фронтовиками. Надежда Александровна вспоминала: «И подметные письма были, и поджигали почтовые ящики, и двери поджигали, и прямо писали: убирайтесь отсюда, пока мы вас не уничтожили». В арсенале новоявленных «борцов с оккупантами» были также ночные телефонные звонки с угрозами, оскорблениями. В лицо ее оскорбить так никто и не решился, что говорит о «смелости» националистов.

Журкина (Киёк) рассказывала, что последним аргументом, повлиявшим на ее решение уехать из Латвии, стало то, что в Прибалтике были снесены памятники ее однополчанам, Героям Советского Союза Павлу Хрусталеву, Виктору Богуцкому и Дмитрию Никулину. «Грех тревожить прах тех, кто отстаивал эту землю, защищал ее», — сказала при этом Надежда Александровна.

Ее вывезли в 1993 году на военно-транспортном самолете выводимой из Латвии 5-й воздушной армии. С собой она взяла только книги, фотоальбомы, книжку с адресами боевых друзей и награды. В числе таких же эвакуированных ветеранов ее поселили в подмосковный пансионат №17.

«Я вынуждена была бросить квартиру, все. Поэтому, конечно, не от хорошей жизни мы сейчас живем в пансионате. Обидно и горько, потому что мы-то воевали за свою Родину», —  рассказывала она журналистам.

Полный кавалер орденов Славы, гвардии старшина Надежда Журкина ушла из жизни 24 апреля 2002 года.

Олег ТАРАН



,   Рубрика: Женщина в истории

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:60. Время генерации:0,456 сек. Потребление памяти:8.77 mb