У высоких берегов Амура

Автор: Maks Ноя 2, 2021

Землепроходец Василий Поярков первым из русских людей проплыл по Амуру — одной из крупнейших водных артерий Евразии. Пройдет совсем немного времени, и Россия станет твердой ногой на берегах этой великой реки Дальнего Востока.

НАЙТИ ДАУРИЮ!

О ранних годах Василия Пояркова мы знаем крайне мало. Достоверно известно лишь то, что родился он в 1597 году в городе Кашине. В начале 1640-х годов он уже служил в Якутске в звании письменного головы — нечто вроде чиновника по особым поручениям. В это время еще один письменный голова — Еналей Бахтеяров — вернулся со спецзадания. По поручению якутского воеводы он ходил на розыск новых земель.

Бахтеяров, правда, вернулся без злата-серебра и даже без пушнины. Зато он сообщил, что за «морем» (так русские землепроходцы называли озеро Байкал) существует богатейшая, еще никем не тронутая страна. И в этой стране есть все: и плодородная почва, и ценный пушной зверь, и корабельный лес, и «камни самоцветные». Населена та страна трудолюбивым народом, который можно легко обложить данями и податями.

Народ тот звался дауры. Поэтому и вновь открытую территорию русские прозвали Даурией. Охватывала эта территория все земли Забайкалья и Приамурья.

Якутск пребывал в радостном возбуждении. Сибирские казаки оживились: запахло большими деньгами! Якутский воевода Петр Головин тоже не терял времени даром. Он быстро сформировал отряд из 127 казаков, снабдил их судами, провиантом, порохом, ружьями.

Командиром отряда воевода назначил Василия Пояркова. Это значит, что Василий Данилович уже заслужил себе репутацию человека храброго, предприимчивого, авторитетного. Иных во главе казачьих отрядов не ставили.

Задача у отряда Пояркова была проста и понятна: найти сказочную Даурию, а местное население «привести под светлую государеву руку». То есть туземцы должны стать подданными русского царя и платить налоги.

С этой задачей отряд Пояркова и вышел в путь из Якутска. Произошло это в июле 1643 года.

Дорога была трудной. Землепроходцы двигались по рекам на больших лодках (дощаниках). А реки-то все порожистые! Казакам приходилось постоянно обходить речные пороги по суше: высаживаться на берег и переволакивать суда по земле.

На одной только реке Гономе поярковцам пришлось преодолеть 42 больших порога и 22 малых. Там и произошла катастрофа, изменившая первоначальный план экспедиции. Перевернулся один из дощаников с припасами. Само судно вытащили на берег, но его содержимое пошло ко дну.

ЧЕМ ПИТАТЬСЯ?

Встал вопрос: что делать? Возвращаться? Поярков был не из тех, кто отступает перед трудностями. Он принял рискованное решение: часть отряда отправил в Якутск за провиантом, а сам с 90 казаками двинулся дальше — в Даурию.

План Пояркова был таков: его посланцы добираются до Якутска, забирают там провизию, а затем возвращаются. План выглядел хорошо, но была одна проблема: чем же будут питаться Поярков и его люди, двинувшиеся в Даурию?

Василий Данилович рассуждал примерно так, как император французов Наполеон Бонапарт: «Война должна кормить себя сама». Необходимый провиант Поярков рассчитывал добыть уже непосредственно в Даурии — у тамошних жителей.

В принципе, у казаков уже была отработанная технология получения у туземцев и провианта, и всего остального. Первым делом они силой или хитростью захватывали аманатов — так на Руси называли заложников. В аманаты брали представителей правящей туземной верхушки. Заполучив заложников, казаки делали туземцам предложение, от которого те не могли отказаться: или отдавайте провиант, или аманатам не жить.

Конечно, туземцы, жившие в условиях родового общества и свято ценившие кровные узы, выполняли все, что требовали от них «бледнолицые захватчики».

Поначалу план Пояркова осуществлялся весьма успешно. Он благополучно добрался до Даурии. Страна действительно была богатая. Здесь водилось все: от соболей и корабельного леса до арбузов, дынь и дикого винограда. Казакам, прибывшим из сурового Якутска, эти места показались просто земным раем.

Поярков понимал, что обитатели этого рая вряд ли добровольно согласятся расстаться со своими богатствами. Поэтому по прибытии поярковцы сразу же соорудили небольшую крепость — острожек. В нем казаки и приготовился отразить нападение местных жителей. Но чтобы туземцы не очень-то активничали, Поярков взял в заложники даурского князька Доптыула. Это на время оградило русский отряд от нападений дауров.

Однако встал все тот же вопрос о питании. Где его взять? И вот тут-то в дело вмешался пресловутый человеческий фактор. Сам-то Поярков все сделал грамотно, но этого не скажешь о его подчиненных.

БЕДА НЕ ПРИХОДИТ ОДНА

Василий ПоярковПоярков послал своего помощника — пятидесятника Юрия Петрова — вместе с половиной отряда к соседнему даурскому городку Молдыкидич. Атаман поставил задачу: лаской и хитростью захватить аманатов и, шантажируя жителей города, вытрясти с них провиант.

Однако Петров запорол дело. Поначалу ему удалось захватить в плен двух тамошних князей (они вышли поприветствовать иноземных гостей и тут же оказались связанными по рукам и ногам). Жители городка, желая спасти своих князей, выдали казакам все необходимое продовольствие. Но столь легко доставшаяся добыча раззадорила казачьего начальника. Вместо того чтобы развернуться и уйти, Петров решил захватить городок Молдыкидич штурмом.

Идея оказалась провальной: дауров было много и дрались они неплохо. В итоге казаки сами едва избежали плена. Бросив драгоценный провиант, Петров и его израненные бойцы в спешке вернулись в острожек.

Перед всей русской экспедицией замаячил призрак голодной смерти. Люди Пояркова стали слабеть и чахнуть.

Но не зря говорят: беда не приходит одна. Пленный князь Доптыул ухитрился сбежать из крепости. Теперь уже ничто не удерживало туземцев от нападения на русскую экспедицию.

Дауры несколько раз пытались штурмовать острожек. Однако каждый раз откатывались назад. У казаков все же было то, чего не было у дауров: огнестрельное оружие.

Весь луг перед острожком был усеян трупами убитых туземцев. С этими трупами и связана сама черная, самая ужасная страница в истории поярковской экспедиции. Голод в острожке принял катастрофические размеры. Люди умирали один за другим. Казаки кипели злобой на своего командира. Но все попытки надавить на Пояркова были обречены на провал.

Лидеры сибирских казаков не отличались излишней сентиментальностью. Поярков сурово отвечал: «Кому не охота в острожке с голода помереть, шли б они на луг к убитым иноземцам и кормились, как хотят». Подразумевался каннибализм.

Для Пояркова это была лишь фигура речи, образное выражение, гипербола. Но с десяток казаков последовали этому совету буквально: они вышли из острожка и питались телами убитых врагов.

В общем, в казачьем острожке на реке Умлекана зимой 1643-1644 года происходили страшные вещи. Одни от голода грызли промерзлую землю, другие уже тронулись рассудком и стали людоедами, третьи точили ножи, чтобы зарезать атамана, приведшего их в проклятую Даурию.

«СПУСКАЯСЬ К ВЕЛИКОЙ РЕКЕ»

Поярковская экспедиция неумолимо шла к трагическому финалу — полной гибели отряда. Но тут случилось чудо. К острожку пришли казаки. Те самые, которых Поярков отправил в Якутск за провизией. С собой они привезли главное — еду. Экспедиция была спасена. Точнее, не вся экспедиция, а ее оставшаяся часть. 40 казаков к тому моменту уже умерли мучительной голодной смертью.

Собрав свой поредевший отряд, Поярков весной двинулся вниз по реке Зее. Однако тамошние жители, наслышанные о деталях обороны острожка, не давали казакам сойти на берег, называя их «погаными людоедами». Пришлось плыть дальше — к устью Зеи. Там обитали уже не дауры, а другой народ — дючеры. Они тоже встретили гостей совсем не приветливо. Дючеры почти полностью перебили казачий отряд из 26 человек, высланный Поярковым на разведку (спаслись только два человека).

Из Зеи лодки Пояркова попали в полноводный Амур. Там казакам, наконец, улыбнулась удача. Захватив заложников, они добились от племени гиляков выплаты дани — около 500 соболиных шкурок. Затем Поярков по Амуру вышел в Тихий океан и поплыл вдоль берега на север. Потом вошел в реку Улью, а там — с переволоками — добрался до Алдана, а затем и до Лены.

В июне 1646 года, ровно через три года после своего отъезда, Поярков оказался в Якутске. Из вышедших с ним 127 казаков вернулось не более 40-50 человек.

Конечно, первоначальной цели экспедиции («привести туземцев в подданство») достичь не удалось. Но немеркнущее историческое значение Пояркова в том, что он проложил первый путь в эти неведомые дальневосточные земли. Он, по сути, открыл для Русского царства богатейший Забайкальский край (Даурию) и великую реку Амур.

Дело, начатое Поярковым, завершат Ерофей Хабаров и другие землепроходцы. Дальний Восток навсегда войдет в состав Российского государства.

Дмитрий ПЕТРОВ

Загадки истории » Великие первопроходцы » У высоких берегов Амура

, , , ,   Рубрика: Великие первопроходцы 72 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:35. Время генерации:0,186 сек. Потребление памяти:10.58 mb