В пламени крематория

Автор: Maks Июн 15, 2020

Почти 90 лет назад, 17 апреля 1930 года, в Москве кремировали тело знаменитого поэта Владимира Маяковского. Он покончил с собой на своей квартире, в доме №3 по Лубянскому проезду, оставив предсмертную записку. Сообщил, что делает это добровольно и просит никого не сплетничать: «Покойник этого ужасно не любил».

Владимир Маяковский стал одним из первых русских людей, тела которых не похоронили, а сожгли. Хотя о кремации в записке не говорилось.

Это произошло в Донском крематории в Москве. Урна с прахом поэта находилась в колумбарии на протяжении 22 лет. Ее захоронили лишь в мае 1952 года на Новодевичьем кладбище.

Железному поэту — железный венок

Владимир Маяковский застрелился — или его застрелили (споры об этом не закончены до сих пор) — 14 апреля 1930 года. Комиссия по организации похорон Маяковского приняла решение сжечь тело поэта в крематории Донского монастыря, который открылся совсем недавно. Показалось, видимо, что раз это еще такая новинка в Москве, своеобразный «авангард», значит это будет соответствовать имиджу покойного поэта.

Это произошло на третий день после гибели поэта — 17 апреля. Гроб с его телом подняли на грузовик, обшитый железными листами. Не было ни единого цветка! Был лишь железный венок, сооруженный из молотов, маховиков и винтов, украшенный скупой и лаконичной надписью: «Железному поэту — железный венок».

Творилось что-то невероятное, когда Маяковского провожали в последний путь: вся Поварская от Кудринской до Арбата была забита людьми, за гробом шли сотни тысяч человек! У крематория военным пришлось даже в воздух стрелять, чтобы внести в ворота гроб. Как вспоминал писатель Юрий Олеша, «везде была давка, стояли трамваи — если бы он знал, что так его любят и знают, не застрелился бы…»

Лиля, люби меня!

Скорбная процессия, в которую вливались все новые люди, приближалась к крематорию Донского монастыря. В этой процессии шли также Лиля и Осип Брик, с которыми Маяковский дружил на протяжении многих лет. Странная это была дружба, до сих пор не понятая никакими аналитиками и литераторами. В своей предсмертной записке Владимир Маяковский писал правительству, что его семья — «это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская». Просил устроить им сносную жизнь. В той же записке заклинал: «Лиля, люби меня!» А еще написал: «Как говорят -«инцидент исперчен» любовная лодка разбилась о быт. Я с жизнью в расчете и не к чему перечень взаимных болей, бед и обид. Счастливо оставаться. Владимир Маяковский».

Любила ли эта женщина Маяковского, как он ее? Точного ответа на этот вопрос нет. Много написано о том, что она любила своего мужа Осипа Брика, запиралась с ним на кухне, а Маяковский скребся к ним и плакал. И тогда Лиля кричала ему через дверь: «Щен, уйди прочь». Так она его называла.

И Лиля, и Осип шли в этой скорбной процессии. Их сопровождала знакомая по фамилии Варшавская-Краснощекова, которая потом вспоминала: «На Арбате стояли трамваи, вливался новый народ, и мы оказались оторванными от машины с гробом. Так, с трудом держась в голове процессии, мы добрались до крематория. Ворота были закрыты, так как толпа ворвалась во двор, и могла произойти давка, но нам удалось как-то проникнуть во двор. Вдруг конный милиционер кричит: «Брик! Где Брик? Требуют Брик!» — оказывается, мать поэта Александра Алексеевна не хотела проститься с сыном и допустить кремацию без Лили Юрьевны».

Когда наконец нашли Бриков, приступили к прощанию с Владимиром Маяковским. Под звуки «Интернационала» гроб с телом поэта медленно уплыл в огненную пучину.

В газете «Труд» тогда написали: «17 апреля в 6 часов 30 минут пополудни печь московского крематория испепелила жаром своих тысяч градусов тело поэта Маяковского, сожгла того, в чьем мозгу вынашивались и рождались большие и горячие мысли. Может быть, такие же горячие, как и пламя кремационной печи».

После кремации урну с прахом Маяковского замуровали в колумбарий Донского монастыря, и здесь она находилась целых 22 года.

Цветы для поэта

Похороны МаяковскогоПонятно, что столь примитивное захоронение известного поэта никак не могло соответствовать его статусу. Когда после смерти Маяковского его друг — театральный режиссер Мейерхольд — собрался построить для своего театра новое помещение с башней, то решил вмуровать в нее урну с прахом Маяковского. Увы, этому не суждено было сбыться: Мейерхольда 20 июля 1939 года арестовали по ложному обвинению и вскоре расстреляли.

Лиля Брик тоже не осталась в стороне: в 1935 году, через пять лет после смерти Маяковского, она написала Сталину письмо. В нем она говорила о том, что «Маяковского в последнее время плохо издают, его исключили из школьных программ, задержалось на неопределенное время решенное ранее открытие музея, переименование Триумфальной площади в площадь Маяковского».

И — о чудо — все разом переменилось: книги Маяковского стали издавать огромными тиражами, освободили жилой дом на Таганке под музей, Триумфальную площадь переименовали в площадь Маяковского.

Вот только ничего Лиля Брик не написала Сталину о перенесении праха Маяковского в другое, более солидное место, а вождь об этом, видимо, сам не догадался.

Спустя 10 лет после смерти поэта та же Брик обратилась к руководителю Союза писателей СССР Фадееву с предложением перенести урну с прахом Маяковского на Красную площадь в соответствии с его словами: «Где бы ни умер, умру поя, В какой трущобе ни лягу, знаю — достоин лежать я с лучшими под красным флагом».

Но тут началась Великая Отечественная война, и Брики уехали в эвакуацию в уральский город Молотов, откуда вернулись в начале 1943 года. Опять все отложилось. Однако Лиля Брик, даже похоронившая в 1945-м любимого Осипа, не сдается и вновь пишет Сталину письмо. Сообщает, что обращалась к Фадееву похоронить достойным образом урну с прахом Маяковского: «Эта урна находится в колумбарии крематория, где цветы не живут и негде поставить даже скамейку. Зная, как Вы любите и цените его, обращаюсь к Вам и очень прошу Вас о Вашей помощи».

Лиля Брик обратилась к вождю с предложением похоронить Маяковского на Новодевичьем кладбище — там, где Гоголь и Чехов, где можно поставить надгробный памятник и посадить цветы.

Никакой ответной реакции на это письмо не последовало, и Лиля Брик еще семь лет ездила по двум адресам: к Маяковскому в колумбарий Донского крематория и к Осипу Максимовичу на Новодевичье.

Наконец старшей сестре поэта Людмиле Владимировне удалось-таки добиться перезахоронения брата на Новодевичьем кладбище. Может быть, этому способствовало то, что решением идеологических вопросов в ЦК партии стал заниматься Суслов, взявший в свой аппарат земляка и родственника из Ставрополья Воронцова. Он почему-то буквально возненавидел Лилю Брик, организовав ее травлю. При этом был довольно благосклонен к сестре Маяковского Людмиле Владимировне.

Наконец 22 мая 1952 года состоялось перенесение урны с прахом Владимира Маяковского из колумбария крематория Донского монастыря на Новодевичье кладбище. Спустя пару дней «Литературная газета» написала, что в траурной церемонии приняли участие близкие и друзья поэта, Александра Алексеевна и Людмила Владимировна — мать и сестра поэта. На митинге выступил заместитель генерального секретаря Союза советских писателей СССР Тихонов. Прозвучали стихи поэта. На месте захоронения урны установили временное надгробие, начертав на белом мраморе, обрамленном черным гранитом, золотые буквы: «ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ. 1893-1930».

Алина ДАНИЛОВА

НЕРАЗДЕЛЁННАЯ СТРАСТЬ

Когда Маяковский познакомился с Лилей Брик и ее мужем Осипом, он назвал это событие радостнейшей датой. Хотя Лиля Брик была главной любовью в жизни Маяковского,однако не единственной: у него были возлюбленные и в России, и за рубежом. Так в 1928 году в Париже он познакомился с модельером Татьяной Яковлевой, от которой потерял голову.



Загадки истории » Легенды прошлых лет » В пламени крематория

, ,   Рубрика: Легенды прошлых лет

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:47. Время генерации:0,228 сек. Потребление памяти:8.1 mb