В плену у Чармиан

Автор: Maks Мар 15, 2019

Скандалы преследовали чету Лондон буквально по пятам. Брак писателя Джека Лондона с Чармиан Киттредж осудили друзья и его родная мать. Их заклеймили позором женские организации и социалистическая партия США. Джек сокрушался, что весь мир против «женщины его любви», но при этом упорно твердил, что он всегда будет с ней…

В 1900 году интеллектуалка Чармиан Киттредж писала рецензию на первую книгу Джека Лондона «Сын волка» в «Оверлендский ежемесячник». И пока она продвигала начинающего писателя на литературный рынок, между ними случился страстный роман.

«Разумная основа»

Рецензент Чармиан была очарована бывшим «устричным пиратом», бродягой и авантюристом-золотоискателем Джеком, уже успевшим к моменту их встречи посидеть в тюрьме. Закрыв глаза на его тёмное прошлое, она слушала цветистую речь бывшего «члена опасной оклендской шайки», и его словечки, доселе ей вовсе неизвестные, все эти «быки», «фараоны», «загребалы», «стибрить» и тому подобные, уже вскоре казались ей дивной музыкой.

В конце концов, так говорили герои рассказов Джека, что и принесло популярность необычному молодому автору! Главное, с недавней его любовью (описанной позже в романе «Мартин Иден») было покончено, а значит, «широкоплечий, как матрос», красавец свободен… Но не тут-то было: Джек внезапно женится! И не на Чармиан!

Избранницей Джека стала учительница математики Элизабет Маддерн, которой писатель признался, что любви к ней не испытывает, зато надеется, что она нарожает ему целую команду здоровых и красивых сыновей. Хранить супружескую верность он не собирался и взял с невесты слово сцен ревности не устраивать. Всё это писатель называл браком «на разумной основе», этакой «уздой», которая сделает его «чище и здоровее». Ведь он не будет более «носиться всюду», куда бы ни захотелось, станет писать каждый день по тысяче слов и заставит, наконец, «пресыщенное ухо мира» прислушаться к своему голосу!

Примерно так всё и вышло, с той лишь разницей, что вместо крепышей-мальчишек в семье появились две милые девочки. Зато отец семейства пошёл в гору: в 1902 году опубликован его роман «Дочь снегов»; в том же 1902-м модный автор, обретя внешность лондонского босяка, селится в трущобах Ист-Энда, восточной части Лондона. В результате уже в 1903-м выходит в свет его книга «Люди бездны» (журналистское расследование о бродягах крупнейшей столицы мира). Следом издаётся бестселлер «Зов предков».

Теперь его дом полон друзей и поклонников (до 100 человек в неделю!). Две служанки неустанно снуют меж ними с подносами, а Бесси пребывает в вечном раздражении от чрезмерной раскованности гостей. Везде и всюду она натыкается на всегда весёлую и оживлённую мисс Киттредж, которая эпатажными выходками заставляет дам уводить куда-нибудь в сторонку своих женихов и мужей.

Теперь Джеку платят за права на ещё не написанные романы! Разбогатев, писатель покупает давно желанную яхту и бороздит с женой и двумя крошками моря и океаны. Но после плавания, за которым восторженно следили американские таблоиды, «разумная основа» брака рухнула.

Судьба за четыре часа

Джек Лондон и Чармиан Киттредж

Брак писателя Джека Лондона с Чармиан Киттредж осудили друзья и его родная мать

Летом 1903 года Джек снял домик с парусиновой крышей в роще винно-красной мансанты в Лунной Долине штата Калифорния. По утрам он, сидя на стволе спиленного дуба, строчил свою ежедневную тысячу слов. Днём учил детей плавать или катал их в конной коляске, а по вечерам жарил мясо на углях.

Соседи-дачники (и среди них мисс Киттредж, конечно же!), закутанные в одеяла, собирались у костра послушать очередную главу его «Морского волка». И вот однажды в жаркий полдень супруги Лондон, уложив детей спать, сели потолковать у прохладного ручья. Вот как описывает эту судьбоносную сцену Бесси:

«Он сказал, что подумывает о покупке ранчо в южно-калифорнийской пустыне, и спросил, не буду ли я против того, чтобы там поселиться. Я ответила, что вовсе нет, только нужно позаботиться об удобствах, необходимых для детей… Мисс Киттредж давно уже поджидала поблизости; они с Джеком пошли на большой гамак… и стали разговаривать… Четыре часа подряд мисс Киттредж с Джеком сидели в гамаке и говорили. В шесть Джек вошёл к нам в домик и сказал: «Бесси, я… ухожу от тебя… развожусь…». Оглушенная, я опустилась на край кровати и долго смотрела на него, пока, наконец, еле смогла выговорить: «Господи, папочка, да что ты?… Ты же только что говорил насчёт Южной Калифорнии»… Однако больше от него нельзя было добиться ни слова».

Что именно говорила Киттредж возлюбленному целых четыре часа в гамаке, доподлинно неизвестно. Зато сохранилась переписка возлюбленных. Чармиан писала: «Ах, ты чудный — чудеснее всех! Я видела, как от моего прикосновения у тебя молодеет лицо». Ответ Джека гласил: «Целую тебя в губы, открытые, честные губы, которые знаю и люблю. Вздумай ты вести себя застенчиво, робко, попробуй вопреки самой себе изобразить жеманную недотрогу, разыграть хоть на мгновение притворную стыдливость, ей-богу, я бы, кажется, проникся к тебе отвращением…». Ну и так далее…

На бракоразводном процессе Бесси и не подозревала, что настоящая разлучница — мисс Киттредж — сидит в зале суда прямо рядышком с ней! Ведь Чармиан, этот вечный объект «язвительных суждений и толков», никогда не блистала красотой и была «лет на пять, а то и на шесть старше Джека»! Покинутая жена грешила на соратницу Джека по Социалистической трудовой партии, эмигрантку из России Анну Струнскую.

Но «русский след» был ошибкой простодушной Бесси, и вскоре она испытала настоящий шок от скорой женитьбы Джека вовсе не на красавице Анне, а на тонкогубой мисс Киттредж, которая играла в карты, боксировала и носилась на лошади, как заправский ковбой! Мать Джека его новый брак не признала, а женские организации США клеймили позором. Турне Джека с лекциями по Америке сорвано! Джек потерял голову — весь мир против него! Но ради Чармиан он вынесет и не такое… Молодожёны плыли под парусами куда подальше от скандалов.

Чармиан пела и играла для Джека на рояле в одной из кают шлюпа…

Дом, который так и не построил Джек

По возвращении новая жена объявила о беременности, и Джек решил строить Дом Волка в Калифорнии. «Джек был лучшим из людей, — вспоминал каменщик Форни. — Со всеми добр, никогда не увидишь его без улыбки. Настоящий демократ, благородный человек, джентльмен; любил семью, любил рабочего человека».

Джек спешил со стройкой, нанимал все больше рабочих, ведь скоро здесь поселится его сын! Но родилась девочка, прожившая всего три дня. Везде и всюду Джек твердил, что готов к рождению мальчика от любой здоровой мамы…

Чармиан ни на минуту не оставляла мужа наедине даже с пожилой служанкой, не спала ночами, прислушиваясь к каждому шороху из его спальни… Товарищи по партии (бывшая подруга Анна в том числе) упрекали Джека размахом «родового замка», газеты трубили о предательстве идеалов равенства.

Бывшая жена Бесси не пускала к нему дочерей. Джек в отчаянии. Единственное, что грело его душу, — это мечта о социалистической коммуне с коттеджами для честных тружеников и школой для их детей. Все это будет на его ранчо вкупе с прогрессивными методами хозяйства. Но на роскошных каменных полах околело, переохладившись, отборное свиное поголовье; бык-рекордсмен сломал себе шею прямо в стойле; ангорские овцы погибли от эпидемии, любимого жеребца Джека кто-то застрелил на дальнем поле. И, наконец, уже готовый Дом Волка, погиб при пожаре (по основной версии — от поджога нерадивым работником, уволенным Джеком).

Писательство он возненавидел, за стол садился, чтобы покрыть бешеные долги… Он пил неразбавленный виски, мучился всеми своими давними недугами, от боли колол себе морфий…

От передозировки этого препарата Джек умер в 40 лет (Чармиан отрицала все прочие версии гибели мужа). Страдавшая от хронической бессонницы из-за страха уступить его другой женщине, после его смерти она не просыпалась 36 часов кряду. Позже она унаследовала львиную долю состояния Джека и построила рядом с пожарищем коттедж, который по сей день является музеем американского классика.

Как и её супруг, Чармиан верила, что любовные страсти стимулируют творчество, а потому редко бывала одна. Она много писала, опубликовала биографию Джека, а также заказывала книги и статьи о нём известным писателям. Своего великого мужа Чармиан пережила почти на 39 лет.

Людмила МАКАРОВА



,   Рубрика: История любви

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,216 сек. Потребление памяти:8.42 mb