В поисках философского камня

Автор: Maks Окт 31, 2022

Мы привыкли считать, будто алхимия — это что-то заграничное, связанное с европейским Средневековьем. Но алхимики были и на Руси.

ИЗ ЕГИПТА В МОСКОВИЮ

Слово «алхимия» арабского происхождения, но арабы заимствовали его из греческого языка. Перевести его можно как «искусство земли Кеме». Землей Кеме издревле называли Египет. Считается, что алхимия зародилась в правление династии Птолемеев. А покровитель алхимиков — древнегреческий бог Гермес.

Высшая цель алхимика — получение мистического философского камня: жидкого или твердого вещества, способного превращать любые металлы в золото, исцелять болезни и даже даровать бессмертие. Из Египта искусство алхимии распространилось по всей Римской империи.

Но император Диоклетиан издал указ о строжайшем запрете алхимии и уничтожении всех трактатов, в которых говорилось об алхимических трансмутациях. Вероятно, Диоклетиан опасался, что поток искусственного золота обрушит римскую экономику.

Спасаясь от преследований, многие алхимики осели в арабских странах, где искусство алхимии в скором времени расцвело новым цветом. А в эпоху Крестовых походов алхимия попала и в средневековую Европу. Россия также не осталась в стороне.

При дворе русских государей алхимики появились достаточно поздно — в XVI веке. В Европе к тому времени интерес к алхимии остыл, а на искателей философского камня смотрели все более скептически. Это неудивительно: на каждого настоящего исследователя приходились сотни проходимцев, для которых алхимия была просто прикрытием их темных дел. Таких лжеалхимиков, уличенных в обмане, казнили как фальшивомонетчиков или отравителей, но это их не останавливало.

В итоге занятие алхимией было проклято католической церковью и запрещено в Англии, Франции, Венеции. Спасаясь от преследований, настоящие и мнимые алхимики рассеялись по всему миру. Так они и добрались до далекой Московии.

«ВОЛХВ ЗЕЛО ЛЮТЫЙ»

Первым алхимиком на Руси был Элизеус Бомелиус, «волхв зело лютый», взятый ко двору Ивана Грозного. Больших успехов в получении философского камня он не достиг, предпочитая куда более практичное искусство смешивания ядов. Не раз по указанию царя Елисей Бомелий (так его называют русские источники) подмешивал отраву в угощение для бояр. Если верить легендам, его яды убивали жертву строго в назначенный срок с точностью до минуты.

Не чурался Бомелиус и заказов на стороне, помогая боярам устранять конкурентов в придворных интригах. В конечном счете он настолько погряз в подковерной борьбе, что стал казаться опасным даже самому Ивану Грозному. Бомелиуса наскоро обвинили в сговоре с польским королем, подвергли пытке и зажарили живьем.

Также при Иване Грозном был алхимик Игнацио Даги, который не произвел на современников такого яркого впечатления, зато принес пользу — открыл новые методы извлечения серебра из руды, которые почти вдвое повысили отдачу.

При дворе Михаила Федоровича Романова находился английский алхимик и врач Артур Ди (Артемий Дий). Он начинал карьеру в Лондоне, где его заметили русские посланники, специально отправленные за границу для поиска опытного лекаря для царя.

В 1621 году Артур Ди прибыл в Россию. Михаил Федорович высоко ценил его образованность и навыки. Царь подарил англичанину большой каменный дом недалеко от Кремля, положил немалое жалование и кормление от царского стола.

Свободное от исполнения прямых обязанностей время Ди посвящал изучению алхимической литературы и проведению экспериментов. В результате он написал один из самых известных трактатов по алхимии — Fasciculus Chemicus.

В отличие от большинства иноземцев на русской службе Артур Ди не принял православие и не поменял подданство. Через 14 лет, в 1635 году, он вернулся на родину и служил врачом при дворе Карла I, после казни которого переехал в Норвич, посвятив остаток дней алхимическим поискам.

В XVII веке в России появилась даже официальная должность — придворный алхимик. Правда, Петр I, хоть и принимал на службу иностранных ученых, в алхимию не верил и считал «изготовителей золота» либо жуликами, либо невеждами. При его дворе были алхимики, но они не искали философский камень, а изучали химические реакции. Например, алхимик Генрих Апфельбаум улучшил качество продукции российских пороховых заводов.

КОЛДУН  С СУХАРЕВОЙ БАШНИ

Сухарева башня Якова БрюсаСам Петр водил дружбу с Яковом Брюсом. Яков Вилимович родился в 1669 году в Москве. Его отец был шотландским дворянином. Во время поездки в Голландию и Англию в составе Великого посольства Яков познакомился с европейской наукой. Целый год он изучал математику, механику, астрономию, химию и, разумеется, алхимию.

Вернувшись в Россию, Брюс все полученные знания поставил на службу государству. Он начал издавать крайне необходимые учебники по математике, физике, астрономии, навигации, географии, лично переводя на русский лучшие европейские образцы.

Также Брюс оборудовал обсерватории в Москве и Петербурге. На верхних этажах московской Сухаревой башни Яков Вилимович собственноручно установил телескопы и вел наблюдения за движением планет и солнечными затмениями. Башню в народе еще долго называли Брюсовой.

Под редакцией Брюса вышел первый в России государственный календарь, где, помимо церковных святцев, указывались основные астрономические явления и даже астрологический прогноз на год. Занимался Яков Вилимович и составлением географических карт и атласов России.

Кроме этого, Брюс внес огромный вклад в развитие русской артиллерии. Начиная с 1701 года он планомерно реформировал этот род войск: составлял устав, комплектовал полки, обучал бомбардиров, улучшал состав и производство пороха. Затем почти четверть века он возглавлял российское артиллерийское ведомство в чине генерал-фельдцейхмейстера.

После смерти Петра I Яков Брюс вышел в отставку и остаток дней безвыездно провел в своем имении Глинки, недалеко от Москвы, целиком посвятив себя науке. Он был классическим ученым-универсалистом: математиком, физиком, химиком, астрономом, географом, книгоиздателем, переводчиком, инженером, картографом и геологом. А вот народная молва сохранила за ним славу великого колдуна и алхимика.

У москвичей и жителей деревень, расположенных недалеко от имения Глинки, занятия Брюса вызывали суеверный ужас. Говорили, что у него есть книга царя Соломона, в которой хранится вся мудрость земная. А служит Брюсу кукла, которая может ходить и говорить.

Уверяли, что в окнах его дома по ночам сверкают молнии и дьявольский свет, а с помощью заговоров Брюс может жарким летом покрыть пруд толстым слоем льда, а зимой, наоборот, растопить самый прочный лед. А по ночам он вылетает из окна и парит над окрестными деревушками.

МАГИЯ ИЛИ ФОКУСЫ?

Как ни странно, многие слухи имели под собой реальную основу. Вспышки и хлопки, например, вполне обычное дело в доме человека, занятого химией и разработкой новых составов пороха. Автоматические куклы были в то время дорогой, но не редкой игрушкой. Они, правда, не говорили и могли совершать лишь несколько простых действий, но много ли надо для слухов?

Однажды Брюс удивил своих гостей, открыв для них в разгар весны самый настоящий ледяной каток. Для этого он велел зимой засыпать лед на пруду опилками и землей, а весной срыл этот простейший теплоизоляционный слой. Зимой же он мог залить лед концентрированной серной кислотой, дающей тепловой эффект при взаимодействии с водой. Купаться в таком пруду, разумеется, не стоило.

Даже после смерти Брюса слухи о нем не прекратились. Рассказывали, что он вовсе и не умер, поскольку открыл в своей Соломоновой книге секрет вечной жизни. По другой версии, что-то пошло не так — и дух Брюса навеки оказался прикован к грешной земле. Во всяком случае, даже спустя столетие многочисленные очевидцы видели не то самого Брюса, не то его призрак в имении Глинки или на Сухаревой башне. В 1934 году башню снесли. Ходили слухи, что московские власти сделали это, чтобы найти какую-то таинственную книгу.

Пожалуй, Брюса можно назвать последним российским алхимиком. С развитием наук мечта о философском камне становилась все более несбыточной. Уже Михаил Ломоносов яростно обрушивался на алхимические трактаты, доказывая, что вечная жизнь и превращение обычных металлов в золото противоречат законам природы. Да и сами алхимики начали трактовать философский камень как некий духовный идеал, изменяющий душу человека, а не грубый материальный мир.

И все же алхимия принесла человечеству реальную пользу, дав мощный толчок развитию металлургии и горного дела. Трудам алхимиков мы обязаны получением спиртов и пороха, познаниями о кислотах и щелочах. Без алхимии не родилась бы и полноценная наука — химия.

Дмитрий ШУХМАН

  Рубрика: Историческое расследование 182 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:48. Время генерации:0,215 сек. Потребление памяти:9.33 mb