Вечный двигатель революции

Автор: Maks Май 23, 2019

Политики и генералы, верставшие историю XX века, давно сошли со сцены. Пожалуй, последним из них оставался лидер кубинской революции Фидель Кастро, умерший в 2016 году. Когда-то на него с надеждой смотрели лидеры левых движений всего мира. Однако в последние десятилетия влияние Кастро не распространялось дальше Острова свободы и некоторых стран Латинской Америки. Но можно не сомневаться, что, если бы Фидель стоял у руля более могучей державы, он смог бы изменить ход мировой истории.

Фидель Алехандро Кастро Рус родился 13 августа 1926 года в кубинской глубинке — деревушке Биран. В краю крупных плантаций сахарного тростника его семья стояла особняком. Отец, эмигрант из Испании, был человеком нелюдимым и словно ушибленным ложной скромностью.

Ему было неуютно в обществе заносчивых соседей, многие из которых вели род чуть ли не от участников экспедиций Колумба и Кортеса.

Ответ президента

Происхождения Анхель Кастро был скромного, поначалу обрабатывал чужие плантации. Купил свою, как поговаривали, найдя старинный клад.

Отец Фиделя до конца жизни оставался неграмотным, что обусловило его маниакальное желание дать детям хорошее образование. Видимо, по этой причине изменили год рождения мальчика — на самом деле он родился в 1927 году, но пятилетних в школу не брали, а ждать год родители были не в силах.

Неграмотной была и мать будущего лидера Кубы. Лина Рус Гонсалес работала кухаркой на плантации Анхеля. Потом кое-кто вспоминал, что после очередного рождения ребенка в доме Кастро повторялась одна и та же сцена. Местный падре о чем-то долго и нудно увещевает хозяина, после чего досадливо машет рукой и удаляется, а Анхель провожает его тяжелым взглядом. Это священник уговаривал отца Кастро жениться-таки на матери его детей. Что тот и сделал, но только после рождения пятого ребенка.

Маленький Фидель с детства позволял себе слегка оппонировать отцу. Например, принял участие в забастовке рабочих с его плантации, когда ему было всего 13 лет. Это политическое выступление закончилось для него поркой, в то время как некоторых зачинщиков отправили в тюрьму. Впрочем, учился молодой человек хорошо, успевая во всех науках и проявляя старательность.

В 14 лет Фидель прославился на всю округу, написав письмо президенту США Рузвельту, в котором поздравил того с переизбранием. «Если Вам не трудно, пришлите мне, пожалуйста, американскую 10-долларовую банкноту. Я ее никогда не видел, но очень хотел бы иметь. Ваш друг Фидель Кастро», — закончил он послание. Через некоторое время от одного из клерков Белого дома пришел ответ, который долгие годы был вывешен на почетном месте в школе. Десятидолларовой купюры, впрочем, там не оказалось. Уже после революции Фидель Кастро любил повторять, что зависимость Кубы от США была заметна даже детям, что якобы он и хотел показать этим письмом.

Поменяться со Сталиным

Со временем Кастро-отец так разбогател, что смог отправить Фиделя учиться в престижный колледж «Вифлеем». Туда не брезговали посылать своих детей не только кубинские, но и мексиканские аристократы, и даже богатейшие семьи юга США, в жилах которых текла испанская кровь.

Те, кто знал Кастро в студенческие годы, свидетельствовали, что он тогда не был приверженцем какой-либо политической идеи. На его книжных полках можно было найти Ленина и Муссолини, Троцкого и Примо де Риверу, Хосе Марти и Маркса. Однажды на вопрос о коммунистическом движении молодой Кастро сказал: «Стать коммунистом? Если только поменяться местами со Сталиным».

В 1950 году Кастро стал частным адвокатом в Гаване, причем его практика прирастала день ото дня. Вскоре он вступил в умеренно-либеральную «Партию кубинского народа» и даже собирался баллотироваться от нее в конгресс. Но его кандидатуру отвергли за радикализм, а вскоре Батиста вообще разогнал парламент.

Уже через две недели Кастро, тогда просто молодой адвокат, подал в суд Гаваны по особо важным и срочным делам иск против… Батисты. Он требовал привлечь новоявленного диктатора к уголовной ответственности за захват власти вооруженным путем и нарушение конституционного строя.

Никакого действия этот демарш не возымел, но сделал Кастро исключительно популярным как в революционных, так и в либеральных кругах. Вместе со 165 отчаянными сторонниками он 26 июля 1953 года атаковал казармы Монкада в Сантьяго-де-Куба. Кастро не любил говорить об этой вылазке, считая ее юношеской авантюрой, но с удовольствием вспоминал последовавший затем суд.

Фидель защищал себя сам. Он говорил о том, что 90% деревенских детей заражены паразитами, что два миллиона кубинцев не имеют работы, а 30% крестьян даже не могут написать свое имя, что народ, лишенный права голоса, имеет такое же право на восстание, какое Батиста имел на путч.

15 лет тюрьмы показались судьям адекватным приговором, но уже через 22 месяца Кастро, как и многих его сподвижников, пришлось амнистировать. Правда, пару месяцев Фидель за буйный нрав провел в тюремном морге: начальство считало, что только там его акций протеста никто не увидит.

Настольная книга

Фидель КастроУехав в Мексику, Кастро стал готовить реванш. Он не был коммунистом — со своими товарищами он обсуждал свободные выборы, демократические поправки в Конституцию. Был вовсе не против сотрудничать с США. Но — только на равных.

В августе 1956 года Кастро отправил в один из кубинских журналов письмо-предупреждение Батисте. «До конца этого года мы станем свободными или мучениками», — открыто заявлял Фидель. И действительно, уже в ноябре отряд из 82 революционеров высадился на побережье провинции Ориенте. К несчастью, яхту «Гранма» сильно потрепали волны, и среди бунтарей почти не оказалось тех, кто мог держать в руках оружие. Но две группы все же пробились в горы Сьерра-Маэстра.

Неизвестно, как сложилась бы судьба кубинских партизан, не окажись в отряде Эрнесто Че Гевары. Этот аргентинец оказался неплохо подготовлен к боевым действиям, как минимум теоретически. Он взял на вооружение тактику, описанную в книге Александра Бека «Волоколамское шоссе». Речь в ней идет о действиях батальона Бауыржана Момышулы в самый тяжелый период обороны Москвы 1941 года.

Умело командуя окруженными частями, без поддержки артиллерии и авиации он сумел на три дня задержать наступление ударных частей вермахта. На протяжении ноября 1941 года Момышулы как минимум четырежды повторил этот подвиг, каждый раз задерживая противника, изматывая его тяжелыми боями и тем самым давая основным силам дивизии Панфилова оторваться от немцев.

«Волоколамское шоссе» Че Гевара считал учебником по тактике партизанской войны и постоянно держал эту книгу в своей командирской сумке (книга Бека обязательна для прочтения курсантами военных училищ в Израиле, КНР, Финляндии). Оценил ее и Кастро, буквально на ходу постигавший военные науки.

Основой тактики кубинских партизан стал маневренный бой. Они не ставили задачу разгромить главные силы противника, а изматывали его постоянными маршами, ловушками и засадами. Особенно важным Кастро и Че Гевара считали сохранение основных сил, прекрасно понимая, что с каждым удачным боем боевой дух партизан будет расти.

Солдаты Батисты постоянно боялись выстрела из-за укрытия и при этом даже не могли толком увидеть противника, уклоняющегося от крупных боев. Началось дезертирство, а силы повстанцев росли. И скоро правительство имело дело с целой армией. 1 января 1959 года она вошла в Гавану, положив конец диктатуре.

Курс на СССР

Еще спустя два года последовал резкий поворот: Фидель провозгласил отказ от демократии западного образца, ориентацию на социалистический путь развития и противостояние с США. После неудачной высадки эмигрантов в заливе Свиней, подготовленной американцами, все было решено окончательно. США ответили лидеру кубинской революции тем же — число попыток покушений на него недалеко от тысячи. Они стоили налогоплательщикам США более 120 миллионов долларов.

Фидель и значительная часть его окружения все еще не были коммунистами, но нуждались в СССР. Еще больше в кубинской сказке нуждались коммунисты. Это был глоток свежего воздуха для левых всего мира, которые называли Фиделя «вечным двигателем революции». А Куба получала защиту и материальную поддержку.

Те, кто, следуя сегодняшней моде, говорит, что Кастро коммунистическими реформами довел до сумы самую богатую страну Латинской Америки, лукавят. По сути, пострадала небольшая часть граждан, которые были заняты в обслуживании американцев и богатых землевладельцев, и сами землевладельцы. Кстати, конфисковали почти всю землю и у родителей Фиделя — на общих основаниях.

Положение большей части кубинцев после революции и реформ не ухудшилось. Образование и медицина стали доступны для всех, многие впервые в жизни получили хоть какую-то работу, люди не умирали больше от голода. Были, конечно, и потоки эмигрантов. Даже родная сестра Фиделя бежала в США.

Кубинские вожди разработали и воплотили в жизнь собственную революционную теорию. Автором большинства ее постулатов является Хосе Рамон Мачадо Вентура.

Вкратце теория сводится к тому, что в революции как таковой центральное место занимает пролетариат, о сохранении которого после победы революции и надлежит заботиться. В том числе не допускать его разложения и развращения. Значит, надо поддерживать уровень потребления и социальные стандарты, понятные теоретикам XIX века, которые в свое время обосновали неизбежность конечной победы революции. Иными словами, материальная жизнь пролетариата на Острове свободы должна была бы быть понятна Марксу, окажись он вдруг на Кубе.

«Мне не нужна показуха»

Но эта своеобразная теория не распространялась на медицину, образование и армию. Кастро прекрасно понимал, что завоевания революции надо уметь защитить, а еще лучше экспортировать в другие страны. Но Куба была маленькой и небогатой страной, да еще и островом. Ни танковые дивизии, ни эскадрильи современных самолетов Фиделю были не нужны.

Он сделал ставку на подготовку коммандос — спецназа, способного сражаться где угодно, с кем угодно и чем угодно. Кубинских солдат учили драться любым самым современным оружием и голыми руками, выживать в самых немыслимых условиях, ориентироваться в джунглях и пустынях, управлять любой техникой. Разумеется, они осваивали тактику действий крупных войсковых соединений, но во главу угла было поставлено освоение приемов партизанской войны.

Фидель полагал, что вместе с «друзьями из СССР» сможет разжечь пожар революции по всему миру. Казалось, в 1962 году его мечта близка к осуществлению — на Кубе были размещены советские ракеты, угрожавшие США. Но вскоре последовало жесточайшее разочарование.

Москва вынуждена была уступить американскому давлению, и ракеты с Кубы убрала. Кастро был в бешенстве — с кубинцами даже не посоветовались. Немного оттаял кубинский лидер лишь после визита в СССР в 1963 году. Сначала, правда, он вынужден был немного поспорить с партийными деятелями, которые курировали программу его визита.

Фиделю норовили показать «потемкинские деревни», а ему хотелось посмотреть, как живут простые люди.

«Мне не нужна показуха и бутафория. Вы принимаете меня как арабского шейха. Так друзей не принимают», — возмущался Кастро. После нескольких конфузов в Ленинграде и Ташкенте он отстоял свою точку зрения, и перед поездкой по Украине Хрущев лично распорядился: «Пусть куда хочет, туда и едет».

К концу визита Кастро оттаял. Восхищался русским радушием и дружелюбием. Кроме того, Фидель оценил жест советского руководства — ему единственному из иностранных гостей показали пусковые шахты межконтинентальных ракет и базу новейших подводных лодок.

«Рука помощи»

Вместе с этим пришло осознание того, что Куба слишком мала и слаба по сравнению с великими державами. Его кумир и заочный учитель Бауыржан Момышулы, которым они с Че Геварой восхищались и чей опыт положили в основу своей военной доктрины, в СССР дослужился всего лишь до полковника. Советская армия давно отказалась от партизанщины и сделала ставку на современные виды вооружений.

И все же идеи Кастро не остались невостребованными в военном искусстве XX века. После не слишком удачных попыток перенести кубинский опыт на землю Заира (1965) и Боливии (1967) последовала экспедиция в Анголу. Там разгоралась гражданская война между левым фронтом и поддержанными ЮАР войсками националистов. 25 000 кубинских солдат, переброшенных в Африку, остановили наступление хорошо вооруженных южноафриканцев, а затем помогли восстановить территориальную целостность страны.

В 1977 году кубинские части были переброшены в Эфиопию, оказавшуюся в состоянии войны с лучше вооруженной и обученной сомалийской армией. Несколько блестящих операций, спланированных лично Фиделем, переломили ход противостояния. Кстати, действиями кубинцев в Анголе тоже руководил Кастро, передававший приказы по телефону.

К середине 1980-х кубинцы вынудили уже южноафриканских наемников перейти к партизанской тактике, а в 1990 году добились решающего успеха. Успехи кубинской «Руки помощи», как называл их африканский контингент, привели к окончанию гражданской войны в Анголе, выводу оттуда южноафриканских войск и предоставлению независимости Намибии.

Кубинские солдаты с тех пор считаются одними из лучших в мире. В 1983 году запасники с Острова свободы доказали, что могут успешно воевать даже с американским спецназом. Во время вторжения армии США на Гренаду шестеро кубинцев, работавших там на стройке, трое суток отражали атаки роты американских коммандос.

Все они в разное время прошли службу в армии, трое участвовали в боевых действиях в Африке. Они нанесли американцам большие потери и сложили оружие лишь после того, как кубинский консул обратился к ним по радио и заявил, что правительство Гренады сопротивление прекратило.

Но с распадом СССР влияние Кастро и Кубы на мировую политику резко упало. Без протекции ядерной державы Фидель не рисковал больше вмешиваться в дела других стран, хотя время от времени и посылал инструкторов для обучения повстанцев в Африке или Азии.

В 2006 году Фидель передал власть своему брату Раулю, но оставался символом нации до самой своей кончины в 2016 году. В настоящее время крупный контингент кубинской армии остается в Венесуэле.

Борис ШАРОВ



,   Рубрика: Легенды прошлых лет




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:60. Время генерации:0,189 сек. Потребление памяти:8.37 mb