Венская лампа

Автор: Maks Мар 1, 2022

В середине XIX века десятки химиков пытались добыть «каменное» («горное») масло для освещения — как в свое время алхимики добывали из ртути и свинца золото. Но все усилия были затрачены впустую — ведь для того, чтобы использовать керосин, требовалась лампа. А ее пока не было…

В 1852 году владелец крупнейшей в Галичине (Австро-Венгерская империя) аптеки «Под золотой звездой» (находилась во Львове на современной улице Коперника, 1) Петр Миколяш задался вопросом: он уже давно приобретает в Италии продукт под названием Oleum petrae album. А нельзя ли получить этот же продукт из местной нефти?

Изобретательный пан

И вскоре он создал при своей аптеке химико-фармацевтическую лабораторию. Закупил у дрогобычского предпринимателя Абрахама Шрайнера центнер бориславского несовершенного дистиллята горной нефти с очень неприятным запахом и поручил своим фармацевтам Яну (Иоганну) Зегу и Игнацию Лукасевичу осуществить дистилляцию (ректификацию) этого продукта.

После долгих недель лабораторных экспериментов Ян Зег и Игнаций Лукасевич успешно выполнили поставленную задачу.

Но дистилляцией нефти дело не ограничилось.

30 марта 1853 года в витрине аптеки «Под золотой звездой» в жестяной лампе, изготовленной львовским жестянщиком Адамом Братковским, впервые публично «засветился» полученный Зегом и Лукасевичем нефтепродукт.

Дело еще больше завертелось после следующего случая.

В ночь на 31 июля 1853 года врачи львовской больницы должны были выполнить срочную операцию, которая была практически невозможной при свечах. Поэтому они — пациента нужно спасать любыми способами! — отправили гонца в аптеку за новыми лампами. Та лампа (точнее, несколько ламп) горела так ярко и чисто, что хирург львовского городского госпиталя Заорский без проблем смог осуществить срочную ночную операцию пациенту Владиславу Холецкому. Это был первый в мире случай ночной операции.

Ретивые чиновники больницы сразу же заказали несколько штук новых ламп и большой запас топлива к ним.

Скоро слава о новой чудо-лампе разнеслась не только по всей Австро-Венгрии, но и по всей Европе, и даже перешагнула за океан. К сожалению, в мире она стала известна под названием «венской», а не «львовской» лампы.

Кто же автор?

И тут у пытливого читателя возникнет вопрос: кому — Зегу или Лукасевичу — принадлежит приоритет в разработке процесса дистилляции и изобретения новой лампы?

2 декабря 1853 года на имя Иоганна Зега, магистра фармации во Львове, в Вене была издана соответствующая привилегия, о чем даже было официально объявлено в прессе. В описании привилегии указывалось: «Изобретение очистки горной нефти химическим способом так, чтобы она благодаря этому стала пригодной к использованию в технических целях». (Здесь стоит отметить, что в США исследование химического состава нефти было впервые опубликовано профессором химии Йельского университета Бенджамином Силлиманом — младшим только 16 апреля 1855 года.)

Нужно сказать, что Лукасевич никогда не оспаривал эту привилегию, и логично предположить, что он не считал свой вклад в дело добычи керосина из местной нефти решающим.

Что касается Яна Зега, то он с огромным энтузиазмом взялся за развитие нефтепромышленности в регионе. Уже в 1854 года на выставке в Мюнхене он получил почетную грамоту «за полную дистилляцию «горного масла»». Окрыленный признанием Зег создал первую в Галичине «Камфиновую фабрику Иоганна Зега» («камфиновой» она названа по маркетинговым соображениям) с двумя дистилляционными аппаратами и двумя чанами, на которой работало четверо рабочих.

Для продажи нефтепродуктов местному населению Ян Зег открыл на улице Краковской магазин, где, кроме вышеперечисленных продуктов, продавались бензин (как жидкость для выведения пятен с одежды) и озокеритовые свечи.

Однако 12 февраля 1858 года случилась катастрофа: около магазина Зега загорелась нефть, вытекшая из негерметичной бочки; огонь перекинулся на здание… В результате пожара погибли жена Зега, Дорота, и ее 17-летняя сестра.

Убитый горем Зег на время забросил свой нефтяной бизнес.

Первая венская лампаНо потом вернулся к делу своей жизни, и даже открыл в конце 1858 года новый магазин на улице Долгой. Однако финансовые потери от пожара, а также выросшая в разы конкуренция заставили его бросить нефтепромышленность и переехать в 1875-м в город Борислав, где он снова женился и открыл свою аптеку.

25 января 1897 года Ян Зег умер, оставив аптеку своей дочери и зятю (в 20-е годы XX века она перешла в чужие руки). Его похоронили на старом кладбище, и на данный момент могила нефтяного первопроходца утеряна.

Основатель нефтепромыслов

Что касается Игнация Лукасевича, то он, как и его коллега Зег, вскоре ушел из аптеки Петра Миколяша, чтобы найти делового партнера и также заняться нефтяным бизнесом. Однако перед этим он отправился в Вену — предположительно для того, чтобы запатентовать керосиновую лампу.

Но вот с этим что-то не заладилось. В итоге Лукасевич перебрался в Горлицеский район Польши, где в 1856 году основал первый на территории современной Польши нефтеперерабатывающий завод вблизи года Ясло.

Судьба Лукасевича была довольно счастлива, удача улыбалась ему поистине белоснежной улыбкой. Он вскоре разбогател (к чести его, он много тратил на филантропию), был награжден имперским орденом Железной Короны и папским орденом святого Григория, золотой медалью к 25-летию основания нефтяного промысла, получил почетное гражданство городов Кросно и Ясло. В 1876 году получил мандат в Галицкий сейм, где отстаивал интересы нефтедобытчиков. Нужно отметить, что и ныне поляки чтут своего выдающегося земляка: в городе Ряшев (Жешув) его имя носит местная политехника, а в селе Бубрка, где начался польский нефтепромысел, действует музей имени Игнация Лукасевича.

В этом музее мы можем увидеть прототип той знаменитой керосиновой лампы, которая появилась в 1853 году на витрине аптеки «Под золотой звездой».

Эта лампа отличается от известных нам керосиновых ламп: она более массивна и состоит из цилиндрического металлического бака для керосина, который служил защитой от возможного взрыва топлива (который часто случался в масляных лампах, особенно если их пытались заправить керосином). К резервуару была прикреплена металлическая труба со слюдяным окном и отверстиями для прохождения воздуха. Погруженный в резервуар фитиль выводился через отверстие над резервуаром к металлической трубе. Фитиль, выступающий из трубы, обеспечивал подачу керосина за счет капиллярных сил и образование горящих паров. Конечно, мощность света новой лампы не превышала 10-15 свечей, но по тем временам это было эффективнее обычных свечей и дешевле в эксплуатации, чем масляная лампа.

Награждение непричастных?

И вот, глядя на эту лампу, которая, по мнению исследователя Дениэла Ергина, послужила одним из толчков к «керосиновому буму», возникает вопрос: а действительно ли Игнаций Лукасевич изобрел эту лампу? Вернее, сам изобрел ее (я уже не говорю — изготовил). Нет, то, что Лукасевич показал свои таланты бизнесмена и организатора нефтедобычи, у меня сомнений не вызывает. Однако даже Ергин посчитал уточнить, говоря о «венской лампе»: «Разработанная фармацевтом и лудильщиком из Львова». Причем если в фамилии «фармацевта» он еще сомневается, то вклад «лудильщика», по его мнению, нельзя проигнорировать.

Андрей ПОДВОЛОЦКИЙ

  Рубрика: Люди и вещи 164 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

SQL запросов:44. Время генерации:0,196 сек. Потребление памяти:8.98 mb