Вестерны от генсеков

Автор: Maks Июн 29, 2019

Как известно, еще Ленин определил место кинематографа в новой советской реальности. Бессмертная фраза «Из всех искусств для нас важнейшим является кино» дала зеленый свет «киношникам» молодого государства.

Надо сказать, даже в самом зародыше кинематограф не подвел идею пролетарского искусства. Уже в 1925 году «Броненосец „Потемкин»» прославил Страну Советов на весь мир. До сих пор мировая режиссура изучает эту картину как образец.

Режиссура от Сталина

Конечно, новая формация человеческого бытия требовала соответствующего идеологического обеспечения: четкого разделения между темным царским вчера и новым коммунистическим сегодня. Кроме эпохальных постановочных шедевров, востребованной оказалась документалистика.

И опять «наш» режиссер оказался новатором передового искусства, «их» мастерам оставалось завидовать молча и учиться, учиться, учиться. Дзига Вертов — режиссер, сценарист, оператор и гений — обогатил кинодокументалистику невероятным количеством приемов, профессиональных хитростей. Скрытая камера — это тоже от него. Вровень с «Броненосцем „Потемкиным»» встал документальный шедевр «от Вертова» — «Человек с киноаппаратом».

Разумеется, советские вожди лично следили за киноиндустрией страны. Особенно трепетно к этому делу относился Сталин. Говорят, что теплыми чувствами к кино он проникся лишь с наступлением звуковой эры, хотя до конца жизни обожал «немого» Чаплина. В Кремле специально оборудовали кинозал и по заявкам вождя крутили мировые и отечественные новинки. Частенько он пересматривал картины по нескольку раз: хотел разобраться в деталях, ускользавших при первом просмотре.

Традиционно любовью Иосифа Виссарионовича пользовались вестерны Джона Форда. Говорят, именно по мотивам фордовского «Потерянного патруля» Михаил Ромм создал по заказу вождя советский истерн-нетленку «Тринадцать». Видимо, этот жанр будил воспоминания Кобы о горячей юности. Жаловал генсек и детективы с комедиями.

Но любые отечественные фильмы были обязаны воспитывать советского человека. Рассказывали, как он решил приложить руку к фильму «Генеральная линия», повествующему о преимуществах колхозов. Режиссерам Эйзенштейну и Александрову были даны рекомендации побольше читать и поглубже разбираться в реалиях новой жизни. А в конкретной картине послать героиню-колхозницу в дом отдыха на крымском побережье, разместить в бывшем царском дворце. Любовная линия должна была усилить эффект. Вот что товарищ Сталин рекомендовал режиссерам: «Если, к примеру говоря он там будет сидеть не на тракторе, а скажем, на бывшем царском троне, то эта черта придаст финалу особый смысл. Это будет и красивее, ибо действие развернется на прекрасной натуре южного побережья Крыма, а главное, конец фильма станет перспективнее, а не локально-лирическим».

Экранные ткачихи, колхозницы, домработницы — все находили себя в социалистическом обществе, все двигались вперёд к светлому будущему. Образы Любови Орловой и Марины Ладыниной — настоящие героини, талантливые и выносливые, политически грамотныее и активные на работе и в быту. В реальной жизни эти актрисы — жены самых именитых режиссеров — были очень далеки от народа, пользовались личной симпатией Сталина и его покровительством. Дары с барского плеча были щедрыми: ордена, премии, элитные квартиры. Знавшие слабости вождя активно играли на них. Режиссер Михаил Чиаурели поучал «неудачника» Довженко после запрета картины: «Ты вождю пожалел десять метров пленочки. Ты ни одного эпизода в картинах ему не сделал. И что твой талант? Тьфу, вот что твой талант… Он ничего не значит, если ты не умеешь работать… Ты работай, как я. Думай что хочешь, а когда делаешь фильм, разбрасывай по нему то, что любят: здесь серпочек, здесь молоточек, там звездочка».

Узники ГУЛАГа

Стоит ли сегодня осуждать приспособленчество художников той эпохи? Председателя Союзкино Бориса Шумяцкого расстреляли в 1938 году. Реальным поводом послужил старый конфликт со Сталиным. Массовые репрессии не пощадили деятелей кинематографа — пострадали более ста человек. Киновед Валерий Фомин подсчитал: общий срок отсидки советских «киношников» в ГУЛАГе составил больше 2000 лет! Знаменитый кинодраматург Алексей Каплер оказался в лагерях за роман с дочерью Сталина Светланой. Известная актриса Татьяна Окуневская — за любовную связь с иностранцем, хотя были слухи, что настоящим поводом явился ее отказ наркому Берии. Георгия Жженова репрессировали за недолгое дорожное знакомство с американским дипломатом…

Прямо на съемочной площадке были арестованы оператор Даниил Демуцкий, сценарист Николай Эрдман, актер Дмитрий Консовский. Съемочные группы при этом продолжали работу.

Спаситель киношедевров

«Джентльмены удачи»Брежневские времена, которые окрестили эпохой застоя, конечно, не были столь кровожадны. С неугодными кинематографистами боролись иным способом — забвением и отлучением от профессии. Хватало личных обид или недоброжелательного взгляда чиновника из Госкино, резолюции члена приемной комиссии о несоответствии картины каким-либо идеологическим требованиям — и фильм на десятки лет отправлялся, как тогда говорили, на полку. В худшем случае — уничтожался навсегда.

Интересно, что настоящим спасителем талантливых фильмов был не кто иной, как сам Леонид Ильич Брежнев. Он был настоящим поклонником кино. Часто просматривал картины еще до выхода на экран. В Завидово отстроили для этих целей великолепный кинозал.

Наверное, все слышали, что именно генеральный секретарь спас «Белое солнце пустыни». Но как кинокартина из фильмохранилища «запрещенки» попала на закрытый показ? Все дело в том, что Брежнев не меньше Сталина любил американские вестерны.

В 1969 году накануне годовщины Октябрьской революции штатовские новинки запаздывали, и окружение решилось на авантюру: из загашников достали шедевр Мотыля. Леонид Ильич пришел в полный восторг от фильма. Он лично позвонил председателю Госкомитета по кинематографии Алексею Романову: «Хорошее кино снимаешь! Утерли нос американцам, молодцы. А почему фильм не в прокате? Его должны увидеть советские люди».

Трудно представить, но другому бестселлеру — боевику «Пираты XX века» — участь пылиться на полке грозила из-за… карате! Этот вид спорта был «не нашим», хотя негласно культивировался среди элиты в подвалах. «Завернули» картину даже не чиновники Госкино, а руководство комсомола. Но опять же генеральный секретарь был в восхищении от «нашего ответа Голливуду». «Пираты XX века» стали настоящим событием, очереди за билетами выстраивались чуть не в километр.

Непредсказуемой могла оказаться и судьба одного из лучших фильмов о фронтовиках «Белорусский вокзал». Цензорам показалось, что представители милиции выглядят в картине недостаточно пристойно. Но Леонид Ильич, сам фронтовик, прослезился во время просмотра: песня Окуджавы про десантный батальон не могла оставить его равнодушным, и в результате фильм посмотрели миллионы.

Под разными идеологическими предлогами «заворачивали» «Кавказскую пленницу», «Джентльменов удачи», «Бриллиантовую руку». Кому-то они казались несмешными, кому-то и вовсе аморальными. Такой ярлык, к примеру, прилепили к одной из песен Зацепина в «Кавказской пленнице» — «Если б я был султан…». Трудно поверить, что комедии, ставшие бессмертной классикой, тоже спас Леонид Брежнев и, разумеется, счастливый случай: все они просто вовремя оказались у него в кинозале и заставили генерального смеяться до слез!

Вот такой непростой путь «через тернии к звездам» прошли многие кинематографисты Союза и их шедевры. И что греха таить, судьба советского кино во многом зависела от благосклонности первых лиц.

Лена БЕРКУТ



, ,   Рубрика: Дворцовые тайны

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,204 сек. Потребление памяти:8.42 mb