Вне игры на 10 лет

Автор: Maks Янв 28, 2020

Нападающий футбольной команды «Спартак» Юрий Севидов в молодости считался баловнем судьбы. В 22 года он стал звездой столичного футбольного гранда, вызывался в олимпийскую сборную СССР, ездил на автомобиле «форд» и даже имел предложение от мадридского «Реала». Но все в его судьбе изменилось в течение одного дня…

В СССР к проступкам спортсменов всегда относились жестко. Любое нарушение спортивного режима, общественной морали, криминальные «залеты» карались очень жестоко. Не избежал этой участи и Севидов.

Под счастливой звездой

Родившийся в 1942 году, Севидов не мог не стать футболистом. Ведь его отец был знаменитым игроком, а потом и тренером.

В 16 лет Юрий дебютировал в сильнейшем дивизионе чемпионата СССР в составе кишиневской «Молдовы».

А уже в 17 лет оказался в московском «Спартаке». Отец научил способного парня детально анализировать свою и чужую игру, так что в 17-19 лет его уже считали довольно грамотным игроком.

В 20 лет Севидов-младший стал лучшим бомбардиром чемпионата страны, разделив это звание с Эдуардом Маркаровым.

Успех вскружил голову молодому человеку. Да и было от чего: Юрий получил шикарную квартиру, куда переехал с 19-летней Галиной Маховой, дочерью парижского дипломата. Футболист имел хорошие отношения с ее отцом, тот помогал ему доставать модную одежду, технику, а однажды умудрился пересадить Юрия на «форд». По тем временам (на дворе стояли 1960-е годы) это было все равно что сегодня перемещаться на собственном самолете.

Юрий увлекался музыкой, коллекционировал катушечные магнитофоны, не был чужд и выпивки. Вместе с тем он был довольно честолюбивым — всегда имел свое мнение, любил его высказывать и мог в раздевалке до хрипоты спорить с наставниками о тактике игры. Казалось, еще чуть-чуть, и Юрий станет игроком сборной, а там уже недалеко и до больших побед. Но вскоре все надежды рухнули, как карточный домик.

Роковая суббота

18 сентября 1965 года, очередной субботний день не предвещал никаких потрясений. В тот день «Спартак» вернулся из Брянска, обыграв «Динамо» со счетом 3:0. После этого Юрий вместе с приятелями по команде отправились в баню. Потом в шашлычную, где немного выпили. Домой он вернулся навеселе, что и стало причиной ссоры с женой. Обидевшись на Галину, Юрий поехал на встречу с приятелем. И тут прямо перед мостом, где Яуза впадает в Москву-реку, на дорогу внезапно выскочил пожилой мужчина, Вот как описывал случившееся сам Юрий Севидов: «Еду на небольшой скорости, вижу впереди машина, перед ней дорогу перебегает старичок, увидел меня и остановился, пропускает. Мне через 20 метров поворачивать под арку, включаю поворотник и до сих пор не могу понять, как этот мужчина у меня на капоте оказался! Он жил в том доме, куда я ехал. Я не убегал, но никак не мог остановиться, на вторую полосу выскакиваю, а там поток машин, когда я развернулся на объездной и поехал на место аварии, там уже никого не было».

В потоке машин ехала скорая помощь. Она и подобрала старика. Он был в полном сознании, но жаловался на сильную боль. Уже позднее Юрий Севидов узнал, что потерпевшим был член-корреспондент АН СССР, Герой Социалистического Труда, трижды лауреат Ленинской премии академик Дмитрий Иванович Рябчиков. Как ведущий специалист в области разработок ракетного топлива он относился к числу засекреченных специалистов и всегда находился под охраной КГБ.

Но в тот роковой день, как нарочно, чекистов почему-то рядом не оказалось. Позднее выяснилось, что академик зашел к приятелю и выпил с ним несколько рюмок коньяка, после чего отправился домой.

В результате наезда у академика была сломана нога. Его доставили в 23-ю городскую больницу, где студент-практикант поставил неправильный диагноз. Вскоре 60-летний академик умер от наркоза на операционном столе — у него не выдержало сердце.

Разбор полетов на уровне ЦК

Юрий СевидовНо на тот момент Севидов ничего этого не знал. Он и вины особой не чувствовал, поскольку правила не нарушал: ехал на зеленый свет, а выскочивший откуда-то старичок сам нырнул под его машину.

И поначалу футболиста допросили, составили протокол и отпустили. В понедельник на базе в Тарасовке о трагедии уже знали. Коллеги сочувствовали, а руководство клуба обещало помочь. В 11 утра за ним приехал милицейский «воронок». Следователь обнадежил Юрия и сказал: «Старики — больные люди, сами правила часто нарушают, получишь условно, но и 20 процентов будешь ежемесячно отдавать».

Но после этого Севидова препроводили прямиком в «Бутырку. А далее начался кошмар. Его стали запугивать, ведь Рябчиков был очень важным для власти человеком. Сначала дело вели по линии ГАИ, а затем переквалифицировали в политическое. Оно дошло до ЦК КПСС, и оттуда поступила команда: «Впаять на полную катушку!» Академия наук СССР во главе с Мстиславом Келдышем написала открытое письмо, где призывала покарать убийцу академика Рябчикова. Следствие шло с сентября по декабрь. На суд давил ЦК. Адвокат Семен Краник — один из самых известных адвокатов СССР того времени — сразу предупредил Юрия, что тот получит десять лет. Так оно и вышло.

Помощи ни от «Спартака», ни от других покровителей Севидов так и не дождался. Его предали все! Даже те, кого он считал ближайшими друзьями.

Но трагедия коснулась не только Юрия. Весь тренерский штаб «Спартака» тоже вынудили подать в отставку. Началась кампания в прессе. Появилась заметка в журнале «Юность», а позже и большая статья в «Комсомольской правде». Автором материала «По ту сторону футбола» был журналист Михаил Блатин.

Суд над Севидовым состоялся в Москве в конце февраля 1966 года. В зал набилось огромное количество людей, суд продолжался в течение четырех дней. Приговор суда был как гром среди ясного неба — десять лет колонии! Апелляция ничего не изменила. Отбывать срок Юрия отправили в Вятлаг, в лагерь, расположенный в 300 километрах от Кирова.

На зоне бывший футболист вел себя образцово. Да вот беда: как-то на смене на него упало бревно, и у Севидова начались проблемы со здоровьем. Впоследствии из Кировской области его перевели в лагерь в Бобруйске, а уже оттуда отправили на вредное производство в Гродно.

В 1967 году в честь 50-летия Октябрьской революции объявили амнистию. И Севидов вместо десяти лет отсидел только четыре. На свободу он вышел в 1969 году.

«Спартак» не взял игрока — побоялся. Нападающий с уголовным прошлым провел три сезона в «Кайрате», который тренировал его отец, забил 22 гола в 63 матчах и помог команде вернуться в высшую лигу. После этого он играл в донецком «Шахтере», «Карпатах» и окончил карьеру в рязанском «Спартаке». Он не хотел бросать футбол, поэтому еще десять лет тренировал команды низших лиг. А потом настали тяжелые времена — дали знать о себе старые травмы. Он не мог самостоятельно передвигаться и почти не выходил из дому. Бывший поклонник его таланта, бизнесмен, помог с деньгами, и бывшему футболисту сделали операцию — протезировали коленные суставы.

Свое новое призвание Юрий Севидов нашел на телевидении, где работал с 1993 года в качестве комментатора и эксперта. Не реализовавший свой талант футболист умер в ночь с 10 на 11 февраля 2010 года: он до конца своих дней так и не смог примириться с тем, что с ним случилось.

Виктор КОВАЛЕВ



, ,   Рубрика: Легенды прошлых лет

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,247 сек. Потребление памяти:8.69 mb