Во глубине ангольских вод

Автор: Maks Окт 25, 2020

Спецоперация советских боевых пловцов по разминированию судов в порту Намиб летом 1986 года получила широкую известность. Наверное, потому, что в тот раз никто не погиб. Морякам из СССР помогла местная природа — ангольская вода не позволила взорваться южноафриканской подводной мине.

Май 1986 года. Продолжается война между правительством Народной Республики Анголы (НРА), которое поддерживал Советский Союз, и так называемыми Вооруженными силами освобождения Анголы (УНИТА), за спиной которых была ЮАР. В преддверии большого наступления правительственной армии президент страны Жозе Эдуарду душ Сантуш посетил СССР и получил гарантии крупных поставок вооружения и боеприпасов.

ВМС спешат на помощь

Все это кораблями предполагалось доставить в порты Анголы и далее по суше — в южные провинции, где продолжались бои.

Днем 5 июня 1986 года в порту Намиб встали под разгрузку советские сухогрузы «Капитан Чирков», «Капитан Вислобоков» и кубинское судно «Гавана». До ночи из советских транспортов выгрузили более 17 тысяч тонн боеприпасов. На борту осталось еще 2500 тонн снарядов, ракет, бомб и патронов. Не полностью разгрузилась и «Гавана».

6 июня в 4:55 утра раздалось три подводных взрыва на «Капитане Вислобокове», спустя 20 минут три раза грохнуло на «Капитане Чиркове», а в 5:20 четыре таких же удара сотрясли кубинский корабль. По счастью, ни на одном из судов не детонировали боеприпасы, и их команды приступили к борьбе за живучесть. Появившийся начальник порта стал требовать увести корабли от причала. Советские капитаны не подчинились, а «Гавана», отойдя совсем немного, легла на борт и затонула.

На помощь советским судам пришел спасательный буксир «Гордый». Спущенные с него водолазы осмотрели крупные пробоины в подводной части кораблей и неожиданно натолкнулись на… невзорвавшуюся магнитную мину.

Руководством спасательных работ было принято решение — вызвать военных.

Вечером 6 июня в Намиб пришел из Луанды большой противолодочный корабль (БПК) «Стройный», который заступил на охрану советских судов. С его борта стали швырять в воду гранаты, чтобы оглушить вражеских подводных диверсантов, если они еще раз попытаются подобраться к сухогрузам. Позднее подошли еще плавмастерская ПМ-64 и большой десантный корабль с ротой морских пехотинцев.

На «Стройном» были два легких водолаза-срочника, со слабой подготовкой для действий под водой. Вместо них вызвались идти два офицера-добровольца, имевшие навыки аквалангистов, — старшие лейтенанты Максим Иванов и Андрей Алдошин. С риском для жизни они за два дня исследовали подводные части поврежденных судов, в том числе и «Гаваны», и осмотрели мину. При этом Иванов обнаружил вторую невзорвавшуюся мину на еще одном советском корабле. Трогать их не стали, решив вызвать специалистов по подводному разминированию.

Командир дает добро

7 июня начальник штаба Черноморского флота вице-адмирал Валентин Селиванов поднял по тревоге отряд по борьбе с подводными диверсионными силами и средствами и велел его командиру — капитану 2-го ранга Юрию Пляченко — подготовить группу для отправки в Анголу. Пляченко пошел сам, взяв с собой двух моряков-срочников, имевших опыт недавних действий в Эфиопии и акклиматизацию к африканским условиям, а также двух бывалых мичманов и офицера. Группу доставили самолетом в Москву, где всем оформили заграничные документы, сделали необходимые прививки, выдали новейшее подводное снаряжение. Там же к ним присоединился специалист по минно-взрывному оборудованию.

Вечером 8 июня самолетом Ил-76 группу Пляченко доставили в Луанду, а оттуда на Ан-12 в Намиб. Когда боевым пловцам объяснили, что предстоит делать, те недоуменно переглянулись — вообще-то, они были специалистами по установке мин на вражеских судах, а не по обезвреживанию таковых. Однако делать было нечего, других подводных саперов было брать негде, в Союзе их не готовили.

С утра часть группы пошла под воду осматривать мины, другие искали и собирали осколки взрывных устройств, чтобы попытаться понять, с чем имеют дело. Выяснилось, что такие устройства еще не встречались, а еще что поставлены они были на неизвлекаемость. Причина несрабатывания, по мнению спецов, была в том, что в холодной воде загустела смазка в их взрывателях.

После тщательного осмотра обеих мин Пляченко дал добро на разгрузку судов с соблюдением определенных мер безопасности.

Минус одна

Сухогруз Капитан Вислобоков в порту НамибПока осторожно выгружали оставшиеся тонны боеприпасов, боевые пловцы разработали операцию по обезвреживанию мины. Предполагалось наложить на взрыватель небольшой заряд пластида и направленным взрывом привести устройство в негодность, прежде чем оно сработает. Одновременно, привязав к мине тонкий трос, ее должны были сорвать с днища «Капитана Вислобокова» и отбуксировать на безопасное расстояние. Правда, на случай взрыва дно корабля в том месте, где стояла мина, изнутри укрепили бетонной подушкой, которая должна была приглушить силу ударной волны.

Между тем обстановка вокруг судов была неспокойной. Утром 14 июня БПК «Спокойный» обнаружил приборами подводную цель, приближающуюся к порту. Водолазов подняли из воды, работы прекратили. Корабельная установка РБУ-6000 «Спокойного» выпустила по цели 24 глубинные бомбы, но результат обстрела остался неизвестен.

28 июня, отведя всех людей в безопасное место, пловцы закрепили линь и убрались прочь. Катер рванул мину, и она взорвалась. Благодаря бетонной «подушке» новой пробоины удалось избежать, а небольшие течи быстро ликвидировали. «Капитан Вислобоков» ушел в Луанду на ремонт.

Политический момент

Боевые пловцы собирались проделать подобный трюк и со второй миной, но тут пришел приказ — снять ее целой и невредимой во что бы то ни стало. Дело в том, что, пока моряки занимались под водой своей незаметной опасной работой, нешуточные страсти закипели на международной арене. Ангола открыто обвинила ЮАР в диверсии, и СССР, поддерживая союзника, осудил действия Претории. В ответ южноафриканские власти потребовали доказательств. Показывать пока было нечего, вот советскому руководству и понадобилась подводная мина, чтобы предъявить ее оппонентам.

Юрий Пляченко и его группа осознавали важность их миссии, и права на ошибку у них не было. Пока команда «Капитана Чиркова» делала бетонную «подушку», используя опыт своих коллег с «Вислобокова», командир пловцов лично закреплял линь к мине. Была еще слабая надежда на то, что в мине могла «сесть» батарейка, питающая электронную начинку.

Утром 11 июля мину сорвали катером по прежней схеме, и она… не взорвалась! Ее отбуксировали подальше, боевые пловцы осмотрели борт судна — все нормально.

На пустынном берегу ближайшего пляжа Юрий Пляченко и оставшийся неизвестным спец по взрывотехнике принялись «потрошить» добычу. Командир группы микровзрывами разделал мину, а его напарник сфотографировал все ее компоненты. Они оказались из разных стран — Великобритании, Голландии, Японии. Улик, указывающих на принадлежность мины к вооруженным силам ЮАР, обнаружить не удалось. Тем не менее Москва приказала срочно вернуть группу в Союз со всеми результатами работы. На плавмастерской добрались до Луанды, оттуда на Ил-76 — в Симферополь.

Трое из группы Пляченко были награждены орденами Красной Звезды, остальные — медалями «За отличие в воинской службе». Наградили также военных и гражданских моряков, участвовавших в операции.

А в 2016 году в Москве в гостях у Союза ветеранов Анголы побывал бывший боевой пловец спецподразделения ЮАР RECCES, подполковник в отставке Доу Штейн. Он встретился с Максимом Ивановым, обнаружившим вторую мину, и в подробностях поведал ему о том, как юаровцы 30 лет назад минировали корабли в порту Намиб.

Олег ТАРАН

Загадки истории » Военная тайна » Во глубине ангольских вод

, , , ,   Рубрика: Военная тайна 12 раз просмотрели




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:27. Время генерации:0,166 сек. Потребление памяти:7.15 mb