Во власть через постель

Автор: Maks Ноя 13, 2020

Все царицы, правившие Россией, имели фаворитов, с которыми, как правило, состояли в интимной связи. Зачастую именно эти счастливчики и управляли страной.

Любовник против дяди

Фаворитизм — обычное явление для абсолютных монархий. Он существовал не только в России, но и в Европе. Во Франции, например, фаворитка короля — это был вполне официальный статус.

В нашей стране расцвет фаворитизма пришелся на XVIII век. Когда страной — по большей части — правили женщины. А фаворитами, соответственно, становились мужчины. Об этом явлении и пойдет речь.

В Московской Руси роль царицы не была особо значимой. Но бывали и исключения.

В 1533 году умер великий князь Василий III. Его старшему сыну Ивану было всего три года. Естественно, он не мог править самостоятельно. Регентшей стала жена Василия III — Елена Глинская.

Она завела себе фаворита-любовника — князя Ивана Овчину-Телепнева-Оболенского. Позже начали говорить, что именно Овчина — настоящий отец Ивана Грозного. Это, конечно, выдумки. Овчина был выдающимся полководцем и карьеру делал на поле брани, а не в постели.

Проблема заключалась в том, что Василий III перед смертью назначил опекунов своему малолетнему сыну. Эти опекуны решили, что они и будут управлять страной.

С ними никак не могли согласиться Елена Глинская и Овчина. Эта парочка оттеснила опекунов от кормила власти, а дядя регентши — Михаил Глинский — вообще угодил в тюрьму.

Овчина мог торжествовать. Но недолго. В 1538 году Елена Глинская умерла. Бояре тут же расправились с ненавистным фаворитом покойной регентши. Овчину бросили в темницу и уморили голодом.

Русский европеец

Прошло полтора века. И снова во главе страны оказалась женщина — царевна Софья. А рядом с ней фаворит — князь Василий Голицын.

Василий Васильевич происходил из знатного рода и вполне успешно делал карьеру при Алексее Михайловиче. Следующий по счету царь — Федор Алексеевич — возвел Голицына в бояре и пожаловал ему 2186 дворов. То есть возвышение Василия Васильевича началось еще до прихода к власти Софьи. Тогда же, при царе Федоре, началась и его интимная связь с царевной.

В годы регентства Софьи (1682-1689) Голицын сделался фактическим главой правительства. Он стоял во главе девяти приказов, милости сыпались на него как из рога изобилия.

Историк Василий Ключевский называл Голицына «младшим из предшественников Петра». И это правда. Василий Васильевич был человеком новой эпохи, он не походил на обычных московских бояр. Голицын одевался в европейское платье, имел большую библиотеку в своем роскошном, по-европейски обставленном доме.

Василий Васильевич считал, что Россия должна многому учиться у Европы. Недаром, например, среди его советников по военным вопросам были Франц Лефорт и Патрик Гордон — будущие соратники Петра I.

Наибольшее внимание князь уделял внешней политике. И здесь он тоже был новатором. Голицын отказался от старых обычаев и формальностей, проводил с иностранцами секретные совещания, наносил послам частные визиты, устраивал банкеты.

У него имелась собственная внешнеполитическая программа: жить в мире с Польшей и Швецией, но боротьсяс: Турцией и Крымским ханстом за Черное море.

С поляками Голицын заключил Вечный мир, по которому Киев окончательно переходил к России. Это был большой дипломатический успех. Но идля Голицына этот успех превратился в провал.

Дружба с Польшей предполагала совместную борьбу с Турцией. И Голицын отправился завоевывать Крым. Два Крымских похода оказались неудачными, что подорвало престиж и Голицына, и царевны Софьи.

Как полководец Василий Васильевич отличался нерешительностью. В сущности, политиком он был таким же. Французский дипломат Невилль уверяет, что Голицын разработал программу преобразований. Князь хотел освободить крепостных крестьян, которые платили бы налоги, а на эти деньги государство содержало бы мощную регулярную армию.

Возможно, Невилль кое-что присочинил и программа Галицына не была столь масштабной. Но какие-то реформаторские замыслы князь явно вынашивал. Другое дело, что он больше мечтал, чем делал.

А время было неподходящее для мечтаний. Подросший Петр сверг Софью. На этом закончилась и карьера Голицына. Лишенного боярства и имущества князя отправили в ссылку. Петру I он не пригодился. У царя были свои люди. И главный среди них — Александр Меншиков.

Верный Данилыч

Меншиков сделал головокружительную карьеру при Петре I, но «полудержавным властелином» он стал позднее — в царствование Екатерины I.

Александра Даниловича и императрицу связывали давние отношения. Когда-то Меншиков отбил ее у фельдмаршала Бориса Шереметева и сделал своей любовницей. А уже потом у самого Меншикова Екатерину отбил Петр I.

Прачка стала женой царя. Но сохранила хорошие отношения с Меншиковым. Она заступалась за Александра Даниловича, когда на него обрушивался царский гнев, что, по правде говоря, бывало нередко. Уезжая из Петербурга, Екатерина оставляла своих детей в семье Меншикова. Она знала, что верный Данилыч будет заботится о них как о своих.

Эта дружба вполне объяснима. И Екатерина, и Меншиков выбились в люди из низов. Знать ненавидела их, считая выскочками. Понятно, что они держались друг за друга.

Когда Петр I умер, именно Меншиков, можно сказать, посадил Екатерину на императорский трон. Императрица не отличалась ни большим умом, ни выдающимися способностями. Петр I любил жену, но никогда не посвящал ее в секреты управления государством. В 1725 году Екатерина начала царствовать, а править начал Меншиков.

Их любовная связь давно закончилась. У императрицы появились новые любовники — Рейнгольд Густав Левенвольде, Петр Сапега. Но к государственным делам их не подпускали — всем заправлял светлейший князь Меншиков.

У Александра Даниловича имелось немало достоинств — природный ум, храбрость, талант администратора. Но в царствование Екатерины I достоинства как-то ушли в тень, а на первый план вышли одни недостатки — жадность, вороватость, непомерное честолюбие, желание подавлять всех, кого можно.

К счастью для страны, правление Меншикова было коротким. Как и царствование Екатерины I. Александр Данилович любил играть в шахматы, но, сделав ставку на Петра II, он неверно просчитал ходы.

Осенью 1727 года Меншикова арестовали, лишили всех постов, конфисковали имущество и отправили в ссьшку. Когда он ехал в Сибирь, его нагнал посланец из Петербурга.

Выяснилось, что не все имущество светлейшего князя было конфисковано. У Меншикова отобрали ношеный шлафрок, ношеные касторовые чулки, четыре скатерти и кошелек с 59 копейками. Больше у некогда богатейшего человека империи ничего не было. Как говорили древние, так проходит мирская слава.

Дружная семья

После Петра II на российский престол взошла Анна Иоанновна. Новая императрица — новый фаворит. Правление Анны Иоанновны даже называют по имени этого фаворита — «бироновщина».

Жизнь Анны не назовешь счастливой. В 17 лет ее выдали замуж за курляндского герцога Фридриха Вильгельма. Который сразу после свадьбы умер.

Петр I велел молодой вдове жить в Курляндии. Всеми делами там заправлял русский резидент Петр Бестужев-Рюмин. По совместительству он стал любовником Анны.

Резидент совершил оплошность: не смог сделать так, чтобы курляндские дворяне избрали герцогом Меншикова. Бестужева-Рюмина отозвали. А его место в постели Анны занял Эрнст Иоганн Бирон.

Когда курляндская герцогиня заняла русский трон, Бирон приехал к ней, и с тех пор они не разлучались ни на один день. Это была настоящая, искренняя, пылкая страсть.

Во всяком случае, со стороны Анны Иоанновны.

Этой страсти нисколько не мешала жена Бирона. Все они — императрица, фаворит и жена фаворита — жили как одна большая дружная семья. Анна Иоанновна даже обедала исключительно в обществе Бирона. Говорили, что именно она настоящая мать его младшего сына — Карла Эрнста.

Манштейн, немецкий офицер на русской службе, писал о Бироне: «До приезда своего в Россию он едва ли знал даже название политики, а после нескольких лет пребывания в ней знал вполне основательно все, что касается до этого государства».

Вряд ли знания Бирона были такими уж основательными. Но он действительно решал все вопросы. Анна Иоанновна предпочитала отдыхать и развлекаться, текущими делами занимался Кабинет министров.

Когда министры докладывали императрице, Бирон стоял за ширмой. Анна Иоанновна принимала решения только после того, как посоветуется с фаворитом.

После смерти императрицы Бирон стал регентом при младенце Иоанне Антоновиче. Но грубый и надменный временщик не смог удержать власть. Его сверг Бурхард Миних, и Бирон — по примеру своих предшественников-фаворитов — угодил в ссылку.

Из грязи в графы

Как видим, любимцы цариц всегда заканчивали плохо — тюрьмой или ссылкой. Но времена менялись — в сторону большего гуманизма. Фаворитов Елизаветы Петровны и Екатерины II уже никто не преследовал, и конец фаворитской карьеры не приводил ни к каким печальным последствиям.

Елизавета, дочь Петра I, считалась красавицей и с легкостью заводила любовников. Но по-настоящему ее сердцем владели двое мужчин: сначала Алексей Разумовский, а потом Иван Шувалов.

Жизнь Алексея Розума, сын пастуха-пьяницы, походила на сказку. Юноша пел в церкви украинского села Чемары. Его голос произвел впечатление на полковника Федора Вишневского. Полковник привез Алешу в Петербург и устроил в придворную капеллу. Оттуда он попал ко двору цесаревны Елизаветы.

Алексей вскоре простудился и потерял голос, зато приобрел любовь цесаревны, ставшей в 1741 году императрицей. Разумовский (эту фамилию он получил в Петербурге) скакнул, что называется, из грязи в князи, а точнее — в графы и фельдмаршалы.

Новоявленный граф был человеком ленивым, вальяжным и добродушным, если не считать того, что в пьяном виде становился буен. В государственные дела и придворные интриги Разумовский старался не лезть, хотя мог протолкнуть любое нужное решение.

Он просто наслаждался жизнью, а к своему возвышению относился с самоиронией. Когда в Петербург приехала его мать, она не поверила, что важный вельможа — это ее сын. Тогда Разумовский снял штаны и показал мамаше родимое пятно, одной ей известное. Мать поверила, но запросилась обратно на Украину.

Роман Елизаветы Петровны и Разумовского продолжался почти 20 лет. Скорее всего, они даже тайно обвенчались. Но все хорошее когда-нибудь заканчивается. У императрицы появился новый фаворит — молодой Иван Шувалов.

Этот был уж совсем странным человеком. Он умудрился не нажить состояния и отказаться от графского титула. Зато основал Московский университет и Академию художеств.

Императрица ценила бескорыстие и деловые качества своего любимца. Он оставался с Елизаветой до самой ее смерти.

«Его интересуют одни пустяки»

Братья ОрловыОсобо пышным цветом фаворитизм расцвел в царствование Екатерины II. Всех ее фаворитов даже не посчитать, но было их около двух десятков.

После кратковременных романов с Сергеем Салтыковым и Станиславом Понятовским наступило время Григория Орлова.

Братья Орловы славились на всю столицу своими кутежами и дебошами. Самым умным из братьев был Алексей, но Екатерина выбрала Григория. Он был красив, высок, силен, храбр… И, пожалуй, все. Других достоинств как-то не придумать.

Но Екатерину Орлов устраивал. В апреле 1762 года она родила от него сына. А через пару месяцев братья Орловы устроили дворцовый переворот и возвели Екатерину на престол.

Братья удостоились всех мыслимых и немыслимых почестей. А Григорий получил статус, говоря современным языком, гражданского мужа императрицы.

Екатерина II превратилась в серьезного государственного деятеля, а вот Орлов так и остался гвардейцем-дебоширом. «Его интересуют одни пустяки, — жаловалась императрица. — Хоть он и занимается иногда, по-видимому, серьезными делами, но это делается им безо всякой системы, говоря о серьезных вещах, он впадает в противоречия, и его взгляды свидетельствуют, что он еще очень молод душою, мало образован, жаждет славы, весьма мало им понимаемой».

Орлов надоел Екатерине. Ей хотелось, чтобы рядом с ней был не просто любовник, но и соратник, верный помощник в многотрудных делах государственного управления. И таким человеком стал Григорий Потемкин.

А не позвать ли Моцарта?

Говорили, что Потемкин приглянулся Екатерине за умение смешно шевелить ушами и пародировать других вельмож. Может, поначалу оно так и было. Но очень быстро Потемкин начал играть гораздо более серьезную роль.

Самое удивительное, что роман Екатерины и светлейшего князя Таврического длился всего два года. Потом у императрицы появились другие любовники, которых Потемкин же и подбирал, стараясь подсунуть того, кто поглупее.

Интимная близость закончилась, но в фаворе светлейший князь оставался до самой своей смерти. В полной мере он проявил свои таланты, когда стал фактическим наместником юга России.

Все знают про «потемкинские деревни». Но это миф. И деревни, и города, и Черноморский флот были настоящими. Потемкин мечтал превратить южные губернии в процветающий край и даже в культурный центр. Достаточно сказать, что он пригласил в Екатеринослав Моцарта. Не срослось: светлейший князь и великий композитор умерли в один год.

Потемкин вообще любил помечтать. Он разработал «греческий проект», предполагавший ликвидацию Османской империи и воссоздание Византии. Царствовать в Константинополе должен был внук Екатерины II, которого ради этого и назвали Константином.

А Молдавию и Валахию, принадлежавшие тогда Турции, планировалось объединить в особое государство — Дакию. На престол этой страны метил уже сам Потемкин.

Конечно же, эти планы не сбылись. А Потемкин в 1791 году умер. В это время место в спальне Екатерины II занимал Платон Зубов.

У императрицы было много мужчин. Но ни с мужем, ни с Орловым, ни с Потемкиным она не знала простого женского счастья. И стареющей императрице пришла в голову идея: нужно взять молодого человека и сделать из него такого мужчину, который бы полностью ее устраивал.

Екатерина начала экспериментировать. С Иваном Римским-Корсаковым не получилось. Александр Ланской умер в 26-летнем возрасте. Александр Дмитриев-Мамонов предпочел императрице фрейлину.

Кофе от Кутузова

И тут 60-летняя Екатерина встретила 22-летнего Платона Зубова. Он стал ее последним любовником и фаворитом.

Если с Потемкиным связаны самые блистательные годы правления Екатерины II, то Зубов олицетворяет период упадка. Платон был человеком напыщенным и бесталанным. «Изо всех сил мучит себя над бумагами, не имея ни беглого ума, ни пространных способностей, бремя выше его настоящих сил», — писал о последнем фаворите Петр Завадовский, тоже фаворит, но к тому времени уже бывший.

Как и Потемкин, Платон Александрович разрабатывал проекты, но совсем уж безумные: завоевать Берлин и Вену, покорить Индию, создать какую-то Австразию. Потерявшая голову от любви Екатерина готова была соглашаться.

А придворные готовы были гнуть спину перед молодым надменным выскочкой. И ведь пресмыкались перед Зубовым, мягко говоря, не самые последние люди: Александр Суворов выдал любимую дочь за брата фаворита, Михаил Кутузов по утрам готовил Платону кофе по восточному рецепту, Гавриил Державин посвящал ему стихи.

Счастье Платона закончилось в один день — 6 ноября 1796 года. В этот день скончалась Екатерина II.

Ее фавориты дорого — в прямом смысле слова — обошлись стране. Она потратила на них более 90 миллионов рублей. Это было сопоставимо с суммой внешнего и внутреннего долга Российской империи. Стоит ли удивляться, что к концу ее правления страна имела такие огромные долги? Екатерина II была последней женщиной, правившей страной. У последующих императоров, конечно, были свои любимцы, но фаворитизм как явление уходил в прошлое.

Правда, на закате империи появился Григорий Распутин. Но его возвышение было столь неожиданным и нелогичным, что вызвало бурю негодования. Распутин явно пришелся не ко времени, поэтому и был жестоко убит.

Александр СКАБИЧЕВСКИЙ

, , ,   Рубрика: Историческое расследование 56 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:27. Время генерации:0,222 сек. Потребление памяти:7.24 mb