«Волонтёры» против ФБР

Автор: Maks Июл 26, 2021

Их встреча была делом случая, а случай предопределен судьбой. Увлеченные левыми идеями девушка и молодой человек впервые увидели друг друга на антифашистском митинге в 1939 году. Она была профсоюзной активисткой. Он школьным учителем. И тайным агентом советской разведки.

Родители Леонтины Терезы Петке были евреями, выехавшими из той части Польши, которая входила в состав Российской империи. Она родилась уже на американской земле в городе Адамс штата Массачусетс. Долго засиживаться «в детях» у эмигрантов второго поколения было не принято, а потому, ограничив образование одной только начальной школой, в 13 лет Леонтина пошла работать.

Судьбоносная встреча

Леонтина перепробовала множество разных профессий и в поисках лучшей доли отправилась из Массачусетса в Нью-Йорк. То было непростое время Великой депрессии, когда для миллионов американцев рушился мир, погребая под своими обломками мечты о личном успехе. Разбрасываемые щедрыми порциями семена коммунистической пропаганды тогда падали в богато унавоженную бедами почву, прорастая жесткими стеблями революционных убеждений во многих душах.

Бойкая фабричная работница Леонтина Петке вступила в профсоюз и с жаром бросилась в борьбу за права трудящихся. Американское профсоюзное движение тогда находилось под сильным влиянием «красных», которых Москва поддерживала «по линии Коминтерна», и товарищ Петке очень скоро стала убежденной коммунисткой. Это было модно.

На одном из митингов она встретила обаятельного парня, который был тремя годами старше ее и уже успел повоевать. Захваченный идеями классовой борьбы Морис Коэн присоединился к интербригаде имени Линкольна, отправлявшейся на помощь испанским республиканцам, сражавшимся против повстанцев генерала Франко, которых поддержали итальянские фашисты и германские национал-социалисты, по мнению таких людей, как Морис, воплощавшие собой мировое зло.

В Испании с ним хорошо поработали советские вербовщики, и убежденный антифашист вернулся в Соединенные Штаты Луисом, став с 1938 года сотрудником нелегальной резидентуры советской разведки, штаб которой находился в Нью-Йорке, под крышей генерального консульства СССР.

Когда Морис встретил Леонтину, он назывался Израэлем Олтманом и числился работником советской коммерческой организации «Амторг». Познакомившись с девушкой поближе, Луис предложил руководству резидентуры привлечь Лону, как он называл мисс Петке, ставшую его невестой, к их тайной деятельности.

Руководство не спешило с ответом, а он не мог ждать. Скрыв то, что является агентом иностранной разведки, Морис сделал Леонтине предложение. Они поженились 4 июля 1941 года — в День независимости США. Еще через четыре месяца центр дал добро на вербовку Лоны, которая согласилась идти за мужем, куда бы этот путь их ни привел.

Красная Мата Хари

Леонтина и Морис КоэнЛеонтине присвоили оперативный псевдоним Лесли и сначала использовали как приманку для вербовки. На красоту Леонтины клюнул молодой инженер, работавший на авиазаводе в Хартфорде, — ради ее прекрасных глаз он частями вынес с завода пулемет нового образца. Детали этого оружия переправили в нью-йоркское консульство, укрыв в футляре от контрабаса.

Стараниями Луиса удалось создать агентурную группу «Волонтеры», названую так потому, что ее члены помогали советской разведке из идейных соображений, бескорыстно, беря деньги только на оперативные расходы. Жена стала связной у мужа и его агентов.

В 1942 году супругов разлучили — Израэля Олтмана призвали в армию. Он высаживался с десантом в Нормандии, сражался с немцами, дошел до Эльбы и вернулся в Штаты только в 1945 году, награжденный знаками военного отличия. Все то время, пока Луис вел с фашистами открытый бой, Лесли воевала на тайном фронте. Она была связной между нелегальной резидентурой и ее агентами, внедренными в «Манхэттенский проект», как называли комплекс работ по созданию атомной бомбы.

Именно Лесли вышла на прямой контакт с агентом, псевдоним и имя которого до сих пор вызывают споры, получив от него важнейшие материалы по атомной проблематике. Их встреча произошла в Альбукерке, неподалеку от Лос-Аламоса, где были сосредоточены основные предприятия «Манхэттенского проекта». Она едва не попалась, покидая место встречи. Окрестности Лос-Аламоса контролировались очень жестко, и при посадке в поезд вещи пассажиров досматривали. Но Лесли сообразила спрятать полученные от «контакта» материалы в коробке с прокладками. Производившие досмотр агенты ФБР и полицейские рыться в «дамских штучках» то ли постеснялись, то ли побрезговали. Так она и проскочила, увезя важнейшие секреты.

Операция «Дачники»

В послевоенное время воссоединившиеся супруги продолжили заниматься шпионажем. Когда после ряда провалов их коллег у этой парочки «под ногами стало горячо», они едва успели скрыться из США. Кружным путем, меняя документы, через Мексику, Голландию, Швейцарию и Чехословакию Морис и Лона добрались до Москвы.

Три года их готовили к новому заданию как радистов и шифровальщиков. В 1955 году они оказались в Англии, с документами Питера и Хеллен Крюгер, новозеландцев, желавших поселиться на Британских островах.

Для прикрытия «Дачники», как называли их дуэт в Москве, содержали букинистический и антикварный магазины. Они обеспечивали связь с центром нелегального резидента Бена, жившего по документам канадского бизнесмена Гордона Лонгсдейла и контролировавшего агентурную сеть, добывавшую секреты военно-морского флота и ракетной техники.

На шестом году их работы МИ-5 села на хвост бывшему шифровальщику военно-морского атташе в Варшаве Гарри Хоутону и его невесте Этель Джи, работавшей делопроизводителем на базе ВМФ. С ними Бен контактировал «под чужим флагом», выдавая себя за помощника американского атташе. Мисс Этель копировала секретные материалы, а Гарри Хоутон продавал их «американцу». Они с шиком стали мотать полученные от Бена денежки, чем и обратили на себя внимание контрразведки. В обмен на обещание снисхождения Хоутон назначил встречу «американцу» на 7 января 1961 года возле вокзала Ватерлоо, и на этом рандеву мистера Лонгсдейла взяли с поличным.

Вечером того же дня пришли за Крюгерами, найдя в их доме радиобункер и тайники со всяким шпионским снаряжением. В марте того же года суд отмерил супругам по 20 лет тюрьмы. Содержали их с уголовниками — его в манчестерской тюрьме «Стренджуэйс», ее в женской тюрьме «Стайл» графства Чешир. Раз в три месяца их привозили в третью тюрьму, где под наблюдением охраны супруги беседовали и пили чай в течение часа. Раз в неделю они писали друг другу письма.

Так прошло 9 лет, прежде чем чету Крюгер обменяли на английских агентов, арестованных в Союзе. Поселившись в стране своей мечты, они продолжили работать в нелегальной разведке — Морис уже как аналитик и преподаватель, а вот Лона еще не раз выезжала за кордон, продолжая карьеру связной. Оба они дожили до распада Союза — Леонтина ушла в 1992 году, Морис пережил ее на три года. Похоронили их рядом на Кунцевском кладбище.

Борис ВОСТЕР

СТИСНУТЬ ЗУБЫ И ЖИТЬ

Пользуясь правом переписки, миссис Крюгер писала из своей тюрьмы в ту тюрьму, где отбывал срок мистер Крюгер: «Все, что мы можем сделать, это стиснуть зубы и продолжать жить. Я знаю, что это трудно, но выбора у нас нет. Мы должны беречь наше здоровье и не поддаваться отчаянию. Когда мой мозг лихорадочно горит и мой ум сбит с толку и путается, я заставляю себя думать о других несчастных, которые тоже переживают подобные муки. И эти мысли дают мне силу встретить лицом к лицу собственное испытание».

Загадки истории » Специстория » «Волонтёры» против ФБР

, ,   Рубрика: Специстория 157 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐



Best-Hoster.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:34. Время генерации:0,178 сек. Потребление памяти:9.06 mb