Вор в пионерском галстуке

Автор: Maks Авг 2, 2019

После окончания Гражданской войны советская власть сделала ставку на молодежь, «не испорченную старыми порядками». В стране пытались вырастить новый тип человека, который заботится об общественном благе. В качестве эксперимента в 1930-х годах власти решили привлечь пионеров к контролю предприятий общепита. Расчет был на то, что с контролерами в красных галстуках так просто не договориться.

На общественных началах пионеры проверяли не только заведения общепита, но и любые государственные учреждения, за исключением режимных и военных. В газетах таких неофициальных ревизоров прозвали «легкой кавалерией» партии и всячески поощряли их социальную активность. Никому и в голову не могло прийти, что кто-то может использовать новый статус для совершения преступлений.

«Легкая кавалерия»

В июне 1934 года, заметив на блошином рынке Москвы мальчугана с фотоаппаратом, милиционер решил, что тот вынес его из дома и продает, не зная настоящей цены. Постовой задержал ребенка и отвел в отделение. Допрос начался со стандартного вопроса: «Где ты взял фотоаппарат?» Ответ немало удивил стражей правопорядка: «Да где-где… В «Правде» и взял! Надо же дураков учить!»

После чего 12-летний сын кочегара Валентин Егоров рассказал историю появления у него дорогой вещи. Оказывается, уже четыре года он является активистом «легкой кавалерии»: ходит по наркоматам, газетам, учреждениям и проверяет их деятельность. За это время у него появились опыт и способности «наказывать ротозеев и дураков». Вот и фотоаппарат он прихватил в редакции газеты «Правда», где в незапертом кабинете его оставил фотокор.

Дальше — больше. За несколько минут Егоров рассказал, что «учил науке» чиновников и секретарей наркоматов образования, финансов, тяжелой промышленности, сельского хозяйства и здравоохранения. Помимо этого, он побывал в редакциях газет «Известия» и «Правда», а также в управлениях столичных предприятий.

Действия мальчика подпадали под статью 162 Уголовного кодекса 1926 года «Тайное похищение чужого имущества (кража)», поэтому отпускать его милиционеры не стали. Они не исключали того, что 12-летний ребенок мог быть использован в тёмную взрослыми, которые с его помощью добывали секретные данные в тех же наркоматах. А это уже заговор против советской власти. Посовещавшись, они решили передать Валю Егорова следователю НКВД, чтобы тот проверил — что и как.

Прочтя рапорт постового и его начальника о подозреваемом в серии краж несовершеннолетнем Валентине Егорове, следователь ожидал увидеть перед собой юного жигана. Однако перед ним предстал домашний мальчик с умным и осмысленным взглядом. Это удивило следователя, но он решил не делать скидку на возраст и начал допрос. После формальных вопросов пионер изъявил желание рассказать все, что ему удалось узнать за эти четыре года «надзора» за чиновниками и секретарями. Получилось довольно оригинально.

Беспечные финансисты

«Легкая кавалерия»Услышав четыре года назад призыв пионервожатой в «легкую кавалерию» для помощи в работе советским предприятиям, Валя вступил в движение. Сначала они ходили по заводам по 2-3 человека, где смотрели на то, как и чем кормят рабочих. Потом Егоров решил, что он и один может справиться с этой задачей, ибо друзья быстро охладели к общественной миссии.

В сентябре 1933 года Егоров пришел в здание Народного комиссариата финансов на Ильинке. Выбрав из толпы чиновников серьезную даму, Валя сказал, что является «легким кавалеристом» подшефной школы и пришел проверить качество питания в столовой наркомата. Поверив пионеру на слово, секретарь месткома Орловская провела его в отдел пропусков, где мальчику выписали «проходку» в здание. Причем не только в рабочие, но и в выходные дни. На пропуске с печатью была даже подпись ответственного по хозяйству учреждения товарища Воробьева.

Попав внутрь, Валя стал усердно выполнять задекларированные цели. Он пришел в столовую, где с бригадиром смены посмотрел цех заготовки, кухню, кладовую и обеденный зал. Увиденным подросток остался доволен, тем паче что его накормили вкусным обедом. После чего он попрощался с бригадиром и поварами и пошел гулять… по наркомату.

Когда в 18:00 рабочий день завершился и чиновники ушли, Валентин продолжил похождения по ведомству. На 3-м этаже он заметил, что одна из дверей открыта, там мыла пол уборщица. Егоров подошел к ней и твердым голосом попросил оставить ключ в замке, ибо в кабинете вскоре состоится собрание комитета комсомола. Когда уборщица ушла, Егоров вошел внутрь, закрыл изнутри дверь и стал обыскивать кабинет. В ящике стола, который он легко вскрыл, мальчик нашел 95 рублей.

На следующий день Валя опять пришел в Наркомфин, где продолжил странствия по этажам. На вопросы чиновников, что он здесь делает, пионер отвечал, что «принес папе забытые бумаги». Этого было вполне достаточно, чтобы от него отстали. За неделю добычей Егорова стали серебряная ложка, фарфоровая чашка из китайского сервиза, перочинный ножик, железное зеркало, пара пирожков, облигации пятилетки на сумму 75 рублей. Как признался Валя на допросе, в Наркомфине он «почистил» примерно 80 столов.

Последняя кража

Кроме Наркомфина СССР Егоров побывал с «проверкой» в Бауманском отделе народного образования. Оттуда он утащил портреты вождей, которые готовились для демонстрации. В здании столичного ЦК ВЛКСМ пионер украл писчую бумагу, комсомольские значки, карандаши, 20 рублей и продовольственные карточки.

Досадной осечкой стала «проверка» управления «Моснарпит». Руководитель «Моснарпита» Ян Ольский в прошлом служил в системе ОГПУ-НКВД и, когда увидел ребенка в одном из подчиненных заведений, сразу поинтересовался, что он там делает. Валя привычно отвечал, что является представителем «легкой кавалерии» и проверяет условия приготовления пищи для рабочих. Товарищ Ольский похвалил его за сознательность и предложил прийти в управление «Моснарпита», где ему выдадут официальную бумагу для проверки других столовых Москвы.

На следующий день Валя приехал в управление и поднялся в приемную. Экс-чекист пригласил его в кабинет, но из-за срочного звонка вышел, не сказав ни слова. Из кабинета мальчик ушел с наручными часами Ольского.

На следующий день, не испугавшись последствий, Егоров вновь пришел за удостоверением. Ситуация почти повторилась, и пока Ольский бегал что-то выяснять, пионер залез в его стол, откуда выудил золотой брелок и декоративный нож для вскрытия корреспонденции. Мальчик так увлекся процессом, что не слышал, как в кабинет вошел хозяин. Ошалевший от наглости чекист задержал воришку и вызвал милицию. Но по дороге в отделение Егоров убежал.

Этот случай ничему не научил мальчика, и он продолжил свои «проверки». Более того, пионер искренне считал, что помогает власти, заставляя чиновников проявлять бдительность и не оставлять открытыми кабинеты и столы. Вероятно, такая убежденность и помогла воришке избежать серьезного наказания. Следствие решило, что в действиях Егорова нет криминала, а сам он страдает одной из форм клептомании. В итоге его отправили на лечение в экспериментально-дефектологический институт. Дальнейшая его судьба осталась неизвестной.

Алексей МАРТОВ

Сталинский указ

12 апреля 1935 года в СССР вышло постановление Совнаркома «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних». Согласно ему, несовершеннолетних начиная с 12-летнего возраста, уличенных в преступлениях, стали привлекать к суду с применением всех мер уголовного наказания. Первым, кого расстреляли по новому указу, стал 15-летний маньяк Владимир Винничевский, изнасиловавший и убивший восемь детей.



,   Рубрика: Злодеи

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,205 сек. Потребление памяти:8.44 mb