Вперёд, на Луну, под красным флагом

Автор: Maks Ноя 1, 2019

Если речь заходит о советской лунной программе, в первую очередь на ум приходит имя Сергея Королёва. Но у главного ракетостроителя Страны Советов был серьёзный конкурент с собственными космическими амбициями и притязаниями — Владимир Челомей. Одновременно с ОКБ-1 Королёва, в конструкторском бюро Челомея разрабатывался принципиально новый космический корабль для пилотируемого беспосадочного облёта Луны.

Лунная гонка

Советская — как, впрочем, и американская — лунная программа разрабатывалась задолго до эпохального «рукопожатия в космосе» (знаковой стыковки аппаратов «Союз-19» и «Apollo», положившей конец яростному противостоянию в космосе) и имела весьма недружелюбный характер. Нашему многострадальному небесному спутнику прочили будущее важнейшего стратегического плацдарма. Тот, кто овладел Луной, получил бы неоспоримое право диктовать свои условия на международной арене.

Пресловутая лунная гонка, побочное ответвление холодной войны, наложила неизгладимый отпечаток на подготовку первых полётов человека за пределы земной орбиты. Если Соединённые Штаты без зазрения совести занимались неприкрытым самопиаром, независимо от того, «выстрелил» ли проект или потерпел неудачу, советские разработки особо не афишировались. А зачастую и вовсе держались в секрете или реализовывались под прикрытием смежных программ.

 

За примерами далеко ходить не нужно. В строжайшем секрете держалось само наличие у Страны Советов пилотируемой лунной программы. Данные о ней были обнародованы только в 1990 году, до этого момента официальная позиция была однозначной: СССР отправляет к естественному спутнику Земли исключительно автоматические станции. Кроме того, известно, что тестовые полёты кораблей «Союз-7К-Л1» (созданных для облёта космонавтами Луны без выхода на окололунную орбиту) в 1967—1969 годах проходили под формальными именами «Космос» и «Зонд».

После нескольких удачных запусков зондов по программе «Луна» в 1958—1959 годах, благодаря которым удалось на практике отработать переход на вторую космическую скорость, навигацию в межпланетном пространстве,выход на орбиту спутника и фотосъёмку лунной поверхности, советские инженеры решились на смелый шаг — создание пилотируемого аппарата для облёта Луны. Предприятие было отчаянным. Сама космонавтика на тот момент была ещё слишком юна и рискованна. Печальная судьба первых зондов — яркое тому доказательство. Тем не менее, трудности не остановили конструкторов. С одной стороны, решимости им добавляла пламенная речь любимца Америки президента Джона Кеннеди от 1962 года, заявившего перед лицом нации, что до конца десятилетия на Луну ступит первый человек — и это будет американец. С другой, уверенности прибавляли впечатляющие успехи советского ракетостроения, которым передовые державы могли только позавидовать.

Верхом на оружии

16 апреля 1962 года постановлением ЦК КПСС и Совета Министров «О важнейших разработках межконтинентальных баллистических и глобальных ракет и носителей космических объектов» были начаты проектные проработки космических экспедиций, в том числе —варианты лунных программ.

За создание космического аппарата на базе имеющихся ракет взялось ведущее конструкторское бюро страны — ОКБ-1 выдающегося конструктора и главного двигателя пионерии отечественной космонавтики Сергея Королёва.

Ранее «королёвцы» работали над модификациями уже имевшихся «Востока» и «Восхода», но после установления курса на Луну добились разрешения на проектировку нового пилотируемого корабля по теме «Союз».

Однако параллельно с головным бюро собственный проект межпланетного корабля предложило молодое ОКБ-52 амбициозного ракетостроителя Владимира Челомея.

На рубеже 50—60-х годов ОКБ-52 удалось спроектировать несколько весьма удачных образцов крылатых ракет для ВМФ. Завидные успехи на поприще ракетостроения способствовали тому, что бюро Челомея, наряду с ОКБ-1 и «Южным» КБ Михаила Янгеля, получило госзаказ на создание автоматического межпланетного корабля на атомном двигателе для полёта к Марсу. Для своего времени проект оказался слишком уж передовым.

Его так и не реализовали. Зато этот опыт позволил вчерашним «военным ракетчикам» по-настоящему замахнуться на покорение космоса. ОКБ-52, в частности, удалось продумать проект тяжёлой ракеты-носителя УР-500, показавшей выдающиеся лётные и технические характеристики.

Тем временем США во всеуслышание заявили о своих притязаниях на Луну. 3 августа 1964 года, с почти годовым отставанием от заокеанских соперников, вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об исследовании Луны и дальнейшем развитии работ по исследованию космического пространства», согласно которому ОКБ-52 поручался проект пилотируемого корабля для облёта Луны. В качестве носителя была утверждена уже готовая на тот момент УР-500. Честолюбивый Челомей со всем рвением берётся за работу.

Лунный корабль конструктора Челомея

Владимир Николаевич осознавал, что для того, чтобы превозмочь опыт и авторитет матёрых Королёва и Янгеля, ему необходимы принципиально новые, революционные решения. Так как в распоряжении конструкторов была только собственная двухступенчатая ракета-носитель, работа предстояла немалая.

Проект получил название ЛК-1 — «Первый лунный корабль». Для начала требовалось решить вопрос транспортировки на орбиту необходимого объёма полезного груза. Исходная ракета для этого была слишком «слаба». Решение нашлось в увеличении количества ступеней. УР-500 добавили дополнительную третью ступень и букву «К» в название. По расчётам, модифицированная УР-500 К уже без труда могла вывести на опорную орбиту высотой 186-260 км гораздо больший груз, чем ЛК-1 с проектной массой 17,87 тонн. На 585-й секунде полёта носитель должен был отделиться. После витка вокруг Земли включался доразгонный блок, сообщающий комплексу скорость, близкую ко второй космической, после чего аппарат должен был благополучно покинуть земную орбиту и взять курс на Луну.

Сам корабль состоял из четырёх базовых модулей: разгонного блока (РБ; блок А), приборно-агрегатного отсека (ПАО; блок Б), возвращаемого аппарата (ВА; блок В) и системы аварийного спасения (САС; блок Г).

Разгонный блок, самый тяжёлый компонент ЛК-1 массой 12,28 т, предназначался для коррекции траектории полёта к Луне. В случае неполадок с первыми ступенями, пороховой двигатель системы аварийного спасения должен был «отстрелить» ВА с космонавтом и обеспечить ему благополучное приземление. В приборноагрегатном отсеке помимо корректирующего двигателя размещался комплект научно-исследовательской аппаратуры с фототелевизионным оборудованием. Всё-таки кораблю с космонавтом на борту предстояло побывать в такой непроглядной дали, куда кроме автономных зондов ещё никто не забирался. В той же части корабля располагались системы жизнеобеспечения, температурные регуляторы, навигационные приборы и радиостанция связи. Электропитание всех систем обеспечивали солнечные панели, расположенные на противоположных сторонах корпуса, и работающие от топливных элементов дополнительные батареи.

ЛК-1 предполагалось сделать одноместным. Космонавт размещался в блоке В, по внутреннему устройству напоминавшем кабину истребителя с приборными панелями и иллюминатором. В возвращаемом аппарате поддерживалась стабильная азотно-кислородная атмосфера при нормальном давлении. Во избежание несчастных случаев, пилот во время всего полёта должен был находиться в скафандре, но снимать гермошлем и перчатки не возбранялось. Расчётная продолжительность полёта от старта до возвращения на Землю оценивалась в 6—7 суток.

Особое мнение

Советский лунный аппарат «7К-Л1»В августе 1965 года КБ Владимира Челомея предоставило подробный эскизный проект облётного лунного корабля ЛК-1 на суд межведомственной экспертной комиссии с привлечением членов НИИ-88, научно-технического совета, представителей правительства и ЦК КПСС. Несмотря на ряд замечаний, все подкомиссии, рассматривавшие отдельные разделы проекта, признали комплекс УР-500 К-ЛК-1 «жизнеспособным» и рекомендовали к реализации. Все, кроме представителей ОКБ-1.

Комиссионеры-«королёвцы» высказали особое мнение, что создание специального корабля для облёта естественного спутника нецелесообразно сразу по нескольким причинам. Во-первых, отправить пилотируемый аппарат к Луне необходимо было в самые кратчайшие сроки, а доработка, строительство и испытания ЛК-1 требовали времени, которого просто не было. Во-вторых, членам ОКБ-1 не вселяли доверия относительно небольшой полезный объём комплекса, «скромное» приборное оснащение и экипаж из одного человека. В экстренной ситуации эти аспекты могли стать решающими. И главное: облётный проход вокруг Луны должен был стать лишь пробным выпадом, отработкой конструкции и систем корабля перед последующей высадкой человека на наш искусственный спутник.

К тому моменту в ОКБ-1 уже готовился к лётным испытаниям спроектированный на базе «Союза» двухместный корабль «7К-Л1», который в состоянии был реализовать все цели лунной программы. Проще говоря, «королёвцы» намекали, что их проект перспективнее.

Авторитет именитого КБ решил судьбу челомеевского лунного корабля. В 1966 году постановлением Военно-промышленной комиссии проект ЛК-1 был официально закрыт на стадии макетирования. Тем не менее УР-500 К всё же была утверждена в качестве ракеты-носителя для «7К-Л1». Вечные соперники Королёв и Челомей должны были совместно проработать всё варианты облёта Луны и согласовать технические характеристики объединённого комплекса «Союза» и тяжёлого носителя, получившего название «Протон». Да-да, тот самый «Протон», который до сих пор используется для вывода геостационарных спутников, орбитальных станций и транспортировки грузов для космических аппаратов.

И всё же советскому человеку не суждено было ни ступить на Луну, ни сделать круг почёта по её орбите. Виной тому лихорадочное соперничество с США или бессистемный разброс лунных проектов по нескольким конструкторским бюро — не так уж важно. Аппаратам «7К-Л1» удалось свершить лишь автоматические беспилотные полёты (речь об аппаратах серий «Космос» и «Зонд»). Запуск первой миссии с космонавтами на борту планировался на 8 декабря 1968 года (на две недели раньше миссии «Ароllo-8»), но из-за высокого риска для экипажа был отменён. Право первенства осталось за американцами.

В мае 1974 года советская лунная программа была окончательно свёрнута. До этого момента и СССР, и США предприняли ещё несколько болезненных попыток перегнать друг друга в противостоянии за «спутник-плацдарм», но они оказались, как бы сейчас сказали, нерентабельны. И только в 1975 году страны-соперницы наконец поняли, что превзойти имеющиеся достижения удастся только сообща. Не будем судить, насколько искренним был дружественный жест программы «Союз— Ароllо».Так или иначе, он ознаменовал собой новую веху освоения космоса. А о старушке Луне все забыли на долгие десятилетия.

Аглая СОБАКИНА



, ,   Рубрика: Назад в СССР

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:58. Время генерации:0,231 сек. Потребление памяти:8.71 mb