«Я к вам пишу…»

Автор: Maks Дек 12, 2020

В 1951 году в Новгороде была обнаружена берестяная грамота. Это находка полностью поменяла представления ученых о Древней Руси.

«Плакали о них, как о мёртвых»

Историки всегда знали, что Киевская Русь не была «темным царством». Об этом свидетельствуют хотя бы памятники литературы и архитектуры, такие как «Повесть временных лет», «Слово о полку Игореве», киевский и новгородский Софийские соборы.

Но все это — вершины. А оценить средний уровень образования и грамотности населения Киевской Руси не было никакой возможности. Летописи говорят об этом крайне скупо.

Ясно, что грамотность стала распространяться с принятием христианства, когда потребовалось большое количество грамотных священников. В 988 году — в год Крещения Руси — киевский князь Владимир, по словам летописца, послал «собирать у лучших людей детей и отдавать их в обучение книжное». «Матери же детей этих плакали о них; ибо не утвердились еще они в вере, и плакали о них, как о мертвых».

Этот отрывок вызывает споры. Действительно, многое неясно. Кто такие «лучшие люди»? Что такое «обучение книжное» — элементарное обучение грамоте или получение более основательных знаний?

Судя по всему, было создано нечто вроде школ, в которых дети делились на несколько групп.

Следующий летописный отрывок относится уже ко времени правления Ярослава Мудрого. В 1030 году этот князь в Новгороде велел собрать 300 детей от старост и попов, чтобы «учить их книгам». То есть в школы направили детей священников и представителей городской администрации.

В Киеве Ярослав Мудрый создал школу переводчиков, которые переводили с греческого языка книги, прежде всего богослужебные и исторические. Эта школа работала при Софийском соборе. Центрами обучения в те времена вообще были монастыри и церкви.

В 1086 году княжна Анна Всеволодовна, сестра Владимира Мономаха, организовала при Андреевском монастыре первое в Европе училище для девочек. Их обучали «писанию, також ремеслам, пению и швению».

В XI веке князья и княжны получали вполне приличное образование. К примеру, Анна Ярославна, дочь Ярослава Мудрого, стала королевой Франции и расписывалась за своего неграмотного мужа — короля Генриха I.

Всеволод, сын Ярослава Мудрого, знал пять иностранных языков. А та же Анна Всеволодовна лично возглавляла посольство в Византию.

Позже культура добралась и до Северо-Восточной Руси. Во Владимире при князе Константине Всеволодовиче существовала школа, которую смело можно назвать высшим учебным заведением.

«Что ко мне не приходил?»

Новгородская берестяная грамота XI векаОднако долгие годы считалось, что в Киевской Руси грамотной была очень узкая прослойка — князья, бояре, священники. А основная масса ни читать, ни писать не умела. Эту точку зрения опровергли археологи.

С 1930-х годов в Великом Новгороде работала археологическая экспедиция под руководством профессора Артемия Арциховского. 26 июля 1951 года было сделано выдающееся открытие — найдена первая берестяная грамота. Этот день сейчас отмечается как День берестяной грамоты.

Как ни странно, открытие было сделано не профессиональным археологом, а работницей Новгородского мебельного комбината Ниной Акуловой, которая подрабатывала в экспедиции во время отпуска по беременности.

На данный момент в Новгороде обнаружено более 1100 берестяных грамот. Ученые считают, что новгородские культурные слои хранят в себе еще около 20 тысяч грамот.

Берестяные грамоты найдены и в других городах — Старой Руссе, Смоленске, Пскове, Москве. Но основной массив — из Новгорода.

Береста — березовая кора — была удобным и дешевым писчим материалом. На нем не писали чернилами, а процарапывали буквы писалом — заостренным стержнем.

Древнейшая берестяная грамота относится к первой половине XI века, примерно к тем годам, когда Ярослав Мудрый основал в Новгороде первую школу.

Берестяные грамоты — ценнейший источник, который показывает нам повседневную жизнь новгородцев. Они рассказывают о том, о чем молчат летописи.

Летописи, книги, официальные документы в Новгороде составлялись, как и положено в Средние века, на пергаменте. На бересте люди делали записи личного характера, вели переписку.

Оказалось, что в Новгороде умение читать и писать вовсе не было уделом избранных. На бересте писали и бояре, и дружинники, и купцы, и ремесленники, и даже крестьяне.

Грамотными были и женщины, что вообще большая редкость для средневековой Европы. Новгородские женщины обладали высоким статусом: они заключали договоры и выступали, в судах. В конце концов, они нередко давали мужьям наказы («приказы»).

17 берестяных грамот, найденные в Новгороде, принадлежали мальчику Онфиму. Это нечто вроде современных школьных тетрадей. Записи Онфима дают представление о том, как в те времена строился учебный процесс. А главное — мы убеждаемся в том, что дети во все времена остаются детьми. Онфим не только учился писать, но и рисовал. Как современные мальчишки рисуют солдатиков, так и он рисовал воинов или просто забавных человечков.

Да и взрослые новгородцы, по правде говоря, не слишком отличались от нас. О чем они писали? Обо всем.

Большинство берестяных грамот — это частные письма делового характера. Некая Марина просит сына купить на рынке ткань. Кто-то просит взять у Тимофея 50 рыбин в долг. Кто-то, наоборот, отчитывается: «Вот мы послали 16 лукошек меда, а масла три горшка. А в среду две свиньи и колбасу». Это, кстати, первое упоминание о колбасе на Руси.

Как и мы, новгородцы сталкивались с бытовыми проблемами. Например, сестра пишет брату, что ее муж водит в дом любовницу, и они, напившись, бьют ее до полусмерти. Брат должен немедленно приехать и разобраться с негодным и неверным мужем сестры.

Тысячу лет назад люди тоже страдали от любви. Некая девушка XI века написала целое любовное послание: ««Я посылала к тебе трижды. Что за зло ты против меня имеешь, что ко мне не приходил? А я к тебе относилась как к брату! А тебе, я вижу, это не любо. Если бы тебе было любо, то ты бы вырвался из-под людских глаз и пришел. Может быть, я тебя по своему неразумию задела, но если ты начнешь надо мною насмехаться, то суди тебя Бог и я недостойная».

Историки в шутку, сравнивают это послание с письмом Татьяны к Онегину.

Среди берестяных грамот попадаются и объявления. Одна из грамот предупреждает, что на площади в ближайшие дни будут проводиться ремонтные работы. Новгородцы не всегда сдерживали себя. Есть берестяные грамоты с матом. Привести текст нет никакой возможности, но важно, что эти надписи опровергают расхожее представление, будто мат пришел к нам от татар.

«Я тут был»

Поначалу ученые считали, что тексты на берестяных грамотах ужасно безграмотны. Но потом выяснилось, что в Древней Руси существовал особый бытовой язык, отличный от книжного, которым написаны летописи. И в рамках этого бытового языка новгородцы писали очень даже грамотно.

Помимо текстов на бересте, о грамотности говорят и граффити — надписи на зданиях. Их выцарапывали теми же писалами, что и берестяные грамоты.

Нередко новгородцы писали на церквях. Это раздражало священников, посылавших проклятие в адрес авторов текстов — «усохните руки». Проклятия, впрочем, не останавливали любителей оставить автограф. Чаще всего они не отличались оригинальностью и были такими: «Петр писал», «Иван писал на Петров день» и даже совсем незамысловатое «Я тут был». Очень похоже на надписи в наших подъездах.

Мощнейший удар по русской культуре нанесло татаро-монгольское нашествие. Пострадал даже Новгород, до которого захватчики не добрались. И в 1551 году на Стоглавом соборе с сожалением вспоминали, что раньше, мол, были школы и грамотных людей было много. К тому времени об эпохе общекультурного подъема остались одни воспоминания.

Борис САРПИНСКИЙ

, , ,   Рубрика: Историческое расследование 288 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:27. Время генерации:0,193 сек. Потребление памяти:7.27 mb