Я полюбил страдание

Автор: Maks Ноя 1, 2022

В 1961 году на Первом кладбище Симферополя появилось надгробие со странной надписью: «Архиепископ Лука Войно-Ясенецкий. Доктор медицины, профессор хирургии, лауреат». Действительно, под скромной могильной плитой нашел последнее пристанище человек, которому удалось невозможное — совместить церковное служение с работой за операционным столом.

МУЖИЦКИЙ ДОКТОР

История жизни архиепископа Луки — это история нашей страны в XX веке. История многострадальная, мучительная, полная репрессий, арестов, покалеченных судеб. В то же время это история, подарившая примеры беззаветной любви к Богу, своей родине и людям. То, что перенес этот человек, и то, что сделал, можно приравнять к подвигу: за ним — тысячи спасенных жизней и тысячи спасенных душ. И даже после своей смерти Лука продолжает творить чудеса и спасать людей…

Валентин Войно-Ясенецкий родился в 1877 году в Керчи. Принадлежал к древнему и знатному роду, некогда служившему польским и литовским королям. Дед же Валентина ходил в лаптях, жил в курной избе и держал мельницу. Отец, Феликс Станиславович, открыл аптеку. В семье было пятеро детей, и Валентин с детства знал, что такое нужда. Однако дети получили хорошее образование.

В 1889 году семья переехала в Киев, и Валентин поступил в художественную школу. У парня был талант рисовальщика, и свое будущее он связывал с живописью. Но во время вступительных экзаменов в Петербургскую академию художеств им овладело тяжелое раздумье о том, правильный ли жизненный путь он выбрал. И молодой человек подал документы на медицинский факультет Киевского университета, чтобы приносить пользу обществу.

В 1903 году блестяще окончил университет и заявил о своем желании стать земским врачом. Все были в ужасе. «Я изучал медицину с исключительной целью: быть всю жизнь земским, мужицким врачом» — так объяснил свой странный поступок молодой врач и отправился с Красным Крестом на Дальний Восток, где шла Русско-японская война.

Его сразу поставили заведующим хирургическим отделением — Валентин Феликсович оперировал много и весьма успешно. Одна из сестер милосердия, Анна Васильевна Ланская, дала обет безбрачия, два врача сватались к ней, но оба получили отказ, а Войно-Ясенецкий добился руки и сердца. Молодые поженились. У них родилось четверо детей. Забегая вперед, скажем, что все пошли по стопам отца.

Семья много переезжала — Симбирск, Москва, Саратовская, Курская губернии, Переславль-Залесский, Золотоноша. Талантливый врач не щадил себя — работал по 12-14 часов в сутки, оперировал и вел прием. По 200 амбулаторных больных в день! Больше 300 хирургических операций в год! Выезды на дом. В больницах не было канализации, отопления, водопровода, электричества, инструменты для операций кипятили в самоварах. Но Валентин Феликсович умудрялся находить время и для научной работы: его интересовала новая область медицины — гнойная хирургия. Когда он поставил себе целью написать об этом книгу, в его голове зародилась странная неотвязная мысль: «На ней будет стоять имя епископа». Его первая монография увидела свет в 1915 году. За эту работу врач мог бы получить премию Варшавского университета, но на руках не осталось ни одного экземпляра книги, чтобы представить комиссии, а средств на переиздание не было.

ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ

Валентин Войно-ЯсенецкийВ 1916 году Войно-Ясенецкий обнаружил у жены первые признаки туберкулеза и решил участвовать в конкурсе на должность главврача ташкентской городской больницы. В начале 1917 года выиграл конкурс и отправился с семьей в Среднюю Азию. До поры там было тихо, но в 1919-м вспыхнуло антибольшевистское восстание. Доктор спрятал у себя на квартире тяжелораненого казачьего есаула, но нашелся «добрый» человек и донес в ЧК. Главврача арестовали.

Так началось многолетнее противостояние Войно-Ясенецкого с советской властью. Арест мужа окончательно подорвал здоровье Анны Васильевны, и она скончалась в октябре 1919 года. На руках у доктора остались четверо детей. Бедность и голод приводили его в отчаяние. Дети вспоминали, как по вечерам отец мыл полы, накручивая на половую щетку старые бинты, а на обед подавал тухлую квашеную капусту в мутной воде. Валентин Феликсович все больше времени проводил в храме, пока окончательно не утвердился в намерении стать священником.

В феврале 1921 года его рукоположили во иерея. Хирург и заведующий кафедрой топографической анатомии и оперативной хирургии по воскресеньям служил в церкви, в будни читал лекции в рясе и с крестом на груди, а перед операцией молился, крестил ассистентов, сестер и рисовал йодом крест на теле больного.

В 1921 году по сфабрикованному обвинению Войно-Ясенецкого упекли за решетку. «Как вы, врач, можете верить в Бога, если никогда не видели его?» — пытал его на допросе следователь. Ответ последовал незамедлительно: «Бога я действительно не видел, но много оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, никогда не видел там ума. И совести там тоже не находил». Дело развалилось. Доктора отпустили на свободу. Но ненадолго.

В 1923-м Валентин Феликсович был пострижен в монахи с именем Лука и наречен епископом Барнаульским, викарием Томским. Вскоре студенты вышли на митинг, требуя уволить опального профессора. Руководство университета ответило отказом, но уже через два дня архиепископа Луку арестовали. Его всячески склоняли отказаться от веры — он стоял на своем. Итог — ссылка. Поезд, на котором Луку везли в Сибирь, полчаса не мог тронуться с места: прихожане и бывшие пациенты ложились зимой на рельсы, не давая увезти любимого батюшку.

«САНА Я НИКОГДА НЕ СНИМУ»

В 1924 году Лука прибыл в Енисейск и сразу взялся принимать больных на дому. Доверие к нему было так велико, что запись велась на несколько месяцев вперед. На дому батюшка также служил и проповедовал. Наказание не заставило себя ждать — ГПУ спровадило его в глухую деревню Хая. Но и этого показалось мало — мерой пресечения стала высылка в деревню Плахино, в 230 км за Полярным кругом. Зима 1924 года выдалась такой суровой, что птицы замерзали на лету и камнем падали на землю. В избе доктора сквозь щели наметало сугробы до колена, а вода в кадке покрывалась толстым слоем льда.

В этих условиях Лука крестил детей, проповедовал, лечил. Между тем в Туруханске из-за неумелых действий врачей умер крестьянин, и люди пошли с косами и вилами чинить погромы, требуя призвать в больницу на работу Войно-Ясенецкого. Власти вынуждены были уступить. Доктора вернули из ссылки, но ненадолго. После очередного обвинения его отправили в Северный край. Но и в Котласе, и в Архангельске он по-прежнему вел прием больных и служил.

Его вызвали в Москву и предложили хирургическую кафедру в обмен на отказ от сана. «Сана я никогда не сниму», — прямо заявил Лука. Его отпустили, и во время этой небольшой вольницы он успел выпустить монографию «Очерки гнойной хирургии». В 1937 году — новый арест. Обвинения — убийства пациентов на хирургическом столе и шпионаж. К нему применили новый метод допросов — конвейерный: 13 суток без сна. Войно-Ясенецкий терял сознание, но ни на кого не донес и не отказался от веры. Вместо этого объявил голодовку. Приговор — 5 лет ссылки в Красноярский край.

В КРЫМУ

Когда началась Великая Отечественная война, осужденный Войно-Ясенецкий написал Калинину: «Прошу мою ссылку прервать и направить в госпиталь. После войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука». Редкий случай, когда попа поставили главным хирургом эвакогоспиталя и консультантом всех госпиталей Красноярского края. В декабре 1945 года он был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», а в 1946-м за научную деятельность епископу Луке присудили Сталинскую премию. Большую ее часть тот перевел в детские дома.

После войны архиепископ указом патриарха был переведен в Симферополь. Как всегда, отношения с властями не сложились, а вот простой народ души в батюшке не чаял. Он служил в церкви и, как обычно, принимал на дому. А когда полностью ослеп, стал диктовать мемуары, вышедшие под названием «Я полюбил страдание». 11 июня 1961 года, в День Всех Святых, Лука скончался. В 1996-м мощи причисленного к лику святых епископа перенесли с кладбища в собор. Реабилитирован посмертно в 2000 году.

Любовь ШАРОВА

МОЛИТВА

Летом 2002 года семья Назара Стадниченко приехала из далекого Мурманска в Феодосию на отдых к бабушке. Мальчик учился музыке и собирался посвятить ей жизнь. Но его планы рухнули в один миг. Когда Назар закрывал квартиру, сильным порывом ветра захлопнуло входную дверь, и фаланги третьего и четвертого пальцев его левой руки превратились в кровавое месиво. Назара прооперировали, но пальцы превратились в обрубки. Бабушка уговорила родных ехать к мощам святителя Луки в Симферополь. Там в Свято-Троицком соборе они припали к раке с мощами и стали просить епископа об исцелении. К искалеченным пальцам прибинтовали икону, и каждый день мазали их маслом от мощей. Через несколько недель врачи констатировали: кости стали расти, и даже сформировались ногти. Доктора были в шоке — со временем пальцы полностью восстановились. Меньше чем через год Назар занял второе место на фортепианном конкурсе «Североморские затеи» в Мурманске. В 2011 году по телевидению прошел фильм «Сильнее смерти. Молитва», музыку к которому написал Назар. Один из сюжетов был посвящен епископу Луке Войно-Ясенецкому, которого Стадниченко считает своим спасителем.

  Рубрика: Легенды прошлых лет 146 просмотров

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒

https://zagadki-istorii.ru

Домой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:48. Время генерации:0,238 сек. Потребление памяти:9.32 mb