Заправилы советской эстрады

Автор: Maks Дек 3, 2021

В 1985 году шесть советских певцов и певиц удостоились не званий и наград, а новой, невиданно высокой концертной ставки — 225 рублей. Одно выступление приравнивалось к месячной зарплате высококвалифицированного рабочего или инженера. Список высокооплачиваемых счастливчиков возглавляли Иосиф Кобзон и Людмила Зыкина.

«Царь» и «царица» советской песни работали в разных жанрах, но пересекались на концертах, причем не столько на гастрольных, сколько на «высочайших», кремлевских. Конкурентами Зыкина и Кобзон не являлись, и сопоставление их элитного образа жизни интересно скорее в гендерном плане: как иллюстрация идеальной карьеры-мечты представителей советского эстрадного официоза.

Небо в бриллиантах

Как и у номенклатурной элиты, признаками принадлежности к элите богемной были квартиры, дачи, антиквариат. Модным увлечением с 1960-х годов стало собирание икон. И Зыкина тоже их собирала, хотя речь шла не о хобби, поскольку певица была человеком верующим. К хобби, скорее, можно отнести коллекционирование драгоценностей, к которому она пристрастилась еще в начале своей артистической карьеры. Такое увлечение объясняют ее бедным детством.

Людмила родилась в 1929 году в семье медсестры и рабочего. До того, как отец ушел на фронт, жили они, что называется, не хуже людей. Но война все поломала: отец вернулся и нашел себе другую жену, а Люсе, чтобы помочь матери, пришлось работать токарем на заводе. Потом устроилась санитаркой.

В артистки попала через самодеятельность, получив после победы на конкурсе место в хоре имени Пятницкого. И пошла дальше, шаг за шагом, к вершинам певческого Олимпа.

Замужем была три раза, и все три раза неудачно. Журналисты утверждают, что много лет продолжался ее роман с командиром Кантемировской дивизии Героем Советского Союза генерал-лейтенантом Николаем Филиппенко, который в том числе помогал ей и в организации концертов. Но, вообще-то, покровители у нее были намного крупнее.

Среди предполагаемых ухажеров Зыкиной называли самого Председателя Совета министров СССР Николая Косыгина. А в качестве платонических поклонников таланта драгоценности ей дарили даже первые лица СССР — Никита Хрущев и Леонид Брежнев.

Конечно, и работала Зыкина по-ударному. Только в ходе зарубежных гастролей она побывала в 62 странах мира, включая закрытую Северную Корею. Тамошний лидер Ким Чен Ир тоже относился к ее поклонникам.

В 1972 году руководитель советского (а впоследствии и независимого) Азербайджана Гейдар Алиев заказал на Бакинском ювелирном заводе для певицы колье, включавшее 127 бриллиантов чистой воды, каждый весом полтора-два карата на желтом и белом золоте. Зыкина отдарилась золотым перстнем.

В советское время по стоимости коллекция драгоценностей Зыкиной как минимум находилась на том же уровне, что и коллекции других «бриллиантовых принцесс» — Галины Брежневой и Ирины Бугримовой.

Певицу прекрасно знали в ювелирных магазинах, откладывая для нее эксклюзивные вещи. Не обходилось, видимо, и без услуг контрабандистов.

Особую роль играли подарки: в основном от представителей стран Востока, на которых не только голос, но и типично русская красота Зыкиной производила гипнотическое впечатление. Индийские руководители, например, презентовали ей серьги и подвеску из крупных природных изумрудов-кабошонов с бриллиантами и алмазами на золоте и серебре.

Те, кто был знаком с коллекцией, отмечали также бриллиантовые серьги на 70 тысяч долларов с крупным бриллиантом редкой старинной огранки «кушон». И еще роскошный бриллиант, подаренный греческим миллиардером Аристотелем Онассисом.

Поговаривали, что ухаживал за певицей и некий высокопоставленный американский чиновник, предлагавший ей руку и сердце. Но, во-первых, она ему отказала, а во-вторых, о том, что он ей дарил какие-нибудь украшения, история умалчивает. Американцы от склонных к широким жестам владык Востока все-таки отличаются…

Опасаясь ограбления, Зыкина не оставляла коллекцию в своей роскошной квартире на Котельнической набережной или на даче в Архангельском, а возила с собой.

После кончины певицы начались разборки между наследниками, многое выставили на аукцион. Лоты расходились быстро: простенький серебряный браслетик, приобретенный когда-то за копейки, ушел за 100 тысяч.

Большую часть украшений скупил представитель неизвестного лица — предположительно, наследник иранского шейха Давуд Аббас Ахмади.

Авторитетный друг

Иосиф КобзонИосиф Кобзон. Дом - полная чаша был на восемь лет младше Зыкиной, но с ее судьбой у него имелись странные пересечения.

Во-первых, он тоже трижды связывал себя узами брак, хотя финальная попытка все же оказалась успешной. Во-вторых, отец его, будучи призван во время войны в армию, после Победы в семью тоже не вернулся. Правда, был он не пролетарием, а работником руководящего звена среднего уровня.

Родился Иосиф в городке Часов Яр на пролетарском Донбассе. В 1959 году стал солистом Всесоюзного радио. С 1962 года — солист Москонцерта.

Выступал он много, выбрав себе политически грамотную нишу — речь шла о патриотической, или, как еще говорили, гражданской песне — про революцию, коммунизм, Ленина, БАМ. С патриотической темой тоже все ясно — песни к «Семнадцати мгновениям весны» стали классикой.

В 1964 году в саду «Эрмитаж» на концерте звезд тогдашней эстрады произошло знакомство Кобзона с Высоцким. Кобзон выступал, а Высоцкий искал, кому из исполнителей продать свои песни. Бард недавно женился на Людмиле Абрамовой, стал отцом, и деньги требовались до крайности.

Кобзон на это предложение ответил отказом, но не из жадности, а лишь адекватно оценив «купца» и «товар»: «Ты, Володя, эти песни сам скоро будешь петь с эстрады. А деньгами я тебя и так могу выручить. Когда разбогатеешь — отдашь».

Высоцкому он дал 25 рублей — деньги для той компании и по тем временам довольно приличные и оказавшиеся очень кстати.

В 1973 году вступил в партию и получил звание Заслуженного артиста РСФСР, в 1975-м — получил премию Ленинского комсомола. Гафт тогда сочинил эпиграмму: «Как не остановить бегущего бизона, так не остановить поющего Кобзона».

В 1978 году певец имел высшую эстрадную ставку в «Москонцерте» — 19 рублей и тогда же купил себе в Переделкино дачу маршала Павла Рыбалко за 70 тысяч. Говорил, что для этого влез в долги, но вопросы все равно оставались.

Пост руководителя эстрадного отделения в училище Гнесиных повысил ставку Кобзона в разы — до 128 рублей 25 копеек. По отдельным тарифам оплачивались поездки на концерты в Афганистан, вокруг которых ходило много легенд. Говорили, что в багаже с аппаратурой для концертной группы Кобзона в СССР контрабандой провозили импортный ширпотреб, аудио-и видеотехнику. Якобы прокручивалось это с ведома высоких чинов. Но попался кто-то не коррумпированный, контрабанду нашли, Кобзона хотели исключить из партии.

Сам певец рассказывал, что из партии его хотели исключить в 1983 году за то, что на концерте в Колонном зале позволил выйти на сцену генеральному секретарю «Общества дружбы Израиль — СССР» Гужанскому, чтобы спеть израильскую песню.

Свои еврейские корни Кобзон не скрывал и в перестроечное время, когда Москва и Тель-Авив восстанавливали дипломатические отношения, он оказался очень востребован.

Вообще, умение дружить с нужными людьми, причем вне зависимости от имеющихся у них на текущий момент возможностей, и было главным увлечением Кобзона, заменявшим ему все хобби. Хотя и предметов роскоши у певца было предостаточно. Во всяком случае, перефразированная поговорка «Будешь иметь сто друзей, будешь иметь сто рублей» — это про Кобзона.

Олег ПОКРОВСКИЙ

ДОРОЖЕ ДЕНЕГ…

В июле 1980 года на похоронах Высоцкого Кобзон, придя к директору Ваганьковского кладбища, достал пачку сторублевок и попросил найти для умершего певца достойное место. Директор место нашел, не взяв денег…

Загадки истории » Дворцовые тайны » Заправилы советской эстрады

, , ,   Рубрика: Дворцовые тайны 165 раз просмотрели

Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:35. Время генерации:0,196 сек. Потребление памяти:9.63 mb