Женитьба по уставу

Автор: Maks Апр 20, 2019

В общественном сознании сформировался своеобразный образ царского офицера: дуэлянт, картежник, а главное — гроза девиц и замужних дам. Проблема в том, что само государство ставило офицерам препоны на пути к тихому семейному счастью.

Сначала — служба, потом — семья

В допетровские времена частная жизнь командного состава армии мало кого заботила. Как, впрочем, и его профессиональная подготовка. Затем ситуация меняется. Офицеры становятся ценным ресурсом, в который государством вложены средства. Отныне офицер не принадлежал себе. Сначала он должен был послужить Отечеству, а уже потом думать о делах амурных и семейных.

Регламент об управлении Адмиралтейства и верфи 1722 года гласил: «Запрещается гардемаринам без указа жениться, под штрафом 3 года быть в каторжной работе. А в Коллегии Адмиралтейской не позволять жениться ранее 25 лет».

В 1764 году «возрастной ценз» распространился на остальной офицерский состав, а с 1796 года все лица военного сословия были обязаны испрашивать разрешение на вступление в брак у полкового начальства.

Император Павел I и вовсе взял амурную часть жизни армии под личный контроль. Он обязал военных подавать прошения о браке непосредственно на высочайшее имя. Император видел себя мудрым отцом, устраивающим счастье своих детей-подданных, но на деле это только прибавило ему ненавистников среди военных.

Иногда Павел даже устраивал браки по своей инициативе, мало интересуясь желаниями молодоженов. Ведь он — император, а значит, ему виднее.

Так, в 1800 князь Петр Багратион получил «царский подарок» в виде Екатерины Скавронской, к которой не питал ни малейшей симпатии. Причем это чувство было взаимным.

«Счастливая» пара пять лет не слишком убедительно имитировала семейную идиллию, после чего княгиня уехала за границу и с тех пор отношения между супругами поддерживались только по переписке.

Невесты из-за границы

Свадьба по уставу

Создать семью — это была большая проблема для офицера

Александр I, взойдя на престол, поспешил вернуть решение брачных дел офицеров в руки военного начальства. В то время сложилась практика, что офицеры женились, получив в командование роту или же после отставки. Жалованье младших офицеров просто не позволяло содержать семью.

А затем начались Наполеоновские войны. Полковниками и генералами становились еще молодые офицеры. Они с легкостью давали разрешение на брак своим подчиненным, с которыми зачастую находились в приятельских отношениях.

Из Заграничного похода офицеры массово возвращались с иноземными женами — француженками, полячками, немками. Часто такие браки заключались, деликатно выражаясь, под влиянием момента, а невесты, по едкому выражению генерала Александра Бенкендорфа, «составляли предмет их собственного стыда и родительского отчаяния».

Бенкендорф, будущий шеф жандармов, предлагал военному руководству следующее: «Было бы весьма полезно ограничить легкость вступления в брак офицеров. Можно бы запретить офицерам, не имеющим средств, вступать в брак ранее достижения ими подполковничьего чина и не иначе, как если невеста представит доказательство получения ею ежегодно постоянного дохода в тысячу рублей… Брак, совершенный без согласия родителей или разрешения начальства, будет признан недействительным».

Александру I, занятому вопросами общеевропейского масштаба, было не до подобных мелочей. У Николая I тоже дел хватало. Однако его беспокоило, что появилось слишком много женатых, но бедных офицеров. И он создал специальный комитет для разработки законопроекта об офицерских браках.

При Николае I вообще создавалось огромное количество всевозможных комитетов. Но они, как правило, только заседали, не принимая никаких решений. Не стал исключением и комитет по офицерским бракам. И только в царствование Александра II, в 1866 году, по этому поводу был издан закон.

У высоких берегов Амура

По этому закону, офицер мог вступить в брак не ранее 23 лет (в армии офицеры начинали служить с 16-17 лет). Если ему еще не исполнилось 28 лет, он должен был предоставить так называемый реверс — доказательство того, что у него (или у невесты) достаточно средств для обеспечения семьи. Изначально требовалось «чистого дохода не менее 250 рублей». В дальнейшем реверс только повышался. В 1907 году он уже равнялся 1200 рублям.

Впрочем, имелись послабления: при заключении брака с дочерьми других офицеров и военных врачей требования к реверсу уменьшались вполовину.

Была возможность вступить в брак и совсем без реверса. Но только в том случае, если офицер нес службу в Амурской области. Правда, в XIX веке там чаще можно было встретить на улицах тигра или медведя, чем незамужнюю даму.

Разрешение на брак давал командир части. Кроме реверса, он рассматривал вопрос о «пристойности» брака. Женитьба без разрешения имела самые неприятные последствия, вплоть до ареста и увольнения со службы.

«Пристойность» определялась законом довольно расплывчато: «Требуется, чтобы невеста была доброй нравственности и благовоспитания. Кроме того, при разрешении брака должно быть принято во внимание общественное положение невесты».

Категорически запрещалось жениться на актрисах, дамах легкого поведения, разведенных, цыганках, еврейках. Под запрет попадали дочери лиц неблаговидных профессий, например, ростовщиков. Весьма спорными партиями признавались избранницы из мещанских и крестьянских сословий, а также «эмансипе», то есть самостоятельно зарабатывающие на жизнь работой в банке, школе, конторе и т. д.

Во многом эти требования объяснялись тем, что невеста вступала в общество «полковых дам» и считалась частью полка, так же как и ее муж.

Офицерский суд

Если возрастные ограничения офицерами принимались в целом безропотно, то требования реверса и пристойности брака постоянно вызывали бурные дискуссии.

Сумма реверса существенно превышала возможности большинства офицеров, не занимавших высшие командные должности и не имевших богатых родственников. Богатых невест, конечно, на всех не хватало, что вынуждало офицеров на пути к личному счастью пускаться в различные злоупотребления — подделывать финансовые документы, влезать в неподъемные долги, а то и вовсе разворовывать армейское имущество.

Неудивительно, что многие офицеры в мемуарах, а в начале XX века и в периодической печати, не упускали случая высказать все, что они думают о государстве, которое не может обеспечить им жалованье, достаточное для содержания семьи.

Один из офицеров иронизировал: «Запрещать брак надо лишь потому, что родители жениха и невесты не сумели приобрести или сберечь нужный реверс, а богатая тетушка, если такая есть, не хочет своевременно умереть».

Военные, выбравшие неподобающих, с точки зрения командира части, невест, часто оказывались перед выбором — семья или служба. Из-за этого армия теряла множество дельных и способных офицеров.

Николай II понял, что нужно исправлять ситуацию. И в 1909 году отменил реверс. А вопрос о «пристойности» брака передал на рассмотрение офицерского суда, то есть сослуживцев жениха. Однако окончательное решение оставалось за командиром части. Минимальный возраст остался тем же — 23 года.

Однако в начале XX века на закон об офицерских браках стали смотреть сквозь пальцы. Все чаще армейские офицеры устраивали свое личное счастье безо всяких разрешений. Нарушители подвергались символическим дисциплинарным взысканиям, которые никак не отражались на дальнейшей службе. Впрочем, в гвардии на такие вещи смотрели строже.

С началом Первой мировой войны о требованиях «пристойности» брака совсем позабыли. Офицеры-дворяне гибли, им на смену приходили выходцы из крестьян и мещан, составившие почти 80% младшего офицерского корпуса. Тут уж не до «пристойности».

Дмитрий ШУХМАН



, ,   Рубрика: Дворцовые тайны

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:61. Время генерации:0,176 сек. Потребление памяти:8.3 mb