Золотой мираж древнего царства

Автор: Maks Дек 21, 2018

Почти 25 лет Новый Свет не оправдывал ожиданий европейцев: испанские корабли возвращались в Европу пустыми. Наконец в 1517 году Франсиско Эрнандес де Кордоба открыл край майя — Юкатан. Хуан де Грихальва еще через год подобрался к ацтекским границам. Он привез с собой так много золота, что Диего Веласкес, губернатор Кубы, решил снарядить экспедицию для завоевания этой страны.

Экспедиция под началом Эрнандо Кортеса началась 18 февраля 1519 года — в этот день его корабли отплыли от берегов Кубы. В марте он высадился на мексиканском побережье. Вскоре к испанцам прибыло посольство от правителя ацтеков Монтесумы II с дарами.

Ошибка Монтесумы

Дары были воистину царские: «…диск, подобие солнца из чистого золота, величиною с тележное колесо… и стоил он… более десяти тысяч песо; и еще другой диск, серебряный, представлявший луну, ослепительно блестящий… двадцать золотых уточек, отлично сработанных и похожих на живых, и изображения каких-то животных вроде собак… и много золотых фигурок, представлявших тигров, львов и обезьян, и десять ожерелий искуснейшей работы, и разные подвески, и дюжину стрел длиною в пять пядей — и все фигурки… были из чистого золота, но дутые… Столько было всего, что по давности лет я и не упомню», — описывал полученные ценности участник похода Берналь Диас дель Кастилио.

Кем посчитал Монтесума Кортеса — богом или посланником заморского царя, — так и остается неизвестным. Однако, надеясь откупиться, он совершил фатальную ошибку — продемонстрировал огромные богатства и разбудил алчность пришельцев.

Кортес не хотел делить богатый приз с Веласкесом. Он основал на побережье город Веракрус, а после инсценировал переворот, в ходе которого новоиспеченный магистрат «провозгласил» его главнокомандующим. Теперь, по испанским законам, он подчинялся не губернатору Кубы, а самому королю. Чтобы задобрить монарха, генерал послал в Испанию все золото, включая долю каждого солдата. В приложенной реляции хвастливо заверял: мол, я отправляюсь к Монтесуме, и «либо возьму его в плен, либо убью, либо сделаю подданным… короны»

Знай Кортес об ацтеках побольше, вряд ли бы решился покорять их.

Это небольшое, но воинственное племя меньше чем за 200 лет прошло путь от нищеты до могущества. В 1325 году ацтеки основали поселение Теночтитлан на острове в центре озера Тескоко, а накануне конкисты управляли территорией, занимающей треть современной Мексики (штаты Веракрус, Пуэбла, Идальго, Мехико, Морелос, часть Герреро и Оахаки, а также побережье Чьяпаса), подчинив более древние народы. Небольшое островное поселение превратилось в столицу империи, куда стекались богатства из всех покоренных земель. Держать их в узде помогала религия. Для этого ацтеков провозгласили избранным народом, призванным насыщать Солнце кровью жертв. Ацтеки были безжалостны к врагам, но и сами не страшились смерти, ведь павшим предопределено было стать свитой Солнца.

Удивительная столица

8 ноября 1519 года 400 испанцев добрались до ацтекской столицы. Монтесума устроил им торжественную встречу, одарил золотом (Кортес получил ожерелье с восемью подвесками «в виде золотых креветок… величиною с подушечку пальца») и поселил во дворце своего почившего отца Ашаякатля. Несколько дней белые осматривались. Дивились величине и планировке островного города, соединенного с сушей тремя дамбами и пересеченного множеством каналов. Восхищались изобилием товаров на рынках (там продавались и изделия из золота, а разменной монетой служили какао-бобы и трубки, заполненные золотым песком). Ужасались кровавым ацтекским обрядам. Изумлялись грандиозности «божьих домов» (теокалли) — пирамид со множеством ступеней. Умилялись роскоши дворцов, в которых простота архитектуры компенсировалась пышностью внутренней отделки. Поражались порядку и дисциплине ацтеков. Кортес сообщал королю: «…здешний обиход и обращение почти не уступают образу жизни в Испании, благоустройства и порядка здесь не меньше, и как подумаешь, что народ здесь дикий… то можно лишь дивиться, сколь разумно здесь все устроено».

При описании царских богатств завоеватель впадает в патетику: «…мыслимо ли… что у владыки дикарей… имеются изображения из золота, и серебра, и каменьев, и перьев всего, что есть в поднебесной и водится в его владениях, и сии золотые и серебряные фигурки столь натуральны и похожи, что в мире не найдется ювелира, способного сделать лучше…»

Обеды Монтесумы, по его словам, были подобны Лукулловым пиршествам, а панегирик царскому зверинцу подхватили множество хронистов.

Император не скупился на подарки, а сами испанцы через пару дней обнаружили во дворце Ашаякатля потайную комнату, полную сокровищ. Но, несмотря на дружеский прием, они чувствовали себя в Теночтитлане, как в ловушке. Им казалось — ацтеки что-то замышляют, и Кортес решил ударить первым — захватить Монтесуму в заложники. Его дерзкий план удался.

С пленного правителя потребовали присягу королю Испании и дань. Разумеется, золотом. Тот «подарил» конкистадорам найденный ими же клад, дал разграбить собственную сокровищницу.

Подвластные Монтесуме вожди, по словам Кортеса, также «весьма любезно дали требуемое».

По другим источникам, сбор дани шел с боями.

Вскоре испанцам удалось собрать… три кучи золота ценой в 600 тысяч песо, которое переплавили в слитки. Солдатам казалось — кучи уменьшаются, и они торопили с дележкой. И Кортес поделил золото. Но как!

Сперва он отделил две пятых доли: одну — королю, а вторую — себе, как главнокомандующему. Затем вычел издержки на снаряжение экспедиции, посольство королю, а также компенсацию Веласкесу. Выделил толику для гарнизона Веракруса и всадников, потерявших коней, и приступил к наделению прямых участников. «Но и тут шли в таком порядке: сперва оба духовных лица, затем офицеры, затем всадники, затем мушкетеры и арбалетчики, всем предоставлялось по двойному паю. Когда же, после стольких надувательств, очередь дошла до нас, остальных солдат, по расчету один пай на человека, то этот пай был столь мизерен, что многие его даже не брали…» — вспоминал Берналь Диас. На долю рядовых пришлось всего лишь… по 100 песо.

Тот, кто разбогател, недолго радовался, а обделенные недолго огорчались. Несметные богатства Монтесумы вскоре ушли от испанцев.

Тайна пропавшей добычи

Пропавшее золото МонтесумыДиего Веласкес, прознав, что Кортес его «кинул», отправил в Мексику Панфило де Нарваэса с армией в 800 человек и приказом наказать изменника. Кортес перекупил армию ацтекским золотом, но для этого пришлось уезжать из столицы. Пока он отсутствовал, там началось восстание, вызванное бесчинствами оставленных солдат. Кортесу по возвращении позволили соединиться с ними и… осадили во дворце Ашаякатля.

Монтесума, лояльный к испанцам, погиб — не исключено, что от рук своих подданных. Испанцы поняли, что нужно уходить. Кортес еще раз разделил сокровища. На сей раз, отделив свою и королевскую пятину, он разрешил всем брать, кто сколько хочет. «Конкистадоры первого призыва» выбирали то, что легче и ценнее, а новички нахватали, сколько могли унести.

Ацтеки разобрали съемные мосты через каналы. Испанцы взяли свой, переносной. При очередной переправе, уже на самом выходе из города, ацтеки атаковали. Деревянный мост не выдержал. Люди, перегруженные золотом, падали в озеро или канал — и шли ко дну.

В ту ночь погибло 800 испанцев — практически все новобранцы Нарваэса, несколько офицеров, а также множество индейцев — союзников и знатных заложников.

Наутро ацтеки, собрав трупы утонувших, возвратили часть своих богатств. Но множество сокровищ Монтесумы осталось на дне вместе с похитителями.

Взять реванш Кортес сумел лишь через год. Ацтеки сражались до последнего, пока Теночтитлан не был буквально стерт с лица земли. 13 августа 1521 года город пал, новый царь Куаутемок попал в плен.

Победа досталась испанцам дорогой ценой. А результат… Вместо цветущей столицы — руины, вместо несметных богатств — крохи! Едва наскребли королевскую долю. Рядовым же участникам досталось даже меньше, чем при первой, нечестной дележке — по 50-60 песо. Ровно столько стоил арбалет или меч. Вывод казался очевидным: то ли Кортес, то ли пленный монарх, то ли оба утаили часть сокровищ. Генерал был до поры неподсуден. А вот с индейцами, даже сановными, конкистадоры особо не церемонились. Куаутемока и его приближенных пытали, но ничего не добились. Пленники упорно уверяли: они… утопили сокровища, чтобы те не достались испанцам. Это казалось ложью: как же так — утопить несметные богатства! Некоторые ныряли на дно озера, но ничего не нашли.

Тайна сокровищ не раскрыта до сих пор. Многие верят: последний император успел спрятать золото. Но где? Да где угодно! В горной пещере, в подземелье, в дальнем индейском селении, среди руин священных городов… Отыскать его можно только чудом.

Союзники и их трофеи

Может, золото спрятали в самом Теночтитлане? Вожди и богатые ацтеки могли скрыть «сбережения» в домашних тайниках. Как клад из дворца Ашаякатля: то ли золотой запас империи, то ли ритуальные дары. Ацтеки подносили богам не только кровь — при разрушении главного храма нашли много золотых предметов, помещенных туда при закладке.

Теночтитлан был срыт союзными индейцами. Разрушая дома и дворцы, они, возможно, находили золото, но не отдавали его белым. Берналь Диас обмолвился: «Немалое количество ценностей… ушло с нашими друзьями из Тлашкалы… и с другими…»

А если ценности пытались вывозить, их поджидали корабли испанцев, как замечает тот же Диас.

Нельзя отметать и обвинения против Кортеса. Берналь Диас не скрывал: тот не только приворовывал, но и позволял воровать «нужным людям». Неудивительно — ни с чем после конкисты остались только простые солдаты. Кортес и офицеры превратились в «олигархов». Генерал содержал роскошный дом, имел средства на подкуп недоброжелателей и дорогостоящие экспедиции. Его соратник Альварадо снаряжал эскадры — предприятие не из дешевых. Не исключено, что захваты в Мексике 1520-1530-х годов были оплачены… ацтекским золотом.

Немало ушло и в Европу — купцам, у которых обнищавшие конкистадоры скупали одежду и оружие по баснословной цене. И, наконец, королевская пятина. Вторая, едва собранная после падения Теночтитлана, досталась не испанцам, а французам — судно с золотом ограбили пираты. Но первая партия сокровищ благополучно достигла Испании. В 1520 году император Карл V выставил на обозрение дары своего заокеанского «коллеги» Монтесумы. Увиденное восхитило просвещенных европейцев. Художник Альбрехт Дюрер записал: «…Бессчетное число… предметов… заполнили два больших зала… Никогда в жизни я не видел ничего, что взволновало бы меня так глубоко, как эти вещи… прекрасные и удивительные произведения искусства…»

Рождение бессмертной легенды

Но шедевры ацтекских ювелиров были переплавлены в слитки, чтобы оплатить войны в Европе. Растратили их довольно быстро. И тут возникает вопрос: насколько велики были сокровища? Не завысили ли испанцы их цену, ослепленные блеском металла?

Рассказ Берналя Диаса о золотых птичках и животных стал хрестоматийным примером богатства ацтеков. Однако… открываем опись ценностей — документ, подписанный перед их отправкой королю. И читаем в нем: «Птички из перьев, лапы, клювы и глаза которых сделаны из золота». То есть золотой была не вся фигурка, а лишь ее отдельные детали. И так — о многих предметах.

Диас врал? Скорее, заблуждался. Он писал воспоминания на склоне лет. В памяти осталась яркая картинка: много блестящих вещиц, и он верил — они золотые.

А в ожерелье Кортеса креветки после ряда компиляций выросли и превратились в раков.

Ацтеки признавали ценность золота, однако мерилом богатства было не оно, а нефрит. Металл был только элементом украшений и ритуальных предметов. Поэтому подлинным сокровищем, которое нужно тщательно укрыть, ацтеки считали не металл, а… камень, не замеченный испанцами.

А что до золота… Монтесума многократно повторял: золота у него не так уж много. Все, что было, он отдал испанцам — в виде подарков и дани. И, скорей всего, он не лукавил.

Золото везли из податных районов: края уастеков на востоке, тихоокеанских поселений на границе с царством независимых тарасков, не до конца покоренной Оахаки. После выплаты дани Монтесума исчерпал сокровищницу. Наполнить новую не удалось. Ценности разошлись. Часть попала к испанцам, часть — к французам. Часть утонула в озере Тескоко. Часть была разграблена Кортесом с приближенными и союзными индейскими вождями. Часть ушла на подкуп. Малая толика все же досталась солдатам. Часть возвратилась к ацтекам. Что с ней сталось? Возможно, нам стоит поверить и Куаутемоку? И золото и вправду там, на дне ныне высохшего озера Тескоко, в фундаменте города Мехико? И, возможно, при строительных работах кто-то обнаружит древний клад. Нашли же золото в настоящем Эльдорадо — на дне озера Гуатавита!

Татьяна ПЛИХНЕВИЧ



, , , , , , ,   Рубрика: Историческое расследование

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:61. Время генерации:0,174 сек. Потребление памяти:8.33 mb