Звёздные войны кремля

Автор: Maks Дек 22, 2020

Инициированная в мае 1981 года операция «Ракетно-ядерное-нападение» (РЯН) представляла собой попытку предотвратить обмен атомными ударами между двумя сверхдержавами. На Западе ее склонны преподносить как проявление «старческой паранойи» советского руководства. Так что же собой представляло РЯН в действительности?

Отношения Москвы и Вашингтона обострились в 1979 году, после ввода советских войск в Афганистан, и ухудшились до предела после избрания в ноябре 1980 года президентом Рональда Рейгана.

Новая угроза

Новый хозяин Белого дома назвал Советский Союз «империей зла», прибегнув к прессингу сразу по двум направлениям. Во-первых, его воинственная риторика заставляла кремлевских руководителей увеличивать расходы на оборонные нужды, во-вторых, американская администрация инициировала разработку новых видов вооружений, предназначенных для нанесения ударов через космическое пространство. Хотя блокбастер «Звездные войны» в Советском Союзе не демонстрировался, но раскрученный бренд неплохо работал и создавал в Кремле лишнюю нервозность. А в дополнение к пока еще абстрактной космической угрозе американцы начали размещать в Европе ядерные ракеты средней дальности «Першинг-2», что разрушало весь баланс сил, сложившийся в Старом Свете.

Новая американская ядерная стратегия выглядела для Москвы очень скверно. Нанеся удар первыми, янки рассчитывали исключить саму возможность «удара возмездия».

Пытаясь снизить градус противостояния, Москва предложила вообще вывести из Европы ракеты средней дальности — и свои, и американские. Белый дом на такой вариант вроде бы соглашался, но требовал не включать в договор ядерное оружие своих союзников — англичан и французов.

В Кремле пойти на такое не могли и начали рассматривать самые худшие сценарии.

Следить всегда, следить везде

Допуская, что Рейган действительно войдет в раж из-за какого-нибудь очередного кризиса, советская сторона все-таки не считала его совсем уж безумцем, готовым с ходу нажать на пресловутую «красную кнопку».

Принятию рокового решения должны были предшествовать консультации с представителями других ветвей власти, военными, руководителями промышленного комплекса, союзниками по НАТО и т.д.

Такие консультации предполагали повышенную суету вокруг Белого дома, Пентагона, Капитолийского холма, а также в резиденциях глав крупнейших стран НАТО. Отслеживать эту повышенную активность планировали просто средствами наружного наблюдения, используя сотрудников нелегальных резидентур в столицах стран НАТО. Аналогичным способом можно было фиксировать и ускорившийся ритм жизнедеятельности на военных базах противника. Плюс агентурная разведка.

Советские и дружественные восточноевропейские спецслужбы располагали достаточным количеством «кротов», разной степени осведомленности и эффективности. Один их характерных примеров — чехословацкий разведчик Карел Кехер, внедрившийся в аналитический отдел ЦРУ. Здесь его подключили к работе над новой стратегической ядерной концепцией США. Разумеется, соответствующие материалы легли на стол Андропова, который и выступил в мае 1981 году на заседании Политбюро с речью, которую западные историки характеризуют как «весьма эмоциональную».

Шефа КГБ всерьез напугало то увлечение, с которым в администрации Рейгана рассматривали концепцию «превентивного ядерного удара». Как утверждал будущий перебежчик Олег Гордиевский, в качестве экспертов на совещании присутствовали руководители КГБ и ГРУ, которым и была поставлена задача — скоординировать и перестроить свои действия таким образом, чтобы Кремль всегда четко знал, планирует НАТО ядерный удар или нет.

Чекисты и военные разведчики, конечно, были не в восторге, хотя ничего другого, как «взять под козырек», им не оставалось. И дело не только в том, что две спецслужбы частенько выступали как конкуренты.

Соответствующая перестройка предполагала больший акцент на сбор внешней информации в духе того, кто из чиновников НАТО куда пошел и кто куда поехал. Эффективность такого подхода вызывала сомнения, но требовала больших перемещений, а соответственно повышался и риск засветиться перед контрразведывательными службами неприятеля.

Сегодня, в эпоху, когда фотокамера и записывающие устройства имеются в самом дешевом смартфоне, использование таких методов выглядит диковато. Но дело происходило в другую техническую эпоху. Только в 1983 году у лежавшего в Кунцевской больнице генерального секретаря Андропова появился спутниковый телефон «Казбек», по которому без использования системы кремлевской связи в случае внезапного ядерного нападения он мог подать приказ об ответном ударе. Позже этот телефон стал мобильным и трансформировался в пресловутый «ядерный чемоданчик».

Ноу-хау «сделано в СССР»

Ракетно-ядерное нападениеРазумеется, техническим средствам разведки в операции РЯН тоже отводилось достойное место.

Речь прежде всего шла о разведывательных космических аппаратах, которые представляли собой беспилотные варианты корабля типа «Восток». Чтобы не провоцировать нездоровый интерес вражеских разведок, запускали их под ассоциирующимся с исключительно научными целями названием «Космос». В общей сложности за период 1961-1994 годов было произведено более 500 запусков, что обеспечивает «Зениту» (спутнику-разведчику, ставшему основой для создания корабля «Восток») статус самого многочисленного разведывательного спутника. И пик запусков пришелся на период обострения, вызванного агрессивными рейгановскими демаршами.

В идеале предполагалось, что эти аппараты в режиме нон-стоп будут фиксировать все запуски, производимые с военных баз НАТО, хотя насколько удачно они справлялись с подобной задачей, сказать трудно.

Американцы располагали внешне более сильным козырем в лице космического корабля многоразового использования шаттл. Но здесь важно иметь в виду другой момент: шаттл хотя и располагал более совершенной разведывательной аппаратурой, был построен в количестве всего пяти экземпляров. Каждый полет этих кораблей тщательно отслеживался, причем советская сторона делала все, чтобы испортить жизнь астронавтам.

Например, когда 10 октября 1983 года шаттл совершал свой 13-й полет и находился над Казахстаном на высоте 363 км, его «обработали» электромагнитным оружием, созданным в рамках проекта «Терра». В результате «возникли нарушения в работе связи и электронного оборудования», а сами пилоты почувствовали «недомогание».

По сути, к осени 1983 года, когда советско-американские отношения пробили очередное дно, в связи с уничтожением нашими ПВО южнокорейского боинга операция РЯН перешла в принципиально иное качество.

В Кремле поняли, что угроза нанесения американцами «превентивного ядерного удара», конечно же, существует, но иллюзий насчет того, что подобный удар останется неотомщенным, янки уже не испытывают.

Соответственно, главная задача заключалась в том, чтобы как можно раньше выявить военные приготовления западных партнеров. Полученный временной люфт следовало использовать, чтобы остановить НАТО дипломатическими демаршами, средствами политического давления и одновременно привести собственные ПВО и ракетно-ядерные войска в боевую готовность. Дальше, как водится, действовать по ситуации.

Так что ирония западных авторов по поводу «старческой паранойи» Кремля все же наиграна. Как комплекс оборонных мероприятий на случай угрозы ядерного удара, операция РЯН вполне себя оправдала.

Дмитрий МИТЮРИН

ИЗ МОГИЛЫ ДОСТАНЕМ

В 1982 году в СССР была создана ракета «Мертвая рука». В случае вражеского ядерного удара и гибели высшего военного и политического руководства ее должен был запустить специальный компьютер. Поднявшись в воздух, эта ракета подавала сигнал к нанесению ответного удара всем уцелевшим советским ядерным установкам.

Загадки истории » Военная тайна » Звёздные войны кремля

, , ,   Рубрика: Военная тайна 88 раз просмотрели

Предыдущая
⇐ ⇐
⇐ ⇐
Следущая
⇒ ⇒
⇒ ⇒



Best-Hoster.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:34. Время генерации:0,216 сек. Потребление памяти:9.01 mb