Всемирная история есть сумма всего того, чего можно было бы избежать


Подпишись на РСС










Люди из каменного века

Мы привыкли, что чернокожее население нашей планеты было сосредоточено в Африке. Однако малорослые люди с темной кожей и курчавыми волосами, очень похожие на африканских пигмеев, живут не только на Черном континенте. С древнейших времен они населяют острова Тихого океана и Австралию, где их именуют негритосами (от уменьшительной формы слова negro - «черный»).

Ученым достоверно не известно, когда именно тихоокеанские туземцы расселились по множеству больших и маленьких островов и откуда они пришли. Загадка вот в чем: наряду с чернокожими и курчавыми низкорослыми аборигенами на этих островах уже ко времени открытия их европейцами обитали также люди другого типа - более высокие, с относительно светлой кожей. Но хотя и те и другие пребывали на относительно низкой ступени развития, чернокожие туземцы были совершенными дикарями.

Много чернокожих и кудрявых

На крупных островах, где негритосы соседствовали с полинезийцами, путешественников из Европы поражал контраст. Полинезийцы на их фоне казались вполне развитыми племенами. Европейцев как раз и удивляло, что чернокожие карлики совершенно не желают перенимать культурные достижения своих соседей и яро защищают свой образ жизни. Они наивно посчитали, что эти малорослые люди попросту неспособны усвоить чужой опыт.

Сегодня по этому поводу существует вполне веское мнение. Маленькие чернокожие люди наряду с индийскими веддоидами когда-то заселяли всю Юго-Восточную Азию. Они относились к первой волне переселенцев из Африки, которые сохранили культуру своих сородичей на Черном континенте. Учитывая, что исход из Африки происходил чуть не 100 тысяч лет тому назад, их сородичи пребывали в состоянии глубочайшей дикости. Этот уровень дикости чернокожие переселенцы сохранили в первозданном виде. А когда из той же Африки пришли более развитые волны переселенцев, маленькие черные люди вынуждены были отступать и отступать. Их вытеснили с азиатского материка, и они стали отходить к югу - на земли, которые позже превратились в острова. Считается, что тогда будущие острова были связаны мостами суши вплоть до Австралии.

Чернокожие дикари пережили свой исход и положили начало многим островным народностям - андаманцам, филиппинцам (аэта), семангам, тапиро, новокаледонцам, меланезийцам, австралийским аборигенам и барринес. Но даже на островах их настигали новые волны переселенцев, стоявших на более высоком уровне развития. И чернокожим туземцам ничего не оставалось, как снова отступать. Только на островах это сделать было сложнее. И отступали они на еще не заселенные острова или вглубь земель, на которых их застигла эта беда. Постепенно негритосы оказались либо на самых отдаленных и никому не нужных островках, либо в таких недоступных и диких местах, где более цивилизованные соседи селиться ни за что не желали.

В таком состоянии эти народы пребывают и в наши дни. Надо сказать, соседи имеют о них не самое приятное мнение. И есть за что...

Прирожденные каннибалы

Негритосы Андаманских островов

Об андаманцах вы, наверное, читали в детские годы в повести Артура Конана Дойля «Знак четырех»: «Они очень некрасивы. У них большая, неправильной формы голова, крошечные, злые глазки и отталкивающие черты лица. Руки и ноги у них замечательно малы. Они так злобны и дики, что все усилия английских властей приручить их всегда кончались неудачей. Они всегда были грозой потерпевших кораблекрушение. Захваченных в плен они обычно убивают дубинками с каменным наконечником или отравленными стрелами. Побоище, как правило, заканчивается каннибальским пиршеством». Главного злодея этой повести сопровождает преданный ему андаманский туземец.

И хотя в силу политкорректности не принято говорить о дурных обычаях островитян, многие негритосы до сих пор испытывают к каннибализму огромное пристрастие. Во всяком случае, еще лет 20 тому назад этнографам приходилось принимать участие в особых трапезах маленьких чернокожих аборигенов. В некоторых племенах было принято поедать более цивилизованных соседей, с которыми туземцы вели непродолжительные войны. В других - убивали собственных соплеменников, очень часто - детей. В среде туземцев существовал обряд инициации, заключавшийся в том, что вступающий во взрослую жизнь юноша должен был убить врага, отрезать ему голову, выварить ее и преподнести в дар старейшинам племени. Аналогично выглядел и подарок невесте - такая же вываренная и высушенная голова. Более того, ни одна девушка племени не дала бы согласие на брак, пока соискатель ее руки не доказал бы, что он настоящий мужчина, - то есть без отрезанных вражеских голов надеяться было не на что.

Каннибализм процветал даже там, где соседей у туземцев не было. Там обычай трансформировался в поедание плоти умерших. Нередко сначала покойников горько оплакивали, носили из хижины в хижину, даже погребали в земле, а потом эксгумировали и поедали. Поедали, конечно, и чужаков. Если туземцам везло и рядом с островами терпел бедствие корабль, выживших добивали и привязывали тела за ноги к воткнутому в морское дно шесту - чтобы не унесло течением. Кораблекрушение считалось у туземцев большим праздником, когда можно вволю наесться человеческого мяса. Когда мертвецов было много, тела варили, коптили и заготавливали впрок. Надо сказать, что каннибализмом грешили не одни лишь негритосы. Но именно у них этот обычай задержался очень надолго. С ним боролись (и по большей части - безуспешно) сначала английские и голландские колонизаторы, а потом и местные правительства. Каннибализм сохраняется и сегодня, особенно в труднодоступных местностях. Например, на Филиппинах существуют горные районы, куда запрещено возить туристов.

Впрочем, туземцы с большой неохотой встраиваются в современную цивилизацию. С соседями они стараются не контактировать, живут очень изолированно, берегут свои обычаи и не допускают в свою среду чужаков. Сложно складываются у них и взаимоотношения с местными властями.

Один из Андаманских островов, Северный Сентинельский остров, который официально входит в состав Индии, населен людьми, стоящими на такой низкой ступени развития, что власти пришли к решению никогда его не посещать и не посылать туда чиновников. Никто не знает, что происходит на этом островке. Он невелик - всего 72 квадратных километра и не больше 500 жителей. Все попытки чиновников высадиться на остров потерпели неудачу - в них метали копья и посылали стрелы, а 10 лет назад, когда туземцы решили, что рыбаки нарушили границу их территории, они убили двух человек. Правительство Индии отправило на остров вертолет, чтобы доставить тела для погребения, однако вертолет был атакован градом стрел. И хотя пилоты уверяли, что видели тела несчастных, уложенные в неглубокие могилы, это еще не говорит о том, что рыбаков похоронили. Вполне может быть, что после непродолжительной «выдержки», человеческое мясо достали из могил и употребили в пищу, тем более что остров очень беден фауной и туземцы питаются в основном рыбой и прочими дарами моря.

Рай для этнографов

Конечно, не все негритосы избегают контактов с цивилизацией. Некоторых аборигенов удалось «вписать» в рамки современного общества. Но только частично. Цивилизация у негритосов на Филиппинах выглядит так.

Они охотятся в основном с копьями или луком, загоняют животных в ловушки, занимаются собирательством. Изредка применяют примитивное земледелие - высевают сладкий картофель. Одежда у туземцев минимальная - узкая набедренная повязка или фартучек (у женщин). Зато все тело в татуировках и украшено браслетами из свиного волоса. Среди туземцев процветает поголовная неграмотность. Вера у них обычная - языческая. Однако племена самоуправляются особым образом. Во главе общины они ставят алькальда-христианина, которому подчиняются полицейские-негритосы. А сам алькальд подчиняется мэру ближайшего к племени городка. На деле же алькальд просто отчитывается о проделанной работе, а племя живет своей жизнью. В положенном возрасте мальчики проходят инициацию, в положенном возрасте - женятся. Причем, поскольку роль охотника важнее роли собирателя кореньев, девочки питаются хуже и чаще умирают. И с женщинами у негритосов - проблема. Их мало. Так что жених платит за невесту огромный по местным меркам выкуп. Жизнь проходит в постоянной борьбе с бедствиями и голодом.

Но этнографам очень нравится посещать туземцев. Для них это путешествие в каменный век.

Николай КОТОМКИН



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Исчезнувшие цивилизации     Следущая













Интересные сайты: