Всемирная история есть сумма всего того, чего можно было бы избежать


Подпишись на РСС










Земля у «предела мира»

В течение двух последних столетий историки, археологи и, главным образом, искатели кладов пытались «выйти на след» легендарного Тартесса - древнего города, центра цивилизации Пиренейского полуострова, о красоте и роскоши которого с восхищением рассказывали античные писатели...

Долгие годы о местоположении Тартесса шли споры, но найти его никому не удавалось. Однако более двух тысячелетий тому назад два народа, лучшие мореплаватели той эпохи, точно знали путь в неведомый для остальных Тартесс. Это были греки и финикийцы. Греческие мифы рассказывали о расположенной далеко на западе земле, куда отправился могучий Геракл (Геркулес) для совершения одного из своих подвигов. Где-то там, для обозначения пределов мира, которого он достиг, Геракл воздвиг две высокие скалы по обе стороны узкого пролива - знаменитые Геркулесовы столпы.

Мудрый Аргантоний

Вслед за великим героем греческие мореходы уходили в море, надеясь достичь богатой земли на западе. Однажды, в середине VII века до нашей эры, как сообщает историк Геродот, купец Колей с острова Самос был заброшен бурей за Геркулесовы столпы и попал в город-государство Тартесс, где мудро правил царь Аргантоний. Колей сумел вернуться на родину и привезти с собой более 1,5 тонны серебра, по свидетельству летописца, «получив такую прибыль, какой не получал в то время ни один грек». Кроме того, Аргантоний предложил грекам основать свое поселение рядом с его городом, чтобы вести взаимовыгодную торговлю.

С тех пор экспедиции в Тартесс отправлялись регулярно. Отплывая от берегов Эллады и следуя вдоль северного побережья Средиземного моря, греки открыли для себя Иберийский полуостров и учредили ряд колоний для ведения торгового обмена с местными жителями. Но очень скоро большой помехой для тех и других стали финикийцы, претендовавшие на монополию во всех прибыльных делах.

Финикийские мореходы из Тира вышли к Пиренейскому полуострову на два века раньше греков, следуя южным побережьем Средиземного моря. Они же первые дали название открытой ими стране, позже переиначенное римлянами в «Испанию». Как только финикийские купцы открыли для себя минеральные богатства новой земли, они тут же принялись за колонизацию ее побережья. Начиная с 1100 года до нашей эры финикийцы основали там многочисленные колонии, в том числе порты Барку (Барселону), Малагу, Абдеру и Гадир (или Гадес, он же - современный Кадис), причем последний был создан исключительно для изоляции Тартесса от греков.

Вместе с финикийцами в Испанию прибыли иудеи, заинтересованные в собственной доле. Неудивительно, что Тартесс (библейский Таршиш) упоминается в Ветхом Завете еще со времен царя Соломона (X век до нашей эры), отправлявшего в Испанию корабли за серебром и золотом. Позднее ветхозаветные пророки не раз говорили о Таршише как о символе богатства и изобилия.

Финикийский город-крепость и порт Гадес имел самое выгодное расположение. Он находился несколько южнее Тартесса, на мысу, вдающемся в море, таким образом, прикрывая Тартессийский (ныне Кадисский) залив, и фактически «крышевал» местных поставщиков ценных металлов от прочих конкурентов.

Законы в стихах

Тартесс - главная сокровищница древности

Гадес и Тартесс стали почти единой и богатейшей факторией на всем средиземноморском побережье. К VI веку до нашей эры Гадес приобрел репутацию злачного полиса с высокими (трехэтажными) зданиями, большим количеством миллионеров и притонами, где заморские матросы любовались пикантными танцами с кастаньетами.

По воспоминаниям античных историков, оба города скопили так много серебра, что бочки для воды и якоря на местных судах изготовлялись из этого металла. Богатство страны влияло и на уровень жизни ее граждан. Жители Тартесса были столь утонченными духовно, что законы своего государства они записывали стихами.

Несмотря на «симбиоз» двух культур, финикийцы, фактически закрывшие дорогу в Тартесс грекам, явно раздражали местных жителей, поэтому те неоднократно начинали войны за «независимость» от Гадеса. Противостояние началось сразу же при основании финикийцами колонии, что осуществилось лишь с третьей попытки. Также с большим трудом из-за противодействия тартессийцев происходила колонизация берегов судоходной реки Гвадалквивир. Но постепенно, к середине VII века до нашей эры выходцы из финикийского Карфагена обосновались там, чтобы контролировать внутренние районы Тартессиды, где в горных районах была сосредоточена добыча серебра, золота, олова, меди, железа, свинца.

Карфагеняне всячески стремились взять в кольцо Тартессийскую державу своими колониями. Со своей стороны, тартессийцы делали все, чтобы не допустить карфагенян к месторождениям (основным источникам своих богатств), что вызывало бесконечную вооруженную конфронтацию.

Подробно о военном противостоянии рассказывает римский писатель Макробий. С его слов, союзник Тартессиды, тиран сицилийского Агригента Ферон напал на Гадес, но его нападение было отбито карфагенским флотом. Перейдя в наступление, карфагеняне завоевали всю территорию современной Андалузии. Впоследствии Тартесс вступил в альянс с греками и после поражения последних в битве за Алалию был уничтожен карфагенянами около 539 года до нашей эры, после чего его местоположение было прочно забыто...

Добыча иберийцев

Современные исследователи утверждают, что около 3000 года до нашей эры многочисленные племена, объединенные общим наименованием «иберы», пришли в Испанию из Северной Африки, преодолев Гибралтарский пролив. Среди иберов выделялись племена турдетанов и турдулов, или тартессийцев, поселившихся в устье реки Гвадалквивир и вдоль ее берегов.

Географ Страбон, побывавший в Испании около 30 года до нашей эры, отмечал, что иберам были свойственны гостеприимство, величественные манеры, высокомерие, безразличие к лишениям и нетерпимость к постороннему вмешательству во внутреннюю жизнь их сообществ. Любопытно, что именно эти черты предков унаследовали современные испанцы. Страбон подчеркивал, что Тартесс находился в устье Гвадалквивира.

В начале XX века правоту греческого историка взялся проверить немецкий археолог Адольф Шультен. Он установил, что Тартесс был главным городом довольно крупного государства, в состав которого входили земли как к востоку от Гвадалквивира, так и к западу вплоть до пределов современной Португалии.

На территории бывшей державы тартессийцев Шультен и его помощники открыли следы грандиозной цивилизации: остатки искусных гидротехнических сооружений, руины монументальной архитектуры, рудники и мастерские, где из руд извлекали драгоценные металлы и изготавливали великолепные ювелирные украшения.

В 1958 году в местечке Эль-Карамболо около Севильи были обнаружены богатейшие захоронения, полные золотых и серебряных изделий редкой красоты, бесспорно, принадлежавших тартессийцам. Шультену удалось найти также несколько надписей тартессийцев, выгравированных на камне и металле.

Однако легендарный Тартесс Шультен так и не нашел. Вместо величественного города ученый обнаружил в устье Гвадалквивира лишь остатки рыбацкого поселения времен владычества Рима и золотое кольцо с надписью на греческом языке. Тогда-то он и выдвинул предположение, что столица Тартессийской державы после войны с Карфагеном стала также жертвой землетрясения и ныне покоится на дне моря. Многие историки подхватили идею Шультена и даже предположили, что Тартесс, с его самобытной внезапно расцветшей и неожиданно исчезнувшей цивилизацией, являлся одним из крайних форпостов Атлантиды. После гибели великой метрополии он процветал еще несколько столетий, но, к несчастью, подвергся той же печальной участи.

Ирина СТРЕКАЛОВА



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Исчезнувшие цивилизации     Следущая













Интересные сайты: