Талант историка состоит в том, чтобы создать верное целое из частей, которые верны лишь наполовину

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





«Сын Солнца»

Ему пришлось немало пережить, проведя не один год в плену и в рабстве у индейцев. Его жизнь - словно авантюрный роман, насыщенный приключениями. И звали этого человека Альвар Нуньес Кабеса де Вака...

Альвар Нуньес Кабеса де Вака родился в 1490 году в провинции Эстремадура, что в Испании.

Храбрость и верность

Получив прекрасное образование, Альвар поступил на государственную службу. В 22 года, владея шпагой, идальго Кабеса де Вака не посрамил своих предков, сражаясь в битве при Равенне. Храбрость и верность испанской короне заметили, и его назначили военным комендантом небольшого городка Гаэта близ Неаполя. В 1513 году он вернулся на родину и в Севилье поступил на службу к герцогу Медина-Сидония. А через восемь лет его имя вновь прогремело. Он отличился в сражении при Памплоне. Затем был назначен королевским прокурором и отправился в Новый Свет.

Все начиналось 17 июня 1527 года, когда экспедиция, состоящая из пяти кораблей и 600 человек под командованием губернатора Флориды Панфило де Нарваэса покинула порт Санлукар-де-Баррамеда. Среди этих людей, жаждущих только одного - золота, был и он, казначей и королевский прокурор Кабеса де Вака. Словно предчувствуя беду, более 140 человек сошли на берег в Санто-Доминго. Правда, Нарваэсу удалось завербовать новых людей на Кубе и купить лошадей. Оставалось зайти на Тринидад за провизией. Это было поручено Альвару Нуньесу. И едва он сошел на берег, как разыгралась страшная буря, повалившая множество деревьев, все дома и церкви. Только лишь 12 апреля 1528 года, пройдя через множество приключений, моряки достигли желанной Флориды. Индейцы, завидев корабли пришельцев, уходили, бросая свои хижины и унося с собой все, что имело для них хоть какую-нибудь ценность. Так что Флорида была пуста. Нарваэс организовал рейд и в одном из индейских селений неожиданно нашел золотую безделушку. При виде ее разгорелись глаза не только у губернатора, но и у многих конкистадоров. В начале мая Нарваэс собрал совет и сообщил о своем намерении идти вглубь страны. По его мнению, корабли следовало направить вдоль берега. В случае обнаружения удобной бухты им нужно было ждать отряда. Один Кабеса де Вака был против.

Трудный характер

Он старался убедить одноглазого Нарваэса, что не следует оставлять корабли, что надо искать первоначально удобную гавань. К тому же земля незнакомая, они не знают индейского языка. Но губернатор оставался непреклонным. И вскоре 300 человек двинулись вглубь Флориды. Первые 15 дней они питались тем, что взяли с собой из корабельных припасов.

Уже в первом индейском селении Аппалаче золота не оказалось, а аборигены встретили незваных гостей градом стрел. Правда, никто из испанцев не пострадал, была убита только лошадь. А вскоре отряд стал распадаться. Многие, до конца осознав всю глубину бедственного положения, в которое они попали по собственному недомыслию, а больше - по вине губернатора, стали тайком уходить. Некоторых Нарваэсу удалось задержать. Отряд с трудом вышел к морю, где, конечно, кораблей не нашел. Было решено: самим построить большие лодки. Но среди них не было ни одного корабела. Был только плотник, но у него не имелось инструментов. И тогда в дело пошли шпоры, стремена, арбалеты. Через полтора месяца пять больших лодок качались на прибрежной волне. Из лошадиных хвостов и грив сплели канаты, снасти, из своих рубах сшили паруса. И такой бедной была эта земля, что с великим трудом удалось им найти камни для якорей.

Более месяца испанцы блуждали по бесчисленным бухтам. Встречались им индейские селения, но аборигены были такими бедными, что, кроме сушеной рыбы, ничего не могли предложить морякам. О золоте уже не вспоминали. Была только одна надежда - найти спасительные корабли. Но все было напрасно. Наступили холода, участились стычки с индейцами. Нарваэс чуть было не лишился второго глаза. Однажды ночью они потеряли не только берег, но и друг друга. И вскоре Альвар увидел две лодки, в одной из которых находился губернатор. Кабеса де Вака предложил ему плыть вместе, но Нарваэс категорически отказался. И хотя четыре дня они все же плыли рядом, но начавшийся шторм выбросил лодку на берег. Не ведали испанцы, что недалеко устье Миссисипи, на этом месте позднее появится город Галвестон. Произошло это 6 ноября 1528 года. Местные индейцы с сочувствием отнеслись к пострадавшим. И вновь была предпринята попытка выйти в море. Но прибой был таким сильным, что лодку моментально перевернуло. Трое людей погибло, остальные, полуживые, едва выбрались на берег. К весне в живых осталось только 15 человек. А вскоре Кабеса де Вака и трое его спутников угодили в плен к индейцам.

Плен - для сильных людей

Альвар Нуньес Кабеса де Вака

Его заставили... врачевать больных. И напрасно он ссылался на то, что не врач. В итоге королевский прокурор, ставший по воле судьбы лекарем, осенял больных крестом, читал «Отче наш» и от всего сердца молил Бога, чтобы тот помог в меру возможностей. Сам Кабеса де Вака считал это чудом, но все пациенты уходили здоровыми. Кочуя, индейцы не желали расставаться с ним. Плохое питание привело к тому, что он заболел. Но выжил. Индейцы дакота, которые первоначально встретили испанцев дружелюбно, вскоре продали их в рабство. Новыми хозяевами стали индейцы из племени чорруко, жившие на материке. И вновь Альвар Нуньес лечил больных и раненых, постигал даже азы шаманства. Однажды, гонимый надеждой найти пищу, он оказался один в лесу. Пять дней он искал племя. Приходилось спать на голой земле, подстелив сухие, жесткие ветви, прикрываясь сухой травой. Каким-то чудом ему удалось выйти к чорруко. А слава о нем уже шла по всем индейским племенам. За талант врачевателя и доброе отношение к аборигенам Альвара Нуньеса стали звать «сыном Солнца». Шесть лет жил он с чорруко, а после этого вместе с двумя чудом выжившими испанцами-соотечественниками и негром-рабом сбежал от них.

Кабеса де Вака уже к этому времени владел шестью индейскими языками, что помогало ему в дороге. По пути он продолжал исцелять страждущих, и толпы индейцев сопровождали его. Ему довелось впервые увидеть бизона и описать его, назвав животное «коровой». Он впервые пересек сухую степь плато Эдуарде, и таким образом было положено начало открытию Великих равнин. Продолжая свой путь, скитальцы дошли до реки Пекос - притока Рио-Гранде - и форсировали ее, продолжив путь по ее правому берегу. Затем Кабеса де Вака поднялся на плато Льяно-Эстакадо. Слава о «бородатом знахаре» опережала группу. И вновь «сына Солнца» радостно встречали в селениях, приносили испанцам пищу, толпами следуя за ними. Через три-четыре дня после переправы через реку Пекос взору европейцев предстали горы. Это было южное окончание Скалистых гор, по мнению Альвара Нуньеса, они тянулись к «Северному морю». Перейдя через вершину гор Сакраменто (высотой около 3658 метров), Кабеса де Вака направился на юг. В начале ноября 1535 года его группа вышла к реке Рио-Гранде, чуть севернее нынешнего города Эль-Пасо. Первоначально переправиться через реку не удалось, но потом проводники-индейцы все-таки нашли место переправы выше по течению. Кабеса де Вака повел своих спутников на запад, где простирались «безлюдные и суровые горы». Затем испанцы вышли к левому нижнему притоку Колорадо - реке Хила.

Это была безжизненная местность, и им пришлось испытать муки страшного голода. После восьмимесячного блуждания в горах испанцы вступили в «маисовую страну». Встречали их весьма дружелюбно. Снабжали едой и одеждой. А однажды даже поднесли 600 сердец антилоп и многочисленное количество стрел. Дарили им также изумруды, бирюзу. Одно селение сменялось другим, и только в начале января 1536 года испанцы достигли реки Яки (бассейн Калифорнийского залива). Затем их путь пролегал вдоль склонов Западной Сьерра-Мадре. В районе реки Синалоа они встретили своих соотечественников, которые охотились за рабами. И только в апреле 1536 года в городе Кульякан закончилась одиссея королевского прокурора. Он преодолел путь свыше 5,5 тысячи километров. А это горы, пустыни, леса, степи. В 1542 году он издал свои воспоминания Naufragios («Кораблекрушения»). Он был, по сути, первым этнографом североамериканских индейцев, выступил ярым их защитником. Именно он первым описал не только бизона, но и опоссума.

В памяти местных жителей он навсегда остался верным другом североамериканских индейцев, которые порой были к нему жестоки.

Виктор ЕЛИСЕЕВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Первооткрыватели     Следущая










Сообщество в G+