История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Последний довод генсека

В знаменитой Книге рекордов Гиннесса есть и военные разделы, в том числе - посвященный самым мощным взрывам в истории. Абсолютный рекорд принадлежит советскому термоядерному устройству, получившему в литературе название «Царь-бомба» и взорванному 30 октября 1961 года. Никогда с тех пор люди не освобождали одномоментно столь значительное количество энергии.

Идея термоядерного взрыва появилась примерно в то же самое время, когда астрофизики установили, что звезды, включая наше Солнце, горят благодаря реакции синтеза элементов, происходящей в их недрах. Однако как реализовать идею на практике? Как зажечь рукотворную звезду? Путь к решению проблемы открывался с появлением атомного заряда, мощности которого хватало для запуска искусственной реакции синтеза.

Покоренная энергия

Концепцию двухступенчатой термоядерной бомбы, использующей обычную атомную бомбу в качестве первой ступени, предложил в 1941 году знаменитый итальянский физик Энрико Ферми, построивший первый урановый реактор. Проработать концепцию взялся венгр Эдвард Теллер. Однако с какого-то момента его инициатива стала мешать работе над собственно атомной бомбой, создаваемой в рамках Манхэттенского проекта, поэтому Роберт Оппенгеймер, руководивший проектом, отобрал полномочия у Теллера. Наиболее значимых успехов добился Станислав Улам - польский математик, работавший в Лос-Аламосской лаборатории. Он предложил схему высокоэнергетического обжатия термоядерного заряда (радиационной имплозии), которая позднее получила название «схема Теллера - Улама».

Весной 1951 года американские физики провели серию экспериментальных взрывов на Тихоокеанском полигоне (операция «Парник»), изучая возможности совершенствования атомных бомб. В ходе одного из испытаний, состоявшегося 9 мая и получившего название «Джордж», ученые решили проверить теоретические соображения по поводу усиления атомного взрыва за счет термоядерной реакции дейтерия и трития - тяжелых изотопов водорода. Капсула с изотопами помещалась в центр тора из блоков урана. Испытание прошло успешно. Мощность взрыва составила 221 килотонну в тротиловом эквиваленте, и было признано, что подобный способ можно использовать при создании бомб нового типа.

Термоядерное устройство, построенное по схеме Теллера - Улама, получилось огромным: высотой больше б метров и массой 73,8 тонны, включая криогенное оборудование для поддержания дейтерия в жидком состоянии. Подрыв устройства в рамках испытания «Иви Майк» состоялся 1 ноября 1952 года на тихоокеанском атолле Эниветок. Мощность была оценена в 10,4 мегатонны, что в 450 раз превысило результат бомбы, сброшенной на японский город Нагасаки в 1945 году.

Разумеется, столь громоздкое устройство нельзя было использовать в качестве бомбы, но эксперимент показал, что с помощью термоядерного синтеза можно развить совершенно чудовищное энерговыделение.

Проект «Слойка»

Советская разведка много лет собирала информацию об американском атомном проекте. Среди тех, кто передавал наиболее ценные данные, был физик-коммунист Клаус Фукс. Хотя основную часть работы отечественным ученым пришлось выполнять самостоятельно, полученная информация помогала сделать правильный выбор при разработке конструкции собственной атомной бомбы, получившей обозначение РДС.

В 1946 году Клаус Фукс сообщил о том, что Эдвард Теллер ведет разработку термоядерной «супербомбы». Однако вскоре разведчику пришлось покинуть США, а впоследствии он был арестован и не смог передать информацию о схеме Теллера-Улама. Поэтому проект советского варианта «супербомбы» развивался независимо от американского.

Первая версия термоядерного устройства, придуманная в 1949 году, напоминала слоеный пирог, в связи с чем получила условное название «Слойка». Ее авторы - физики Андрей Сахаров и Юлий Харитон - предложили чередовать уран с плитками из дейтерида лития-6, который успешно заменял дейтерий и позволял отказаться от громоздких криогенных систем. Уровень секретности, окружавшей проект, был беспрецедентным. Даже те из физиков, кто непосредственно участвовал в создании обычной атомной бомбы, имели лишь смутное представление о нем. Юлий Харитон вспоминал курьезный случай, когда один из видных ученых на голубом глазу заявил, что «водородная бомба - это когда землю заливают жидким водородом, все замораживая».

Устройство РДС-бс было испытано на Семипалатинском полигоне 12 августа 1953 года. Взрыв, сопровождавшийся ярчайшей вспышкой и сокрушительной ударной волной, произвел сильное впечатление как на ученых, так и на военных. Однако вместе с тем он показал низкую эффективность предложенной схемы. Его мощность составила 400 килотонн, что после американских испытаний не казалось уже чем-то значительным. Юлий Харитон, проанализировав результаты, сообщил, что на долю синтеза пришлось всего лишь 15-20% выделенной мощности. Тем не менее устройство РДС-бс имело существенное преимущество перед американским зарядом: оно сразу изготавливалось как бомба под габариты бомбардировщика Ту-16. А значит, имело перспективу реального применения в случае превращения холодной войны в «горячую».

Все разработчики РДС-бс получили правительственные награды. В том числе молодой физик Андрей Сахаров, которого называли «идеологом термоядерной бомбы» и который сразу стал академиком и Героем Социалистического труда.

Творцы Армагеддона

Хрущёв показал миру «Кузькину мать»

В конце 1953 года физик Виктор Давиденко предложил разделить атомный и термоядерный заряды внутри бомбы, независимо открыв схему Теллера - Улама. Тогда же группа ученых, в которую входил и Андрей Сахаров, пришла к идее радиационной имплозии. В качестве второй термоядерной ступени логично было использовать аналог внутренней части заряда РДС-бс. Благодаря этому советским физикам снова удалось обойтись без криогенного оборудования и «вписать» все устройство в габариты Ту-16.

Испытание термоядерной бомбы РДС-37 состоялось 22 ноября 1955 года на Семипалатинском полигоне. Причем все удалось только со второй попытки. За двое суток до того, во время захода бомбардировщика-носителя на условную цель, резко испортилась погода. Поэтому после консультаций и заверений разработчиков в безопасности посадки с термоядерным зарядом под фюзеляжем, самолету было приказано возвращаться на аэродром.

Само испытание прошло успешно: мощность составила 1,6 мегатонны.

Произведенный эффект потрясал воображение. Наблюдатели, находившиеся в 35 километрах от эпицентра, лежа на поверхности грунта, в момент вспышки ощутили сильный приток тепла, а при подходе ударной волны - двукратный резкий звук, напоминающий грозовой разряд. Радиоактивное облако поднялось до высоты 14-15 километров.

К сожалению, не обошлось без трагических инцидентов. В окрестных поселках и военных частях вылетели оконные стекла, рухнуло несколько строений, местные жители получили травмы разной степени тяжести. В жилом доме аула Малые Акжары под обломками крыши даже погибла трехлетняя девочка. Внутри обрушившейся землянки, находившейся в 36 километрах от эпицентра, оказались погребены шесть солдат батальона охраны; один из них умер от удушья, не дождавшись спасателей.

«Покажем кузькину мать!»

Схема РДС-37 открывала возможность практически неограниченного наращивания энерговыделения заряда. Предварительные работы над бомбой мощностью в 100 мегатонн начались еще осенью 1954 года под руководством Игоря Курчатова и продолжались более семи лет.

Новое оружие не имело официального названия, поэтому в разных источниках его именуют по-разному - «изделие В», РДС-202, РН202, АН602. В широком же обиходе закрепилось эффектное название «Царь-бомба». Работу над ней вел НИИ-1011 Министерства среднего машиностроения, приказ об организации которого был подписан 5 апреля 1955 года.

В конструкции «Царь-бомбы» применялась трехступенчатая схема. Форсированный атомный заряд первой ступени (мощность 1,5 мегатонны) запускал термоядерную реакцию во второй ступени (мощность 50 мегатонн), а она в свою очередь инициировала так называемую реакцию Джекила - Хайда в третьей ступени, состоящей из блоков урана-238 (мощность 50 мегатонн). Название реакции, кстати, взято из романа Роберта Льюиса Стивенсона, где мирный доктор Джекил, выпив определенное снадобье, превращался в отвратительного и буйного мистера Хайда. Так «мирный атом» превращался в чудовищное оружие. Позднее такой вариант «Царь-бомбы» отвергли из соображений экологической безопасности. Уровень радиоактивного загрязнения был бы слишком высок. В реальной конструкции урановые блоки третьей ступени заменили на свинцовые, искусственно снизив энерговыделение почти вдвое.

Расчеты показывали, что подогнать «Царь-бомбу» под габариты существующих самолетов не получается. Поэтому ее проектирование шло в непосредственном контакте с бюро знаменитого авиаконструктора Андрея Туполева, который назначил руководителем темы своего заместителя по системам вооружения Александра Надашкевича. В качестве носителя было решено использовать Ту-95. Однако его конструкцию серьезно доработали: сняли фюзеляжные топливные баки, построили новый балочный держатель. Летом 1956 года новый самолет Ту-95В (или Ту-95-202) прошел цикл испытаний и был передан заказчику. Тогда же был построен габаритновесовой макет «Царь-бомбы», значившийся в документах под шифром «изделие 202» и получивший в обиходе имя «Иван». Он имел невиданные характеристики: масса 26 тонн, длина - 8 метров, диаметр - 2 метра. Тренировочные сбросы «Иванов» продолжались до конца 1959 года.

12 октября 1960 года глава советского государства Никита Хрущев, выступая с резким заявлением на 15-й Ассамблее ООН, заявил: «Мы вам покажем кузькину мать!», чем привел другие делегации в замешательство. Ходит легенда, что именно после этого выступления он отдал распоряжение о срочном изготовлении «Царь-бомбы». В действительности она была уже создана и готовилась к испытаниям.

Небо в огне

Хотя советские физики усердно работали над проектом, их тревожила гипотетическая опасность возникновения самоподдерживающейся термоядерной реакции в атмосфере, которую мог бы спровоцировать взрыв небывалой мощности. Академику Андрею Сахарову пришлось провести соответствующие расчеты, чтобы показать, что опасения беспочвенны.

В сентябре 1961 года самолет-носитель Ту-95В был перебазирован на авиабазу «Оленья» на Кольском полуострове. Выяснилось, что реальное «изделие» несколько больше макета, поэтому специалисты ускоренно доработали системы держателя и сняли створки бомбоотсека. 6 октября экипаж самолета во главе с майором Андреем Дурновцевым провел тренировочный сброс бомбы большой мощности над полигоном Новая Земля.

Наконец наступило 30 октября - долгожданная дата «Ч», приуроченная к XXII съезду КПСС, который проходил в Москве. «Царь-бомбу» окончательно собрали, проверили и подвесили на самолет. Причем для этого пришлось вырыть специальный котлован, потому что размеры «изделия» не позволяли осуществить стандартную операцию с обычного аэродромного покрытия.

Ту-95В взлетел в 9:27 и взял курс на Новую Землю. Через некоторое время за ним отправился самолет-лаборатория Ту-16А. Через два часа «Царь-бомба» была сброшена над полигоном с высоты 10,5 километра. Взрыв произошел в 11:33. Эффект был такой, словно в небе зажглось новое солнце.

Хотя Ту-95В успел улететь на расстояние 39 километров, ударная волна сбила его, бросив машину в пике. Бомбардировщик потерял почти километр высоты, прежде чем Андрей Дурновцев сумел выровнять его. Там, где была бомба, раздувался огненный шар - его радиус позднее оценили в 4,6 километра. Ядерный гриб поднялся на высоту 67 километров. Ощутимая сейсмическая волна трижды обогнула земной шар. Удар и звук взрыва были зафиксированы на расстояниях до 2-3 тысяч километров. По северному побережью СССР прокатились цунами. Реальное энерговыделение составило 58,6 мегатонны.

Главная цель испытаний была достигнута: Советский Союз продемонстрировал, что располагает оружием, разрушительная сила которого как минимум вчетверо превосходит силу бомб, которыми располагают США. Газета «Правда» многозначительно заявила, что испытанное оружие - «вчерашний день» и что советскими учеными «созданы еще более мощные заряды».

Мир и впрямь содрогнулся, увидев «кузькину мать». Хотя испытания «Царь-бомбы» не смогли отменить возникновение и развитие Карибского кризиса, они, безусловно, повлияли на решение американского президента Джона Фицджеральда Кеннеди остановить эскалацию и перейти к политике компромиссов в международном противостоянии. Угроза глобальной войны на время отступила...

Антон ПЕРВУШИН



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Историческое расследование     Следущая












Интересные сайты: